2019-12-11T17:23:51+03:00

Законопроект о домашнем насилии: Не дал ребенку компьютер? Сына могут забрать в детдом!

Разбираемся в скандальном законопроекте о домашнем насилии. Спасет ли он от разводов? Или только увеличит разрушение браков?
Поделиться:
Комментарии: comments76
Спасет ли законопроект о домашнем насилии от разводов?Спасет ли законопроект о домашнем насилии от разводов?Фото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

Страсти вокруг нового законопроекта о домашнем насилии полыхают не на шутку. А в студии Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM) о нем поспорили адвокат Людмила АЙВАР (мама четверых детей) и лидер православного движения «Сорок Сороков» Андрей КОРМУХИН (отец девятерых детей).

Закон о домашнем насилии спасёт женщин или разрушит семьи?

00:00
00:00

Не мама и папа, а родитель номер один и два

«КП»: - У нас и сейчас можно вызвать полицию, если вас бьют. Это могут сделать, например, соседи, если слышат шум из квартиры рядом. Для чего нужен новый закон?

Айвар: - Закон не о домашнем насилии, а о профилактике его. Мы реагируем, чтобы преступление не наступило. Лучше развести две конфликтующие стороны и дать им возможность либо примириться, либо расстаться. Если мы не будем вмешиваться - они поубивают друг друга.

Кормухин: - Дьявол в деталях. Основополагающий документ, на котором построен законопроект, это Стамбульская конвенция. Ее нам пытаются навязать с 90-х годов. Там как раз про насилие против женщин идет речь. Это плюс. Никто из нас не призывает колошматить жен. Но есть подводная часть айсберга. Под этим соусом нам навязывают гендерное равноправие. «Гендер» - это не биологический пол мужчины и женщины. Это социальный пол, которым себя ощущает мужчина или женщина. То есть эта история про гей-парады, про введение терминов «родитель один и два». А законопроект о домашнем насилии станет для этого отправной точкой.

Айвар: - В документе нет об этом ни слова. У нас 80% женщин сидят за насильственные преступления - это убийства мужей или сожителей. И они отбывают наказание только потому, что уже невмоготу было терпеть. А государство не смогло их защитить. Пара может мириться, расставаться, но должна быть профилактика и не должно быть искалеченных судеб.

Людмила Айвар. Фото: Евгения ГУСЕВА

Людмила Айвар.Фото: Евгения ГУСЕВА

«КП»: - А что такое профилактика?

Айвар: - Вот сейчас жертва обращается в полицию, и полиция не реагирует. Почему? Жертва через три дня или даже завтра прибежит в отделение, скажет: «Мы помирились. Я забираю заявление». А по новому законопроекту, если произошло такое обращение, эту семью поставят на учет, выдадут защитное предписание. По нему насильник не сможет подойти к жертве от месяца до года. Но если жертва захочет снять запрет, чтобы муж снова жил дома, легко сможет это сделать.

Надсмотрщик за ячейкой общества

Кормухин: - Данный закон вводит в семью штрейкбрейхера в лице государства или общественников. Они смогут контролировать мужа и жену, воспитание ими ребенка. Еще вводятся понятия психологического насилия, имущественного насилия. Пример. Мой ребенок проводит в планшете много времени, смотрит какие-то нехорошие вещи. Я в воспитательных целях отбираю у него планшет. Ребенок впадает в истерику и начинает кричать. Мой сосед, которому я чем-то не приглянулся, пишет на меня заявление: «Андрей Кормухин истязает своего ребенка». Приезжают ко мне домой и, не разбираясь, увозят ребенка на месяц. Мне выписывают предписание. И мы с женой не знаем в течение месяца, где наш сын. А я должен доказывать, что я не троглодит, а любящий отец. И из-за любви отобрал у него планшет. И получается, я ему нанес тот самый имущественный вред, так как планшет принадлежит ребенку. И я ему принес психологическое насилие.

Айвар: - И сегодня органы опеки не освобождены от того, чтобы наблюдать за происходящем в семье. Они и сейчас смогут прийти и забрать ребенка. Но в этом законопроекте написано, что есть профилактическая беседа, действия в отношении родителей, которые ненадлежащим образом ведут себя по отношению к ребенку.

«КП»: - А кто будет проводить беседу?

Айвар: - Органы государственной власти, соцзащита, общественные организации. НКО (некоммерческие организации, которым планируется передать контроль над семьями. - Ред.) не имеют права вмешиваться до тех пор, пока к ним не придет женщина и не скажет: «Возьмите меня в свой кризисный центр на месяц, потому что я не могу больше находиться дома». А вот соседи не вмешиваются абсолютно. Потому что соседи всегда думают, что вот они завтра помирятся, а я буду плохой. И масса случаев, когда даже при наличии истошных криков соседи не звонят в полицию - не хотят ввязываться. У нас инертное общество.

Кормухин: - Почему выделяют только насилие дома? Избиения женщин в подъезде, троллейбусе их не волнуют. Нужно бороться с общим насилием в нашем обществе. А так хотят выделить семью как опасную зону, где живут главные угрозы для человечества. Надо наделить дополнительными полномочиями участковых и полицию. Надо улучшить институты участковых инспекторов, туда направлять не по остаточному принципу, а профессионалов. Как был Анискин в СССР. А пока введите хоть 40 законов - система останется прежней.

