Общество

Собчак, влопавшаяся в революцию, Клеопатра и ее бойфренды, трагедия "Фургал" в трех действиях и сладостное коммунистическое учение

Взгляд публициста Максима Соколова на события минувшей недели
Арест Сафронова вызвал негодование прогрессивной общественности

Арест Сафронова вызвал негодование прогрессивной общественности

Фото: REUTERS

Арест бывшего журналиста, затем бывшего сотрудника Роскосмоса, а ныне предполагаемого государственного изменника И. И. Сафронова вызвал негодование прогрессивной общественности, твердой в убеждении, что чекистам нельзя верить ни при каких обстоятельствах, все заявляемое ими есть ложь от первого и до последнего слова, да и вообще шпионов не бывает по определению – по крайней мере, в России.

Страсти разгорелись столь нешуточные, что попутно под замес попали и особы, отношения к делам разведки и контрразведки не имеющие – по крайней мере, так казалось. Видная деятельница отечественных СМИ К. А. Собчак повторила судьбу видного деятеля московского стройкомплекса С. М. Громова, попавшего под замес в 1884 г., когда передовое студенчество решило устроить кошачий концерт перед зданием одного реакционного СМИ – ну, вроде как сегодня студенты ВШЭ пришли бы концертировать на Яму, перед зданием ВГТРК. Подрядчик Громов, выйдя из трактира в самом благодушном настроении, увидел концерт, решил подойти поближе, и тут его заарестовали за компанию. Тем более, что двухметроворостый богатырь, обиженный конным жандармом, спешил его и бросил в снег.

Тогда чумовозок не было, и неравнодушных людей при массовых задержаниях вели в участок по образу пешего хождения.Увидев в толпе арестантов своего хозяина, приказчик Громова крикнул: "Сидор Мартыныч, что с вами?". "Агапыч, беги домой, скажи там, что я со скубентами в ривалюцию влопалси! — изо всех сил рявкнул Громов.

Аналогичным образом при протестах на Лубянке влопалась в революцию и К. А. Собчак, причем поездкой в автозаке ниспосланные ей испытания не ограничились. Бдительное руководство партии "Коммунисты России", очень любящее в связи с самыми различными поводами наносить "Десять (или сколько получится) сталинских ударов", решило подвергнуть сталинским ударам и К. А. Собчак, заподозрив ее наряду с И. И. Сафроновым в работе на чешскую разведку. Подозрение тем более основательное, что род Собчаков имеет чешские корни. Не довольствуясь проверкой пани Собчаковой, "Коммунисты России", потребовали копать глубже и проверить на связи с пражскими спецслужбами также ее мужей К. Ю. Богомолова и М. Э. Виторгана.

Оно и верно, "Проверочка – она для всех проверочка", но ведь шпионить или работать связным возможно и без свидетельства о браке. Так что проверить необходимо и незарегистрированных партнеров К. А. Собчак.

Но тут возникла закавыка, описанная еще в повести А. С. Пушкина "Египетские ночи". Там итальянец-импровизатор, сочинявший стихи, не отходя от кассы (что-то вроде Гражданина Поэта), получив тему для стихов "Клеопатра и ее бойфренды", объяснил свое затруднение: "О каких бойфрендах здесь идет речь, perché la grande regina aveva molto (потому что у великой царицы их было много)".

Великая львица по праву может носить почетное звание Клеопатры Невы, но тогда граждане чекисты при попытки нанести сталинские удары столкнутся с той же проблемой, что и гражданин импровизатор. На Лубянке партнеры львицы образуют чудовищную очередь на проверку, и работа учреждения будет полностью парализована. Вождь коммунистов товарищ Максим (М. А. Сурайкин), понимая недопустимость этого в нынешний суровый час, предложил паллиативную проверку только официальных мужей.

Великая львица по праву может носить почетное звание Клеопатры Невы

Великая львица по праву может носить почетное звание Клеопатры Невы

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Но расширенные шпионские страсти этим не ограничились.

А. А. Навальный, признанный лидер непримиримой оппозиции вдруг заявил: "Я считаю бесчестным и лицемерным, когда нам говорят: арестован очередной журналист, давайте защищать журналистов. Иван Сафронов — советник Рогозина, он пиарщик главы „Роскосмоса“. Вот Рогозин — бессмысленный журналист, и взяли такого же бессмысленного журналиста, который бы занимался пиаром этого Рогозина".

Раздались возгласы "спалили агента" (не Сафронова, а Навального), и никогда Штирлиц не был так близко к провалу. У нас теперь вообще сплошные "Семнадцать мгновений весны", и Алексей Анатольевич, получая разнообразные сопряженные со смертельным риском задания от Юстаса, Алекса и кобеля рябого, меланхолически напевает: "Я прошу, хоть ненадолго, боль моя, ты покинь меня". Но уж такова жизнь секретного агента, совсем не медом намазанная.

Но, впрочем, возможно шпиономания к А. А. Навальному совсем неприменима, а дело просто в исключительной ревности Алексея Анатольевича – ревнив, как бритва. Впрячься за Сафронова (Иванова, Петрова, Рабиновича) означало бы изменить неуклонному принципу всегда быть женихом на каждой свадьбе и покойником на каждых похоронах. Ибо в случае впрягания женихом и покойником оказался бы Иванов, Петров etc., а отнюдь не борец с жуликами и ворами. Что недопустимо.

И тем менее хочется ему впрягаться за хабаровского губернатора С. И. Фургала, вдруг арестованного по обвинению в мрачных злодействах, совершенных им в 2004-5 гг. "На границе тучи ходят хмуро, край суровый тишиной объят, на высоком берегу Амура часовые родины стоят" – часовые родины приняли губернатора и тут же отправили его авиационным "сталинским маршрутом" в Москву. Что, впрочем, имело место и в 30е гг.

Пока что ситуация сильно напоминает представленную в С.-Петербурге в декабре 1805 г. трагедию В. А. Озерова "Фингал" в трех действиях с хорами и пантомимными балетами, пользовавшуюся огромным успехом и продержавшуюся на сцене полвека.

Древний кельтский герой Фингал, царь Морвенский является любимцем народа –

"И все в Фургале (т. е. в Фингале), зрят как браней божество,

Которому что бой, то ново торжество".

Он проходит через большие опасности, но в итоге опять побеждает. Возможно, и любимого в народе Фургала по итогам нынешних пантомимных балетов ждет желанный хэппи-энд.

Но самую благую долю избрал себе лидер КПРФ Г. А. Зюганов. Не интересуясь ни шпионскими детективами, ни театральными хорами и балетами, он вместо этого посвятил себя составлению "Энциклопедии юного пчеловода". По случаю издания книги он намерен рассказать "о своем увлечении пчеловодством, вопросах продовольственной безопасности и актуальных проблемах пчеловодческой отрасли".

Это важный политический ход. В видах борьбы с антикоммунизмом лидер КПРФ явится в Думу в костюме пчеловода с защитной сеткой и дымарем – устройством для подкуривания оппонентов дымом с целью их усмирения. Тем же, кто готов покаяться и принять сладостное коммунистическое учение, Г. А. Зюганов будет умножать сладость, причащая их медом с собственной пасеки.