Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
Политика28 января 2022 17:44

Сергей Лавров: Россия войну не начнет! Но я не исключаю, что кое-кто хотел бы спровоцировать боевые действия

Министр иностранных дел России Сергей Лавров дал большое интервью четырем российским радиостанциям: «Комсомольской правде», Sputnik, «Эхо Москвы» и «Говорит Москва»
Публикуем наиболее важные заявления из интервью Сергея Лаврова

Публикуем наиболее важные заявления из интервью Сергея Лаврова

Глава МИД РФ ответил на множество вопросов по международной повестке дня и, в частности, рассказал:

- как наша страна расценивает ответ Запада на российские предложения по гарантиям безопасности и что готова предпринять для защиты своих интересов;

- грозит ли нам разрыв отношений с США;

- есть ли риск начала войны в Донбассе;

- почему нет смысла встречаться с президентом Украины Зеленским;

- как защитить российских граждан, задержанных в Белоруссии;

- о хитрой игре Запада в «деле Навального».

Публикуем наиболее важные заявления из интервью Сергея Лаврова.

ЗАПАД НАВОДИТ ТЕНЬ НА ПЛЕТЕНЬ

Маргарита Симоньян (Sputnik):

- Россия отправила американцам предложения по гарантиям европейской безопасности. Их ответ нас не устроил. Мы дали понять, что готовы защищать свои интересы самыми жесткими способами. Что имеется в виду - будет война?

Сергей Лавров:

- Если это зависит от Российской Федерации, войны не будет. Мы войн не хотим. Но и игнорировать наши интересы тоже не позволим. Мы получили от США и НАТО ответы, которые в западном стиле наводят тень на плетень во многом. Там есть рациональные зерна по второстепенным вопросам. Однако главное для нас – разобраться с концептуальными основами, на которых выстраивается европейская безопасность.

В 2010 году в Астане, а до этого в 1999 году в Стамбуле все президенты и премьеры стран ОБСЕ подписались под пакетом обязательств, в котором содержались взаимосвязанные принципы обеспечения неделимости безопасности. Запад выдирает из этого пакета только один принцип: каждая страна имеет право выбирать военные союзы. Но это право оговорено обязательством каждой страны не укреплять свою безопасность за счет безопасности других. Запад в своих заклинаниях о том, что политика открытых дверей НАТО священна, нарочито избегает даже ссылок на эту вторую часть обязательства.

Я направляю официальные запросы всем моим коллегам по ОБСЕ с обращением объяснить, как они собираются выполнять обязательства, под которыми их страны подписались на высшем уровне.

ЖЕСТКИЕ САНКЦИИ ЭТО РАЗРЫВ ОТНОШЕНИЙ

Роман Бабаян («Говорит Москва»):

- Если США продолжат действовать в том же духе, может ли это привести к разрыву отношений?

Сергей Лавров:

- Сейчас идет межведомственная проработка полученных ответов от США и натовцев. Упомяну, что на фоне бумаги, которую прислали нам из НАТО, американский ответ является чуть ли не образцом дипломатических приличий. От НАТО ответ настолько идеологизированный, настолько дышит исключительностью Североатлантического альянса, что мне было немножко стыдно за тех, кто этот текст писал.

Что касается угроз введения санкций, то американцам было прямо сказано: полное отключение нас от тех финансово-экономических систем, которые контролируются Западом, будет эквивалентно разрыву отношений. И я думаю, что они это понимают.

ЖДЕМ ЧЕСТНОГО РАЗГОВОРА

Владимир Сунгоркин («Комсомольская правда»):

- Сергей Викторович, я думаю, у многих, кто прочел наш документ, сложилось впечатление, что Россия уже выиграла какую-то войну, а Америка ее проиграла. Я имею в виду радикализм предложений: уйти на границы НАТО 1997 года и так далее. Ведь совершенно очевидно, что американцы не станут уходить из тех стран, где они расположились уверенно и комфортно.

