2019-04-03T22:19:22+03:00

Как я был сирийским беженцем в Германии. Часть 3

Российский журналист с арабскими корнями внедрился в лагерь для мигрантов, чтобы понять - кто эти люди: затаившиеся террористы или мирные граждане, бегущие от войны?
Поделиться:
Комментарии: comments126
Так выглядит завтрак в общаге для мигрантов. Все продукты выдаются бесплатно.Так выглядит завтрак в общаге для мигрантов. Все продукты выдаются бесплатно.Фото: Ильдар АЛИ
Изменить размер текста:

Окончание.

Часть 1

Часть 2

В первых частях наш корреспондент с арабскими корнями находит своего знакомого из Сирии Фираса, который живет в богатом западногерманском Мюнстере и помогает ему под видом беженца поселиться в мигрантском лагере. А там совершенно свободная жизнь: никто ничего не делает, молодежь ходит по ночным клубам, днем отсыпается, посещает уроки немецкого и получает за все это денежное пособие. Часть мигрантов уходит в криминал - торговля наркотиками, сутенерство. Наш корреспондент решает сбежать из лагеря в Мюнстере, чтобы поселиться в другом центре приема беженцев. Для чистоты эксперимента...

НА ЧТО ИДЕТ ПОСОБИЕ

В какой-то момент я понял: в Мюнстере уже несколько дней, а города толком не видел. У коллеги Фираса - Мохсена была машина, и парни (плюс еще один их друг, палестинец Хазем) с радостью провели экскурсию по любимым местам.

- Травы купили, можно и по девкам, - заключил Фирас. Я сразу отказался - все-таки дома жена. А вот Фирас, несмотря на невесту в Сирии, и другие парни были очень даже не против женского тепла.

На машине Мохсена выехали за город. Трасса усеяна «ночными бабочками». Все как на подбор жирные и вызывающе страшные. Зато европейской внешности.

Однако же какая нетолерантность! К смуглым парням в машину не захотела садиться ни одна. О грубости голодных ближневосточных мигрантов ходят легенды...

Тогда Фирас решил проявить инициативу и вышел к «бабочкам» сам. Мы остались ждать в машине. Минут через десять он вынырнул из-под придорожного баннера, за которым почти в полной темноте все и происходило.

Вполне себе довольный. Рассказал, что за все удовольствия отдал 30 евро. Пособия моих неработающих друзей-беженцев в 150 - 200 евро это позволяли (не забывайте, что в лагерях их снабжают бесплатной едой - об этом подробнее далее).

В Германии немало и тех, кто поддерживает миграционную политику Меркель. Такие плакаты с призывами остановить нацизм можно встретить в зажиточных западногерманских городках. Фото: Ильдар АЛИ

В Германии немало и тех, кто поддерживает миграционную политику Меркель. Такие плакаты с призывами остановить нацизм можно встретить в зажиточных западногерманских городках.Фото: Ильдар АЛИ

ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР

И вот я перебрался в Нойнкирхен - еще один зажиточный западногерманский городок. Беженцев, правда, там сейчас не селят - направляют в пункт размещения в соседний город Лебах.

В начале миграционного кризиса сюда свезли сотни выходцев из стран Ближнего Востока и Африки. И хотя лагеря были рассчитаны лишь на временное размещение гостей (месяц-два), многие из них уже четвертый год живут здесь словно в колонии-поселении.

Несколько десятков двух-этажных домиков с облупленной штукатуркой и убогим (по меркам Германии) благоустройством. По дворику слонялся седой мужчина. Способ завязать беседу в Германии у меня традиционный:

- По-арабски говоришь?

- Конечно, говорю.

- Палестинец?

- Палестинец.

Ну а дальше все просто. Нащупать слабое место (в данном случае ужасный вид домов), и жалобы 67-летнего Якуба полились ручьем.

- Нам тут все запрещено! Интернет, телевизор. Даже выехать за пределы Лебаха нельзя (показывает удостоверение личности с перечеркнутой страницей). Работать тоже не разрешают. В месяц получаем не больше 200 евро. Разве это деньги? Ну еще пару раз в неделю выдают батон хлеба, чтобы мы не подохли с голоду. И раз в полгода получаем штаны с трусами.

По ходу дела мы заходим в дом к Якубу. Чуть позже он забудет, что говорил, и выяснится, что, кроме хлеба, мигрантам еженедельно полагается колбаса, яйца, масло, рыба, макароны, сок, фрукты и минеральная вода. Даже мясо дают, но оно палестинца категорически не устраивает.

- Вы видели, как они забивают животных? Это же не халяль. Есть такое правоверному мусульманину запрещено.

- А откуда тогда эта халяль? - спросил я, кивая на таз с мясом на столе.

- Покупаем у турок. Очень дорого, - явно смутившись, ответил Якуб.

