2019-04-04T17:03:38+03:00

Как я был сирийским беженцем в Германии. Часть 1

Российский журналист с арабскими корнями внедрился в немецкие лагеря для мигрантов, чтобы понять: кто эти люди - затаившиеся террористы или мирные граждане, бегущие от войны?
Поделиться:
Комментарии: comments89
Мигранты боготворят канцлера Ангелу Меркель, которая пустила их без всяких оговорок в зажиточную Германию.Мигранты боготворят канцлера Ангелу Меркель, которая пустила их без всяких оговорок в зажиточную Германию.Фото: REUTERS
Изменить размер текста:

- Документы и чемодан можешь оставить у меня. Собери в сумку только самое необходимое. И если что, ты меня не знаешь - мы просто встретились на улице и ты попросил земляка перевести пару фраз для полиции, - наставляет мой школьный друг Фирас (здесь и далее все имена в целях безопасности изменены).

Фирас переехал из сирийской Латакии в западногерманский Мюнстер в 2014-м, оставив дома мать, сестру и невесту. Вместе с ним в те же годы в сытый Евросоюз потянулись миллионы мигрантов с Ближнего Востока и из Африки. Их принимали без документов. А когда бумаги на срочную шенгенскую визу подавал я, то мне чуть не отказали из-за того, что я… российский журналист, требовали пояснить, с какой целью направляюсь в Евросоюз. Притом что в ЕС вместе с потоком беженцев вполне легально проникли сотни сторонников ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация).

ИГРА «КОГО БОЛЬШЕ?»

Мой путь начался с Дюссельдорфа, на богатом западе Германии. Все легально - шенгенская виза, забронированный на первую ночь номер в гостинице, отпечаток пальца на погранпункте в аэропорту. Это главная проблема моей операции «Внедрение»: в лагере для мигрантов у меня тоже снимут «пальчики», и тогда моя легенда рухнет.

Но пока надо хотя бы доехать до города Мюнстер (два часа от Дюссельдорфа), где у меня есть друг Фирас.

В пригородном поезде начинаю мою любимую игру «кого больше?». В час пик в московской подземке она убивает время: за один перегон надо подсчитать людей в вагоне. И прикинуть, сколько едет условно русских и, очевидно, нерусских. Никакого расизма - просто социологический интерес.

В Дюссельдорфе счет далеко не в пользу немцев.

МИГРАНТОВ ТУТ ЛЮБЯТ

Наконец-то я в Мюнстере. Сидим с Фирасом неподалеку от полицейского участка. Он заканчивает инструктаж, перед тем как я пойду «сдаваться».

А когда Фирас приехал сюда пять лет назад, все пришлось постигать самому - проводника не было. Но и нужды бежать - тоже: семья в Сирии при деньгах. Но как только потекла полноводная река мигрантов в Европу, Фирас тоже решил поехать. Мир посмотреть хотелось.

Тогда, в 2014-м, богатый Мюнстер был наводнен беженцами, никакой системы по их отбору и расселению не существовало. То ли дело сейчас - иностранцев, по словам Фираса, на улицах стало в разы меньше. Пик их нашествия миновал. Вновь прибывших расселяют, пытаются адаптировать, ищут работу.

К счастью для Фираса и его друзей, в этих либеральных местах к мигрантам относятся терпимо (не то что в Восточной Германии). Настрой горожан подтверждают многочисленные «антифашистские» наклейки на стенах домов, агитирующие против «Альтернативы для Германии» - правой партии, борющейся с нелегальной иммиграцией.

Сколько въезжало мигрантов и когда.

Сколько въезжало мигрантов и когда.

ОПЕРАЦИЯ «ВНЕДРЕНИЕ»

- И еще, никаких телефонов. Отберут, вскроют трубу и депортируют к чертовой матери, - строгим тоном добавляет Фирас уже у самого входа в полицейский участок.

Вхожу. Внутри - целый отдел для мигрантов: пункт приема, комната ожидания.

- Добрый день, присаживайтесь, - спокойным тоном говорит женщина-сотрудник в форме.