Сергей Лавров:

- Наши предложения могут казаться запредельными, только если исходить из того, что, мол, американцы уже все тут забрали вокруг нас, так чего уж начинать еще как-то суетиться, дергаться. Мы хотим, чтобы с нами работали честно. Я процитировал обязательства, которые в рамках ОБСЕ были приняты на высшем уровне. И сейчас мы об этом напоминаем и будем добиваться, чтобы они не увиливали, а изложили, как они трактуют то, под чем подписывался их президент. И, если он подписался, просто исходя из того, что никогда Россия не сможет добиться обещанного в этих документах, ну, значит, надо в этом признаться.

Мы стоим на своей собственной территории, а американцы распластали свои военные базы вокруг Российской Федерации, вокруг СНГ, непонятно что делают в Ираке, куда их никто не приглашал. Если они хотят рассматривать тему размещения войск, там есть о чем поговорить. Мы нигде не находимся со своими вооруженными силами без приглашения принимающего государства.

Истерично раздувая тему Украины, требуя деэскалации, глава внешнеполитической службы Евросоюза Боррель и госсекретарь Блинкен нам сейчас повторяют как заклинание: мы очень надеемся, что Россия выберет путь дипломатии. Ловлю на слове. Потому что путь дипломатии мы выбирали многие десятилетия, после того, как исчез Советский Союз. И очень значимым результатом той самой дипломатии являются упомянутые мною договоренности в Стамбуле и Астане. Если вы за дипломатию, сначала выполните то, о чем договорились.

Владимир Сунгоркин:

- Это четвертая американская команда, с которой вы работаете в качестве министра. С кем вам было комфортно работать, с кем хуже?

Сергей Лавров:

- Я не хочу вдаваться в какие-то личные оценки того, как работается с новой американской командой. Со всеми нужно работать. Это наш принцип.

И, по большому счету, я могу сказать, что с каждым из коллег у меня были ровные отношения. Говорить мы могли всегда откровенно. Даже по вопросам, которые вызывали все большие и большие расхождения на межгосударственном уровне.

Владимир Сунгоркин

Владимир Сунгоркин

НЕ ДАВАТЬ ПОВОДА НАЦИОНАЛИСТАМ

Маргарита Симоньян:

- Мы совсем недавно спасли Казахстан. До этого спасли мир в Карабахе. Мы бесконечно спасаем наших бывших. Что мы имеем взамен? «Комсомольская правда» провела замечательное расследование: что пишут о России, о СССР, о царской империи в учебниках этих самых наших бывших, в том числе тех, которых мы спасаем (см. тут). Это очень увлекательное чтение.

Сергей Лавров:

- Проблема есть, ее никто не скрывает. Во многом она связана с тем, что новые независимые государства, которые вышли из состава Советского Союза, а до этого входили в состав Российской империи, впервые получили возможность создания собственных национальных государств. И здесь стремление как можно скорее утвердить свою национальную идентичность порой сопряжено с эксцессами. И так всегда бывает, когда разваливаются большие империи. Советский Союз, наследник Российской империи, был тоже, в общем-то, имперским образованием, хотя и гораздо более мягким и гуманным по сравнению с британской, французской империями и рядом других.

Я читал упомянутую вами статью в «Комсомольской правде» про учебники. Мы за последние годы неоднократно обращали внимание руководства в странах СНГ на то, что не нужно давать националистам поводы путем раскручивания непростых сюжетов нашей общей истории, которая, однако, в конечном итоге помогла всем народам, проживающим на этом огромном геополитическом пространстве, наладить свою государственность. Как бы ни стремились к самоутверждению новые независимые государства, надо избегать чрезмерных оценок, которые явно и, может быть, преднамеренно играют на руку ультрарадикалам и националистам.

Мы очень хотим избежать этих эксцессов, и делать это необходимо всеми средствами, включая так называемую мягкую силу, на которую нам надо выделять существенно больше ресурсов, чем сейчас. И наше министерство активно добивается систематизации деятельности государства на этом направлении. Хотя мы пока еще далеки от того уровня, которого достигли в этом деле ведущие западные страны.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров дал большое интервью

Министр иностранных дел России Сергей Лавров дал большое интервью

СЛЕДИМ ЗА СУДЬБОЙ ЖУРНАЛИСТА «КОМСОМОЛКИ»

Алексей Венедиктов («Эхо Москвы»):

- Сергей Викторович, позвольте о коллегах. Бюро «Комсомольской правды» в Белоруссии практически закрыто, а его глава сидит за решеткой. МИД всегда защищает наших журналистов, может, стоит активизировать усилия в этом вопросе и в адрес белорусского руководства?

