2019-10-11T09:18:38+03:00

Хандке и Токарчук не читали, но поддерживаем

Наш корреспондент - о результатах Нобелевской премии, которые наши читатели сочли очень справедливыми и радостными
Евгения КОРОБКОВАспециальный корреспондент отдела культуры
Поделиться:
Комментарии: comments4
Австралийский писатель Петер Хандке.Австралийский писатель Петер Хандке.Фото: REUTERS
Изменить размер текста:

В целом, наши фейсбучане рады и называют нынешнее присуждение "Нобелевки" по литературе очень справедливым и адекватным. При этом справедливости ради стоит отметить, что творчество ни одного из двух награжденных нашим читателям толком не знакомо.

Основные радости связаны с 76-летним Петером Хандке. Австрийский писатель и драматург давно считался основным претендентом на "нобелевку". Поговаривали, что именно его награда ушла в 2004 году Эльфриде Елинек. Впрочем, сама Эльфрида отвела от себя волну народного гнева, сказав в одном из выступлений, что на ее месте должен был быть Хандке.

На русский язык Хандке переводился крайне мало, а если его и знают, то не по книгам, а по фильмам режиссера Вима Вендерса, дебютировавшего в 1971 году с лентой "Страх вратаря перед одиннадцатиметровым". Фильм, напоминающий стилистикой Хичкока, рассказывает историю вратаря, который во время футбольного матча в Вене сначала пропустил мяч, потом - поссорился с арбитром, а в завершение - еще и убил любовницу.

Следующий фильм по роману Хандке - "Небо над Берлином" получил уже всемирную известность. Историю про влюбленного в циркачку ангела, променявшего вечное небо над Берлином на возможность жить с любимой девушкой - полюбили многие, так, что спустя несколько лет Вендерс снял продолжение, в котором одну из ролей ангела гласности сыграл Михаил Горбачев.

В русскоязычной "Википедии" Хандке посвящена огромная статья, в которой подробно расписана действительно незаурядная и потрясающая биография. Один из важных ее моментов - автор симпатизирует Сербии, ездил в тюрьму к Слободану Милошевичу, отказался от премии Гейне и в своих интервью не стесняется говорить о роли славянских народов в победе над нацизмом и называет западные страны "мошенниками".

По поводу второго нобелированного автора все не так однозначно.

Обладательницей награды стала 57-летняя польская писательница Ольга Токарчук, чьи родители были выходцами из Советского Союза. Этого автора хорошо знают в Польше, а вот в нашей стране попытки привить прозу Ольги Токарчук пока не прижились. Издают ее в нашей стране с двухтысячных годов, но без особого успеха. Может быть потому, что книги Токарчук, хотя и называются романами, но по факту они представляют собой сборник эссе в европейском понимании этого жанра.

"Сегодня весь рунет будет проклинать Токарчук", - пошутил писатель Александр Молчанов, памятуя истерику с Алексиевич. Пока никаких проклятий не видно, разве что некоторые добрые, но не читающие граждане предположили, что раз уж женщину со славянской фамилией наградили "Нобелевской", то, скорее всего, она пишет гадости про рассею-матушку на манер Светланы Алексиевич.

Ольга Токарчук. Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Ольга Токарчук.Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

И будут неправы. Ни в каких высказываниях против нашей страны Токарчук замечена не была. И даже наоборот. В польском сегменте фейсбука вспоминают скандал пятилетней давности, когда сами же поляки вылили на Токарчук ведра народного гнева. После выхода романа писательницы о Речи Посполитой и присуждении Токарчук престижной польской премии, на нее обрушилось польское сообщество, припомнив ей украино-еврейское происхождение и требуя извинений. Причиной поднявшейся волны стала речь писательницы, в которой она позволила себе сказать, что неправильно представлять Польшу как толерантную страну, не оскверненную ничем злым по отношению к своим меньшинствам. "Мы делали ужасные вещи как колонизаторы, как национальное большинство, которое угнетало меньшинство, как владельцы рабов или убийцы евреев».

Несмотря на то, что Токарчук стала пятым польским автором, удостоенным Нобелевки, многие поляки пишут о том, что премии был более достоин польский поэт Адам Загаевский.

Желающим узнать о Токарчкук больше - рекомендуем обратиться к переведенному и изданному в нашей стране роману "Бегуны".

- Эта книга-притча, содержащая более ста новелл, которые перетекают одна в другую, - рассказала о "Бегунах" редактор "Эксмо" Юлия Раутборт. - Это роман в новеллах, главное в которых - не сюжет, а второй план, метафоричность. Главная метафора состоит в том, что все мы путники, все мы бегуны и совершаем путешествие от рождения и до смерти.

Ряд сюжетов «Бегунов» описывает нашу родную Москву, по которой кружит героиня Аннушка, пытаясь спастись от обыденности. Названием "Бегуны" обязаны русской старообрядческой секте, проповедовавших физический уход от зла. Сами того не ведая, такими "бегунами" становятся герои книги, сама автор, меняющая места жительства и места работы, москвичка Аннушка, бомжихи с Киевского вокзала...

Для интересующихся приводим автобиографические моменты из книги:

«Я окончила университет, но, по сути, никакой профессией не овладела, о чем очень сожалею; мой прадед ткал полотно, белил его - раскладывал на пригорке, подставлял палящим лучам солнца. Вот это по мне - сплетать основу и уток, однако переносных ткацких станков не делают, ткачество - ремесло оседлых народов…"

"Как уже говорилось, никакому делу я не обучена, и все же, несмотря на опасения родителей, мне удалось выжить, хватаясь то за одно, то за другое и ни разу не скатившись на дно».

"Я побывала официанткой, горничной в роскошном отеле и нянькой. Продавала книги, продавала билеты. На один сезон устроилась в маленький театр костюмершей и целую долгую зиму провела среди плюшевых кулис, тяжелых костюмов, атласных пелерин и париков. После университета я еще работала педагогом, консультантом в наркологическом центре, а в последнее время — библиотекаршей. Поднакопив немного денег, отправлялась дальше".

"Я недолго занималась тем, чему меня обучили. В одной из поездок, застряв без гроша в большом городе и устроившись в гостиницу горничной, начала писать книгу. Это была повесть, которую хорошо читать в дороге, в поезде, — я словно бы писала ее для себя. Книга-тартинка — умещается во рту целиком, не приходится откусывать".

"Я научилась писать в поездах, отелях и залах ожидания. На откидном столике в самолете. Я делаю пометки под столом во время обеда или в туалете. Пишу на музейной лестнице, в кафе, в машине, припаркованной на обочине. Записываю на клочках бумаги, в блокнотах, на почтовых открытках, на ладони, на салфетках, на полях книг. Чаще всего это короткие фразы, сценки, но иногда и выдержки из газет. Бывает, соблазнившись какой-нибудь выхваченной из толпы фигурой, я меняю свой маршрут и некоторое время следую за этим человеком, готовясь начать повествование. Метод хороший, я его совершенствую. С каждым годом мне, как всякой женщине, все больше помогает возраст — я сделалась невидима, прозрачна. Могу двигаться подобно привидению, заглядывать через плечо, подслушивать, как люди ссорятся, и наблюдать, как они спят, подложив под голову рюкзак, как разговаривают, не догадываясь о моем присутствии, только шевеля губами, формулируя слова, которые я собираюсь произнести от их имени".

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также