Андрей Кормухин. Фото: vk.com

Андрей Кормухин. Фото: vk.com

Подумать в одиночестве

Айвар: - Давайте о законопроекте. Статья 4: поддержка и сохранение семьи. Индивидуальный подход к каждой семье и каждому лицу, подвергшемуся насилию. Добровольность получения помощи. Соблюдение уважения прав и законных интересов человека и гражданина, законности, обоснованность профилактических мер, недопустимость причинения человеку и гражданину психических страданий, имущественного вреда. Социальная защищенность и соблюдения конфиденциальности. Где вы тут видите пороки, о которых вы говорите?

Кормухин: - Где вы видите добровольность четырехлетнего ребенка?

Айвар: - Если вы будете лупить своего четырехлетнего ребенка, то, конечно, к вам придут. Законопроект, который никоим образом не наступает на пятки традиционной семье. Мы говорим о том, чтобы семьи не распадались. Какой-то период времени в одиночестве супругам нужен для того, чтобы понять - смогут ли они жить дальше вместе, примириться.

Кормухин: - Традиционная семья у нас подается как сборище, где лупят жен, детей, стариков. Такого нет! А нам хотят в ста процентах семей навязать наблюдающих! И этот закон разделяет еще больше людей между собой. К обсуждению не позвали церковь и сами многодетные семьи.

МНЕНИЯ

ПРОТИВ

Виталий МИЛОНОВ, депутат Госдумы:

- Что бы я поменял в самой идее? Первое: название. Пусть он будет закон о сохранении семьи. Зачем наводить ужасы вокруг мам, пап и детей.

Второе: убрал бы всяких чудаковатых общественников. У 90% сторонников этой идеи нет своих детей. И они будут приходить к нам в дом, чтобы учить нас любви и воспитанию.

Третье: оставил бы пункт только про физическое насилие. Зачем вводить эти размытые термины «психический и имущественный вред»? Они все равно работать не будут. Зато всякие соседи и активисты смогут шантажировать родителей: «Не дадите денег, отправим заявление - и ребенка заберут из семьи».

Четвертое: нужно расширить его применение. Надо со школы воспитывать мальчишек и девчонок, учить их семейной жизни. Без пошлости сексуальной. Показывать фильмы, объяснять, что счастье не только в деньгах. И тогда парень никогда не поднимет руку на свою супругу. Не из-за страха перед законом. А потому что он ее уважает и любит.

Пятое: сохранить пункты про кризисные центры, где женщина сможет спрятаться от насильника. Оставить судебное предписание, по которому обидчики не смогут приближаться к жертве.

А в нынешнем виде закон будет только разрушать семьи.

ЗА

Оксана ПУШКИНА, депутат Госдумы:

- Сегодня мы рожаем детей больными - таких 40%, в основном ментальные диагнозы. Это о чем говорит? О том, что мы зачинаем - извините за это грубое, непарламентское слово - и вынашиваем этих детей порой в очень агрессивной обстановке. Потому что иногда твой партнер, твоя любовь, твой муж теряет контроль. Опять же невероятная агрессия в обществе. Домашний тиран должен понимать, что, если он только попробует занести руку над своей жертвой (или сын над своей мамой пожилой), его ждет не очень сладкое будущее. Закон поставит его в определенные рамки. Скажем, в западных странах насильника сразу же от жертвы изолируют. То есть если ты вдруг решил применить силу в отношении своей жертвы, жены, хочешь ее «воспитать как надо», ты должен понимать, что тут же покидаешь жилье.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Проект закона о домашнем насилии: Не купил жене шубу - уже насильник? Выселяйся из квартиры?!

"КП" пробует разобраться в документе, который вызвал немало споров

В телевизоре и интернете рвут друг на друге рубахи - депутаты и общественники спорят - зачем нужен и что нам принесет новый Закон о «домашнем насилии». Защитит женщин от мужей-тиранов? Или разобьет тысячи семей, сделает детей сиротами, отправив их в детдом, а родителей - в тюрьму? (подробности)

Екатерина Шульман: Полицейские не любят принимать заявления о побоях, так как знают, что 7 из 10 заберут в течение 3 дней

00:00
00:00

ЕЩЕ

Почему закон о домашнем насилии расколол общество на тех, кто сильно «за» и резко «против»?

Вокруг инициативы, которую в России еще только собираются принять, уже схлестнулись либералы и патриоты, феминисты и домостроевцы. Страсти кипят

«Не выноси ссор из избы», «За закрытыми дверями», «Муж и жена одна сатана». Что еще там у нас из народного. Ах, да, наше любимое: «Бьет, значит любит»… Все это и веками устоялось и, кажется, уже окончательно укоренилось на подкорках сознания. Потому-то, наверное, обсуждение Закона «О профилактике домашнего насилия» идет с таким скрипом. Я бы, может быть, и сама не понимала его значимости, если бы однажды не попала в ситуацию, когда ты жертва у себя дома, и никто-никто не может тебе помочь. (подробности)

Николай Стариков: Законопроект о домашнем насилии говорит о «психических страданиях». То есть зять сможет выселить пилящую его тёщу за страдания?

00:00
00:00

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также