Сергей Лавров:

- Вы правильно говорите, что мы должны всегда вступаться за права наших граждан, а таковых у нас, скажу в случае с американцами, просто похищено не один десяток. И за журналистов тоже необходимо заступаться, когда у нас есть для этого прямые основания. Мы выражали озабоченность тем, что происходило с корпунктом «Комсомольской правды». Там, как я понимаю, речь идет о конкретном гражданине Белоруссии. Это немножко другая история. И здесь любая страна, которая допускает двойное гражданство, если происходит что-то на ее территории, руководствуется своими законами.

Мы сделали немало для того, чтобы белорусские власти проявили понимание сложившейся ситуации. И сейчас у них, в общем-то, позиция такая, я не могу с ней спорить, что они готовы открыть любой корпункт, но пусть это будут сотрудники, которые являются гражданами Российской Федерации. Я думаю, что эта просьба не является чем-то совсем запредельным. Хотя повторю, мы за то, чтобы везде, в том числе, в Белоруссии и любой другой стране СНГ соблюдались права журналистов без каких-либо изъятий. И случаи, когда эти права откровенно нарушаются, мы по-прежнему будем эти вопросы ставить.

РЕАЛЬНО ЛИ СОЮЗНОЕ ГОСУДАРСТВО?

Владимир Сунгоркин:

- Сергей Викторович, спасибо большое за поддержку в нашей сложной истории в Белоруссии с сотрудником «КП» Геннадием Можейко, спасибо Алексею Венедиктову, что заговорил об этом. Можейко сидит уже 4 месяца и с ним не было даже ни единого допроса. Я обращался к президенту Белоруссии Александру Григорьевичу Лукашенко, но никакой реакции нет.

И дело не только в журналистах. На сегодня, по данным российского посольства, за решеткой в Белоруссии находятся 457 граждан РФ. Только что этот список пополнился еще одним человеком – это Виктория Цвикевич. Она была задержана за то, что когда шли демонстрации, сделала селфи на фоне патруля. Мы говорим постоянно о Союзном государстве, о том, что мы должны синхронизировать законодательство. Что в этом плане делается? Реально ли по-настоящему Союзное государство?

Сергей Лавров:

- Вы знаете, что у Союзного государства есть одобренные осенью прошлого года 28 союзных программ. Документы рамочные, они предполагают работу, которая уже началась, по наполнению каждого из этих 28 направлений конкретными правовыми решениями прямого действия. И, прежде всего, в экономике, в финансах, в транспорте, связи и так далее. В ближайшие два-три года эта работа должна завершиться, как решили президенты. И, конечно, это движение в сторону Союзного государства, уже гораздо более обладающего существенными полномочиями, чем раньше.

Накануне мы провожали в Белоруссию нового посла – Бориса Вячеславовича Грызлова, я вручал ему верительные грамоты, подписанные президентом. И на этой церемонии был и Владимир Ильич Семашко, посол Белоруссии в Российской Федерации. Я напомнил еще о таком направлении нашей совместной работы, как выравнивание прав наших граждан. Очень много уже сделано. Я думаю, 95 % прав выровнено. Но в некоторых областях еще остаются вопросы, которые требуется поскорее решить. В частности, условия предоставления медицинских услуг.

Но вопрос, с которого вы начали, не связан с тем, каким в итоге будет Союзное государство. Потому что, если даже уголовное законодательство будет полностью унифицировано, видимо, все равно будут случаи, когда есть и россияне, арестованные в Белоруссии, и белорусы, арестованные в России. Наше посольство регулярно следит за тем, как развиваются процессы по арестованным российским гражданам. Про Цвикевич я не слышал. Конечно, мы будем интересоваться ее судьбой. Да, здесь есть вопросы, которые требуют тесного взаимодействия правоохранителей. И очень важно, чтобы они решались по-союзнически. Мы будем эту линию проводить постоянно.

