Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
21 февраля 2022 13:15

Беженцы Донбасса: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца»

Военкор «КП» Александр Коц узнал, чего больше всего боятся жители народных республик, эвакуированных в Россию
Российскую границу уже пересекли свыше 10,3 тыс. человек.

Российскую границу уже пересекли свыше 10,3 тыс. человек.

Фото: Александр КОЦ

Сухие строчки новостной статистики. Российскую границу уже пересекли свыше 10,3 тыс. человек, в их числе более 4,5 тыс. граждан России. Сейчас уже наверняка больше - утренние цифры. Но вдумайтесь в них. Россия эвакуирует тысячи своих граждан, которые внезапно стали беженцами на своей земле.

- Россиян много здесь? – Спрашиваю в одном из 30-ти автобусов, стоящих на обочине в поселке Красный десант, что под Таганрогом.

Россия эвакуирует тысячи своих граждан, которые внезапно стали беженцами на своей земле.

Россия эвакуирует тысячи своих граждан, которые внезапно стали беженцами на своей земле.

Фото: Александр КОЦ

Добрая половина поднимают руки. Остальные признаются, что в процессе оформления российского паспорта. Цифры статистики в реальности - веселые малыши в ярких комбинезонах, которые находят себе развлечение даже в походных условиях. Это их мамы, которые переживают, что дети мерзли по дороге в Россию. И здесь стоят уже долго, а с расселением - непонятно. Никто ничего не говорит. Это бабушки, которые идут в поселковый магазин, чтобы побаловать внуков сладким. Это такие же люди, как те, что находятся сейчас рядом с вами. И в то же время с таким опытом, который не пожелаешь никому.

– Я сопровождаю детей-сирот из Горловки - 16 подростков. Ну, и я с ними – их сопроводитель. С маленьким своим ребенком, - говорит Наталья Лападина. - Нам буквально сказали за 15-20 минут собраться, собрать детей, все. И мы поехали. Вот полностью их документация, потому что в каждой папке их личная жизнь. У них ничего больше нет. Все что было, увезли.

Люди верят, что все закончится миром и можно будет вернуться домой.

Люди верят, что все закончится миром и можно будет вернуться домой.

Фото: Александр КОЦ

- На что надеетесь? Чем это все закончится?

- Надеемся, все-таки, миром. И мы скоро вернемся домой. Потому что дети очень хотят вернуться домой. Очень! Вот они едут всю дорогу: мы хотим домой, мы хотим домой.

- В 2014 году мы все время в Донецке были, – говорит Дарья из соседнего автобуса. - В подвалах сидели. Не выезжали никуда. А сейчас решили выехать, потому что боимся, что сильно будут бомбить. И то у меня мама осталась там, в Донецке. Мы с дочкой уехали.

Мало кто из пожилых людей может выехать.

Мало кто из пожилых людей может выехать.

Фото: Александр КОЦ

- А мама чего не поехала?

- Да ну, не захотела. Осталась дома.

- Вот сосед у меня такой, он остался, - говорит еще одна девушка Наталья. - Он морщится, я никуда не поеду, две квартиры… Ну, и бабушки, которые престарелые, они же тоже, куда они поедут? Мало кто из стариков может выехать. Не выехали те, у кого родители лежачие, парализованные, как их бросишь? Их же не бросишь.

На погранпереходе перед Новоазовском МЧС развернуло небольшой лагерь.

На погранпереходе перед Новоазовском МЧС развернуло небольшой лагерь.

Фото: Александр КОЦ

- С тяжелым сердцем уезжали?

- Конечно. Куда вернемся? Во что приедем? Мы не знаем. Может, мы вообще останемся без ничего. Работа, квартира, дом…

На погранпереходе перед Новоазовском МЧС развернуло небольшой лагерь. Здесь большого наплыва беженцев в данный момент нет. Сюда прибывают люди для временного размещения в отапливаемых палатках. Позже их организованно забирают на автобусах и распределяют по детским лагерям и пансионатам. Пожилой крепкий мужик, представившийся Олегом из Комсомольска, подошел сам. Говорит, виделись мы в 2014 где-то на дорогах войны.

Родители переживают за детей. За себя - нет.

Родители переживают за детей. За себя - нет.

Фото: Александр КОЦ

- Скажу честно, от себя. Вот реально с этим надо заканчивать! Понимаете? Не просто гнать. Гнать можно было в 14-м году, вот где-то, может, плюс-минус по-доброму. А я вчера посмотрел их комментарии, с Украины. Типа нас раскатают. Ну, это просто невыносимо. Мы уже не дождемся, честно говорю. Ну, ждем, ждем, ждем, ну, не кончается.

- Чего ждете?

- Хотелось бы, чтобы нас забрали. Я родился в Комсомольске и вырос. Мы никогда не знали, где граница с Россией. Я сам служил, тогда это Ленинград назывался город. Я жил там пять лет. Это была одна страна. Без границы. И замуж выходили, женились. Тут настолько все переплетено! Потом раз – поделили. Потом через время мы узнали, что там вот есть граница. И вот это пошло, пошло. И только хуже. Вот хуже, понимаешь?

А то, что на данный момент? Вот эти 8 лет? Все планы порушены. У каждого. Люди выбитые. Ни денег, ни работы… А еще начинается, как в тире. То есть, оно бахнуло, а ты не знаешь: тут разорвется или, допустим, за полкилометра. За детей страшно.

Веселые малыши в ярких комбинезонах находят себе развлечение даже в походных условиях.

Веселые малыши в ярких комбинезонах находят себе развлечение даже в походных условиях.

Фото: Александр КОЦ

- За себя нет?

- Самое страшное, если опять сейчас запросят перемирие и начнут замиривать, опять это до следующих волнующих встреч. Вот это самое страшное. Пусть ужасный конец, чем ужас без конца. Вот пусть лучше так.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Беженцы из Донбасса: «Будь проклята эта Украина»

Наш спецкор Александр Коц - на пути в Донецк, где вот-вот может начаться полномасштабная война (подробности)