Общество

Психолог о встрече с аптечным ревизорро: Я не увидела в ее состоянии тяжелой скорби

Медицинский психолог высшей категории рассказала корреспонденту kp.ru об общении с Екатериной Диденко
Екатерина Диденко попросила друзей в своем блоге в Инстаграме найти ей психолога

Екатерина Диденко попросила друзей в своем блоге в Инстаграме найти ей психолога

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Ольга Коротина поделилась, что уже 30 лет работает с людьми, ей приходилось сталкиваться с разными случаями, но подобную ситуацию она видит впервые.

- Вчера Екатерина Диденко попросила друзей в своем блоге в Инстаграме найти ей психолога, - рассказывает Ольга Коротина. - На меня вышли редакторы Первого канала, и так я оказалась у нее дома. К этому момент Екатерина пообщалась уже с двумя или тремя психологами. Она вела себя достаточно сдержанно. Ровно. Всплакнула лишь раз, но быстро успокоилась.

- О чем она говорила?

- Говорила о предстоящих похоронах мужа, вернее – о кремации его тела. Она сказала, что не ожидала, что такое может случиться. Это был сюрприз от мужа. И она не знала, что будет сюрприз с сухим льдом. Она повторяла это несколько раз. Спрашивала, как быть с детьми. Как сказать им, что папы больше нет.

- Что вы ей посоветовали?

- Дети маленькие – 4 и 1,5 или 2 года. Я рекомендовала ей не брать их на похороны. Для таких детей, для их психики это может быть серьезная травма. И в дальнейшем повлияет на их психологическое развитие. Ведь они еще не готовы к осознанию смерти. Поэтому пока этот вопрос остался открытым – как сказать: куда делся папа. При этом она продолжает вести свой блог, обращаться к друзьям за поддержкой.

- Ее, кстати, сильно за это осуждают. К чему такая публичность?

- Если говорить о публичности, когда умирают известные люди, о них пишут ежедневно. А онколог Андрей Павленко вел свой блог до конца своих дней.

- Но он это делал с пользой для других. Показывал, что нельзя сдаваться перед болезнью.

- Это да. Но и для Екатерины такая жизнь привычна. Она настолько погружена в виртуальный мир, что ей сложно осознать, где реальность, а где нет. И если она не будет вести свой блог, то впадет в еще большее невротическое состояние. Блог для нее – это общение с людьми. И через виртуальный мир, в котором она живет, где она реализована, она чувствует себя уверенно, это внутренняя потребность. И если она ее не будет закрывать, то ей станет хуже.

- Но ей и так сейчас хуже некуда…

- Когда человек в стрессе, у него могут быть непредсказуемые состояния. В данном случае давайте считать, что блогер - это профессия. И она не может такое событие в своей жизни не отразить публично. Я не оправдываю ее, но и не осуждаю. То, что с ней сейчас происходит, это реакция на стрессовую ситуацию, это ее определенная психологическая защита.

- Но тем не менее эту психологическую защиту она делает через фильтр. Выходя в инстаграм, она включает специальный фильтр, чтобы выглядеть красиво и артистично. Не цинизм ли это?

- У меня тоже создается такое впечатление, что она относится к этому как к некоему сценарию. Она находится внутри спектакля и играет в нем определенную роль. Но чем закончится этот спектакль неизвестно.

- На одной из ее съемок в инстаграме видно, что позади сидят мамы – ее и мужа. Неужели они не могут остановить этот спектакль?

- Я вчера общалась с мамой мужа. Она в очень тяжелом психологическом состоянии. Она вообще себя никак не чувствует и не осознает. Для нее это единственный сын. Она говорит, что он ушел и меня больше не существует.

- Екатерина принимает успокоительные препараты?

- Она мне ничего об этом не сказала. Но у нее живая мимика, нормально разговаривает. Не похоже, что она что-то принимает.

- Вас не удивило ее спокойное состояние?

- У всех разная реакция на стресс. Но она общается, соглашается прини