- Этот человек хочет получить временное убежище. Я просто переведу, немецким он не владеет, - начинает игру Фирас.

Я ожидал картины маслом «допрос партизана в гестапо», но прошло все рутинно.

- ...наша семья поплатилась за то, что мы выступили против президента Башара Асада, - плел я. - У нас родственники жили в пригороде Алеппо. Полдома разбомбила российская ракета, оставшуюся половину отобрали власти. В общем, мне в Сирии находиться опасно.

Ожидаю от женщины-офицера хоть каких-то вопросов, но она бесстрастно, как робот, протягивает мне анкету, а сама звонит кому-то по мобильному. Бланк стандартный: имя, фамилия, полное имя родителей, откуда родом, как прибыл в Германию, какие документы в наличии. Естественно, в каждом пункте я соврал.

Тут в кабинет входит усатый мужчина в штатском с толстой папкой в руках. Видимо, женщина-офицер ему и звонила. Этот фрукт посерьезнее - сам сириец, знает язык.

ПЕРВЫЙ ДОПРОС

- Добро пожаловать! - громко по-арабски произносит он. - Вы откуда?

- Из Сирии, - говорю я, замечая, как ретируется мой спутник. (Хотя, размышляю я в логике полиции, Фираса тоже недурно бы допросить: кто этот парень с тобой, как давно вы знакомы… но нет.)

Переводчик-сириец продолжает:

- Я задам тебе пару вопросов, чтобы убедиться, что ты тот, за кого себя выдаешь. И отправишься в лагерь.

- И что, даже отпечатки пальцев не снимут? - как бы невзначай интересуюсь я (на деле только это меня и волновало, ведь именно «пальчики», взятые на границе, могли сдать меня с потрохами - вскоре офицеры полиции бы определили, что я не беженец, а россиянин, въехавший по турвизе).

- Обязательно снимут, - улыбаясь, отвечает мужчина. - Можно взглянуть на твои документы?

- Потерял, - чеканю заготовленный ответ.

- Ты, наверное, из Латакии (уловил акцент). А где конкретно там живешь?

Сообщаю адрес. Он просит описать объекты рядом с моим домом, название любимого кафе…

После «беседы» меня отправили в комнату ожидания, где сидели еще человек семь кандидатов в «новые европейцы».

Напряженная тишина. Пытаюсь по внешнему виду собравшихся определить, кто откуда. Вот эти двое - точно сирийцы. Еще в комнате - три африканца и двое пакистанцев.

ДОСЛОВНО

«Не следуйте за теми, кто призывает к этому (не пускать беженцев. - Ред.). Потому что ими движут предрассудки, холод, даже ненависть в их сердцах. Само собой мы принимаем людей, которые ищут убежища. Мы можем это сделать».

(Канцлер Германии Ангела МЕРКЕЛЬ сказала это в бундестаге в конце лета 2014-го. Считается, что именно эти слова стали реальным призывом для беженцев со всего мира ехать в Германию.)

Продолжение следует.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как я был сирийским беженцем в Германии. Часть 2

В первой части наш корреспондент находит своего знакомого из Сирии Фираса, который живет в богатом западногерманском Мюнстере и помогает ему под видом беженца попросить помощи у немецких властей. Чтобы проверить правдивость легенды, с нашим «мигрантом» вступает в беседу арабоговорящий сотрудник центра по приему беженцев. Но и наш корреспондент не лыком шит! (подробности)

Как я был сирийским беженцем в Германии. Часть 3

В первых частях наш корреспондент с арабскими корнями находит своего знакомого из Сирии Фираса, который живет в богатом западногерманском Мюнстере и помогает ему под видом беженца поселиться в мигрантском лагере. А там совершенно свободная жизнь: никто ничего не делает, молодежь ходит по ночным клубам, днем отсыпается, посещает уроки немецкого и получает за все это денежное пособие. Часть мигрантов уходит в криминал - торговля наркотиками, сутенерство. Наш корреспондент решает сбежать из лагеря в Мюнстере, чтобы поселиться в другом центре приема беженцев. Для чистоты эксперимента...(подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также