Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+16°
Boom metrics
Политика20 мая 2021 6:39

Николай Платошкин: «В России условный приговор — вообще как оправдание»

Журналист и политик был приговорен 19 мая к 5 годам условно и штрафу в 700 тысяч рублей. Сразу после приговора он рассказал в эфире радио «Комсомольская правда» журналисту Эдварду Чеснокову - что собирается дальше делать
Журналист и политик был приговорен 19 мая к 5 годам условно и штрафу в 700 тысяч рублей. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Журналист и политик был приговорен 19 мая к 5 годам условно и штрафу в 700 тысяч рублей. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Чесноков:

- Николай Николаевич, как вы оцениваете этот приговор?

Платошкин:

- Сегодня я ехал на суд уже с вещами, без шнурков и без ремня, так как прокуратура просила мне 6 лет реального срока. Адвокаты смеются, говорят, что в России условный срок по сравнению с реальным – это вообще как оправдательный приговор. Потому что в России, к сожалению, оправдательные приговоры, вы знаете, огромная редкость. Я, естественно, приговор буду обжаловать, потому что считаю, мне не в чем быть виноватым.

Чесноков:

- Можете ли вы назвать какие-то процессуальные нестыковки в ходе суда и приговора?

Платошкин:

- Я вам всё могу назвать, потому что суд закончился. Ну, например, как вам обвинение, за которое мне дали 5 лет: Платошкин призывал к законным акциям, но подразумевал под этим массовые беспорядки? По-моему, это бред.

Вторая статья. Мне вменялось, что я распространял заведомо ложные сведения в период пандемии. Знаете, какие? Я считал, что правительство слишком поздно закрыло государственную границу России после объявления Всемирной организации здравоохранения…

Чесноков:

- Ну, это такое оценочное суждение – поздно, рано.

Платошкин:

- Эксперт Следственного комитета так и пишет: это мнение Платошкина. Но в том числе за это мне впаяли штраф 700 тысяч рублей. Помимо условного срока.

Чесноков:

- А у вас есть предположение почему? Вы же разоблачали версию нынешней Чехии о том, что плохой Советский Союз ввел войска, чтобы задавить «Пражскую весну». Может, заказчики вашего дела, они не в России, а за границей?

Платошкин:

- Знаете, я специалист по Чехии. Вы правильно сказали, что я в двух томах разоблачил как раз эту версию, что Советский Союз был виноват в событиях в Чехословакии 68-го года, но те люди, которые меня пытались прессовать, их надо искать здесь. Это те, кто не хотел, чтобы я участвовал в думских выборах. Мне пришили тяжелую статью потому, что это исключает возможность баллотироваться.

Чесноков:

- А может, вас хотят наоборот, раскрутить? Были же конспирологические версии, что вот Платошкину надувают рейтинг, чтобы он возглавил КПРФ.

Платошкин:

- Это мнение впервые кинул Жириновский, когда я баллотировался от КПРФ в Хабаровский край и составлял там серьезную угрозу для ЛДПР. Он кричал: Зюганов, отзовите Платошкина из Хабаровского края.

Чесноков:

- Все-таки какое-то объединение левых сил возможно накануне осенних выборов? А то сейчас они все больше размежевываются.

Сразу после приговора он рассказал в эфире радио «Комсомольская правда» журналисту Эдварду Чеснокову - что собирается дальше делать. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Сразу после приговора он рассказал в эфире радио «Комсомольская правда» журналисту Эдварду Чеснокову - что собирается дальше делать. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Платошкин:

- Буквально за пару дней до ареста я написал открытое письмо Зюганову с просьбой создать единый координационный орган левых сил, теневое правительство. Я считаю, что сейчас на думских выборах надо объединяться левым и демократическим силам. А там народ пусть решит.

Чесноков:

- Я сильно сомневаюсь, что левые объединятся. Сейчас наоборот, возникает множество альтернативных проектов – прилепинцы, и так далее.

Платошкин:

- Прилепин назвал меня придурком. Видимо, у него все доктора наук - придурки.

Чесноков:

- Какие ваши ближайшие политические планы?

Платошкин:

- Я буду помогать оппозиционным кандидатам левого толка на выборах в Думу, даже если сам баллотироваться не буду.

Чесноков:

- А что нам делать с Чехией? Неожиданно она и дипломатов наших высылает, во Врбетице находят Петрова и Боширова...