И мне подумалось: надо же, старичок живет почти в помойке, с больной женой, без денег и одежды (по его словам). На сухом пайке. Но больше всего его волнует правильность приготовления мяса. Религиозные мотивы то и дело в речи проскакивают. Интересно, если завтра сюда нагрянут полчища боевиков под черными флагами халифата, на чью сторону встанет Якуб? И сколько тут таких же, как он?

ТАРАКАНЫ И ДЕТИ

Лагерь Лебах - место и правда жутковатое. Крысы, тараканы, снующие повсюду босоногие сомалийские дети. И, как я уже писал, заметно повышенный уровень религиозности: женщины в хиджабах, а суровые мужчины - все как на подбор с густыми бородами и четками. Это уже не тот клубный и веселый студенческий Мюнстер. Здесь царит напряженная атмосфера ожидания. А в тихих и грязных коридорах общежитий вместо вездесущей немецкой попсы раздается протяжное чтение Корана.

Все, с кем мне довелось общаться, будь то мигрант или местный житель, либерал или националист, подтвердили: с приходом беженцев жизнь в Германии стала опаснее. Никто не знает, в какой момент и где может рвануть. Кто приехал работать и кормить семью, а кто собирает в подвале дома бомбу? За красивыми фасадами, комфортом и достатком скрывается страх. Немцы боятся. Я вижу это в их глазах, когда они смотрят на мое сирийское лицо.

ИМ НУЖНА ВОЙНА?

До франкфуртского аэропорта, откуда я полечу в родную Москву, меня тоже везет мигрант. Шофера со скидкой для своих мне посоветовали все те же мои сирийские знакомые. У «новых немцев» существует параллельное государство со своей инфраструктурой и целой сетью людей под любую прихоть.

Но в отличие от моих молодых друзей водила - мигрант со стажем: пожилой араб из Ирака, переехавший в Германию лет десять назад. Как говорится, когда это еще не было мейнстримом.

Всю дорогу мы обсуждаем немецкие дороги, машины, власть, нравы. И я прихожу к мнению: многие приезжие не только не уважают, но даже презирают коренных. Иракец от души смеялся, рассказывая, как к одному сирийцу пришли из «Югендамта» - службы опеки, чтобы отобрать детей.

- Дело было с моим знакомым - давно тут живет. И дети у него тут родились. Как-то чиновники из опеки к нему заявились: мол, учительница сообщила, что он дочери пощечину залепил. А кому из нас, арабов, отцы леща не давали? Мой друг сказал, что они могут войти, но найдут там лишь трупы детей. Он их лично зарежет. И себя тоже. Прикинется сумасшедшим или реально с ума сойдет. Так им и сказал. Такого немцы не ожидали и испуганно ушли.

- А вообще немцам нужна война, - заговорщически добавляет водила, отпуская руль и сжимая кулаки, как в боксерской стойке. - Как у нас на Ближнем Востоке. Может, это их встряхнет. Оживит. Они же как роботы: встают в шесть, идут на работу, приходят вечером домой и ложатся спать, чтобы снова встать в шесть.

И все-таки они делают «БМВ», «Мерседесы» и автобаны, на которых мы ездим.

А арабы - кальяны и кровавые междоусобные разборки. Ну еще нефть качают, - подумал я. Но говорить не стал, чтобы не высадили на полпути...

Комментарий эксперта

Интеграция произойдет, но частично

- Беженцам старше 35 - 40 лет не удастся интегрироваться в европейское общество. Это люди с уже сложившимся менталитетом, в подавляющем большинстве религиозные, которые свято чтут свои традиции, - говорит политолог Камран Гасанов. - А вот что касается молодого поколения, то у них другого выхода нет - им нужно будет получить образование, работать, жениться. Иностранный язык мигрантам в возрасте до 15 лет будет даваться намного легче, поэтому их степень интеграции будет в разы выше. При таком раскладе можно сказать, что половина из миллиона мигрантов не станут частью немецкого общества, а вторая сможет стать, но лишь частично. Только третье поколение беженцев, которые родятся в Германии (возможно, в смешанных семьях), будет чувствовать себя полноценными гражданами страны.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как я был сирийским беженцем в Германии. Часть 1

Российский журналист с арабскими корнями внедрился в немецкие лагеря для мигрантов, чтобы понять: кто эти люди - затаившиеся террористы или мирные граждане, бегущие от войны? (подробности)

Как я был сирийским беженцем в Германии. Часть 2

В первой части наш корреспондент находит своего знакомого из Сирии Фираса, который живет в богатом западногерманском Мюнстере и помогает ему под видом беженца попросить помощи у немецких властей. Чтобы проверить правдивость легенды, с нашим «мигрантом» вступает в беседу арабоговорящий сотрудник центра по приему беженцев. Но и наш корреспондент не лыком шит! (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также