В «ДЕЛЕ НАВАЛЬНОГО» МНОГО НЕЯСНОСТЕЙ

Алексей Венедиктов:

- Я посмотрел список санкций прошлого года. Абсолютное большинство их связано с фамилией Алексея Навального, а не с Украиной. Россия не открыла уголовного дела по попытке отравления Навального, и Германия сказала: нет уголовного дела – нет правовой помощи.

Сергей Лавров:

- Если излагать проблему так, как вы, то у неискушенных слушателей может создаться впечатление, что все это правда. Обязательства Германии по Европейской конвенции о правовой помощи в уголовных делах не связаны с наличием или отсутствием у кого бы то ни было заведенного на кого-то уголовного дела. По нашим законам, уголовное дело может заводиться, когда есть факты.

Но мы до сих пор не получили ответ, кто прилетал за Алексеем Навальным. Почему, судя по объективным данным, самолет, который за ним прибыл в Омск из Германии, был заказан за день до того, как ему стало нехорошо.

Почему никому не показывают бутылку якобы со следами отравляющих веществ, которую привезла с собой Певчих (соратница Навального. - Ред.). Наши просьбы совместно эту бутылку обследовать, отвергаются. И утверждения о том, что обнаружены запрещенные отравляющие вещества в организме Алексея Навального, стали делаться после того, как в гражданской клинике Шарите у него ничего из запрещенного Химической конвенцией не нашли, а обнаружили все это в клинике бундесвера, причем за три дня всего-навсего.

Когда пару лет до того аналогичная история была со Скрипалями, и мы настаивали, что нужно руководствоваться не «хайли лайкли», а конкретными фактами, и приводили данные о том, что в Америке существуют почти 150 патентов с этим пресловутым «Новичком», и разрабатывался он и в Европе, нам тогда и Германия, и Франция, и Швеция, и многие другие клятвенно говорили, что у них таких технологий нет. Нельзя, не имея технологий, за три дня обнаружить это вещество в организме человека. Это любой мало-мальски грамотный химик знает. Не вызывает какие-то подозрения вся эта история? У меня вызывает. И глубокие.

О ЧЕМ ГОВОРИТЬ С «ПИАНИСТОМ» ЗЕЛЕНСКИМ?

Владимир Сунгоркин:

- Сергей Викторович, все же самый главный вопрос сегодня: полыхнет ли Донбасс?

Сергей Лавров:

- Повторю: Россия войну не начнет! Но я не исключаю, что кое-кто хотел бы спровоцировать боевые действия. Более ста тысяч военных сосредоточено на украинской стороне от линии соприкосновения. И киевский режим часть из этих вооруженных людей не контролирует. Все эти бывшие добровольческие батальоны, нынешние батальоны территориальной обороны, отряды сопротивления... Им даже раздают ПЗРК, призывают приносить с собой охотничьи ружья. Это уже просто милитаристский психоз. И то, что там у кого-то дрогнут нервы, я не могу исключать.

Владимир Сунгоркин:

- Почему мы с Зеленским не встречаемся? Он же комсомолец бывший, воспитанник Первого канала.

Сергей Лавров:

- Он еще и пианист.

Владимир Сунгоркин:

- Почему мы с ним все-таки не общаемся?

Сергей Лавров:

- Президент отвечал на этот вопрос: если Зеленский хочет обсуждать нормализацию двусторонних отношений, которые страдают от ущерба, нанесенного действиями его режима, мы готовы – пожалуйста, пусть приезжает в Москву, в Сочи, в Петербург, куда они договорятся. Но если он хочет обсуждать Донбасс, идите, пожалуйста, в контактную группу, в которой должны напрямую рассматриваться все вопросы урегулирования между Киевом и Донецком, Киевом и Луганском. А когда он заявляет, что не будет с ними разговаривать, это плохо для внутриукраинского кризиса.