Платошкин:

- На мой взгляд, как надо работать с бывшими социалистическими и малыми странами, особенно славянскими. Ведь у нас и с Польшей еще плохие отношения. Здесь надо быть более хитрыми, что ли. Вот я вспоминаю 90-е годы, когда наш посол в Праге сказал: «Да если вы в НАТО вступите, мы вам всю нефть отключим». В результате они не только вступили, но еще и нефтепровод построили в Триест, и мы там рынка лишились. Здесь надо работать более гибко. Чехи, как любая маленькая нация, но очень культурная, древняя, они любят людей, которые ими интересуются реально. И любой сотрудник нашего посольства в Праге должен блестяще владеть чешским языком.

Чесноков:

- А какие-то жесткие ответы…

Платошкин:

- Памятник Коневу в Праге демонтировали в апреле 2020 года. Я тогда резко выступал против этого. Но я старался показать человека, маршала Конева, как он освобождал Прагу, в каком состоянии тогда была Прага. Знаете, Конева называли в Праге не Конев, его называли Иван Степанович. Что бы сделал я, например? Ни в коем случае не грозить. Я бы поставил в Москве памятник Яну Жижке, например, военному герою чешского народа.

Чесноков:

- А что это за герой?

Платошкин:

- Это человек, который воевал против немцев в XV веке, и у него был девиз «Правда победит». У нас чехи сейчас ассоциируются с солдатом Швейком, человеком, который вроде как воевать не очень любят. А гуситы, они Берлин брали. И нельзя говорить «жест Праги», надо говорить: антироссийский жест части чешской политической элиты, которая настроена против нас. А там есть масса людей, которые настроены за нас. И на них надо опираться.

Чесноков:

- Но почему-то их голоса не слышны. Даже Земан что-то очень робко говорит.

Платошкин:

- Земан говорит не робко. Земан всегда выступал за дружбу с Россией.

Чесноков:

- Легко ли было находиться на домашнем аресте? Сколько месяцев вы там провели?

Платошкин:

- Я с 4 июня прошлого года до сегодняшнего дня с браслетом, который с меня сняли в зале суда, сидел в своей квартире, без прогулок, ну, за исключением, когда меня возили на следственные действия или в суд. Мне было тяжело, прежде всего, психологически. Понимаете, когда тебе шьют какой-то абсурд…

Чесноков:

- А вы какие-то физические упражнения дома делали, чтобы сохранить форму? Чем вы заменяли прогулки?

Николай Платошкин.

Николай Платошкин.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Платошкин:

- Знаете, мне иногда под двери, причем люди, которых я даже не знаю, приносили клубнику, иногда связку бананов, иногда человек грибы соленые приносил, которые он сам лично собирал. Просто оставляли. Потому что я не мог общаться, мне запрещено. Вот это мне помогало больше тренажеров.

Чесноков:

- А какие тренировки помогают физическую форму сохранить при этом?

Платошкин:

- Я считаю, что человек живет долго и вообще сохраняет физическую форму, если у него работает ум. Если человек работает над своим умом (это иностранные языки, шахматы, бильярд), умственная деятельность влияет на его физическое состояние.

Чесноков:

- И вы этим занимались на самоизоляции, так сказать?

Платошкин:

- Да, я читал. Кроме телевизора, мне все остальное было запрещено. Я изучал польский язык. Чешский я знаю…

Чесноков:

- Скажите, браслет, который вам надевали, чтобы контролировать ваши перемещения, он натирает ногу?

Платошкин:

- Нет. Здесь я должен поблагодарить Федеральную службу исполнения наказаний. Я год с ним проходил и, честно говоря, я начал его не замечать. С ним можно душ принимать…

ИЗ ДОСЬЕ КП

Николай Платошкин родился в 1965 году в Московской области. Мать — агроном, отец — инженер. Окончил школу с золотой медалью и МГИМО. С 1987 по 2006 год работал в советских и российских представительствах в ФРГ и США. Владеет 4 иностранными языками: немецким, английским, чешским, испанским.

С 2006 перешел на преподавательскую работу. Доктор исторических наук.

Затем стал популярным блогером и политиком, объявлял о создании своего движения «За новый социализм».

До мая 2020 года вел на радио «Комсомольская правда» программу «Итоги недели».