Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
6 марта 2022 14:03

Валентина Терешкова: Исторической личностью и легендой себя не считаю. Я простая «Чайка»

Несколько фрагментов из жизни первой в мире женщины-космонавта, которая отмечает 6 марта день рождения
Первая женщина-космонавт, заместитель председателя комитета Государственной Думы РФ по международным делам Валентина Терешкова

Первая женщина-космонавт, заместитель председателя комитета Государственной Думы РФ по международным делам Валентина Терешкова

Фото: Евгения ГУСЕВА

...Накануне нынешнего юбилея Великой «Чайки» (позывной Терешковой во время полёта в космос 16 - 19 июня 1963-го) я не стал готовить для родной «Комсомольской правды» очередное интервью. Просмотрел свой архив и пришел а выводу: Валентина Владимировна уже достаточно много мне и моим читателям о себе рассказала. Выберу самые, на мой взгляд, интересные публикации... Точнее, фрагменты из них.

«У мамы телевизора не было. О том, что я в космосе, ей сказали соседи»

...А вот, пожалуй, самый эмоциональный момент одной из наших бесед...

- ...Маме, улетая на космодром, я написала несколько писем и попросила тех, кто остался в Центре подготовки полетов, чтобы они через пару дней их послали.

И 16 июня 1963-го (день старта Терешковой) мама сидит и читает мои сказки, как я прыгаю с парашютом. А я ей сказала, что меня взяли во второй состав сборной Советского Союза по парашютному спорту. И мама читает мое послание: не волнуйся, все хорошо, прыгаю. Ну вот... А как раз объявили! А у нас дома не было ни телевизора, ничего. И соседи все бегут: Елена, твоя дочка, Валентина, в космосе! Мама: да вы что, вот от нее письмо, она прыгает с парашютом, и никакого здесь космоса. Ну, а потом, у кого был телевизор, маму в ту квартиру привели…

- А что - хотя бы намекнуть-то нельзя было?

- Да я просто еще жалела маму

Потом она приехала встречать меня на аэродром. Ну, мы с Валерием Быковским (они с Терешковой летали в одно и то же время, но в разных кораблях. - А.Г.) докладываем правительству во главе с Никитой Сергеевичем Хрущевым о завершении полета. Я начала докладывать – ну, то, что положено. И вдруг слышу – мама громко так говорит: все - дочка меня обманула. Я на секунду остановилась... Ну, как, мама стоит рядом, плачет.

Потом были объятия и поздравления. Я маму обняла. «Обманула, дочка, обманула…» Я ей говорю: мамочка, мы потом с тобой поговорим. Подошли Никита Сергеевич Хрущев и Алексей Николаевич Косыгин. Говорят маме: «Елена Федоровна, это все-таки во имя большой тайны она вам ничего не сказала».

Мама часто потом вспоминала этот случай, что я ее обманула. Но это уже, знаешь, - так, по-доброму, по-матерински...

Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Покушение было на Брежнева, а восемь пуль полетели в «Чайку»

«У меня под ногами пролетели восемь пуль». Так называлось интервью с Терешковой, которое было, пожалуй, самым тяжелым для меня. А, может быть, и - для Валентины Владимировны тоже.

- ...Я должен извиниться, потому что у меня вопрос, который.., - нерешительно начал я.

- Опять сложный? - сочувственно посмотрела на меня «Чайка».

- Нет, не то что сложный…

- (Терешкова обращается к фотокору Жене Гусевой) Вы его можете потом побить? Хотя - ладно, не надо. (смеется) Он все-таки друг.

- Нет, я про это еще никогда у вас не спрашивал, вот про ЧП, когда вы ехали в машине с космонавтом Георгием Береговым и вдруг стрельба началась …

- В Кремле?

- Да...

(Речь о покушении на Генерального секретаря ЦК КПСС Леонила Брежнева 22 января 1969 г. Тогда под пули террориста Ильина попала машина с космонавтами).

- В машине еще был Андрей (Так Терешкова назвала Андрияна Николаева. - А.Г.) и был Леша Леонов. Подо мной, где я сидела, потом оказалось восемь пробоин. От пуль. И ни одна пуля не попала.

Наверное, оттуда (Терешкова смотрит вверх) меня охранял мой отец, Владимир Аксенович, который погиб в 27 лет в финскую войну. Он был танкистом. А я его любимая дочь. Мне было 2 годика, когда он был призван на фронт.

Мама осталась вдовой в 26 лет. И нас – трое. Мал-мала... Мои мама и бабушка, когда получили похоронку, папу очень долго оплакивали... И мама ждала, и мы все ждали. Никак не могли согласиться с тем, что папы нет. Но, к сожалению, отец не вернулся. И документы о том, где он погиб, как воевал, помог потом получить Дмитрий Тимофеевич Язов. Мы ему все до конца жизни будем благодарны.

А я любила приезжать в нашу деревню, где все очень по-доброму вспоминали отца. Он был первый парень на деревне. Тракторист, гармонист. И очень справедливый человек. И о нем такая теплая, добрая память...

- Вот когда в вас полетели пули, вы поняли, что это могла быть непоправимая беда?

- Ты знаешь, поначалу мы все бросились к водителю, чтобы оказать ему помощь. Но его сразу убило. Это был Илья Жарков, отец двух детей. И ранило офицера охраны, который рядом с ним сидел.

А я встать сначала не могла, потому что мне в сапоги стекло набилось – мелкое-мелкое... У меня в сапогах было полно стекла этого. Поэтому пришлось разуться. И посечены ноги были сильно... Но это, конечно, испытание. А первое, что в голове промелькнуло, - больная мама и маленький ребенок, как они без меня будут?

- Это было страшнее, чем космос?

- Нет, это совершенно несравнимые вещи.

А потом, космос – это работа. И не думаешь, что тебя ждет. Мы были молоды и у нас огромное было желание выполнить программу, потому что на связи были постоянно Сергей Павлович Королев и Юрий Гагарин. Ну, как можно подвести? Невозможно....

Она пыталась повернуть корабль к Земле, а он разворачивался в открытый космос

- Это вы, наверное, о том, - спросил я в тот раз у Терешковой, - какое тяжелейшее испытание вам приготовил космос? Когда во время посадки вы пытались повергнуть корабль к Земле, а он разворачивался в обратную сторону...

- Ну, эту ошибку я заметила еще в первые сутки и доложила Королеву и Гагарину. Там - на спуске - программа была запланирована не на приземление корабля, а на подъем.

...Сергей Павлович, он нас провожал. А накануне полета он всегда командира берет – Юра Гагарин у нас был – и вот мы втроем поднимаемся туда, где уже ракета с кораблем стоит. Вот садишься в кресло и - Сергей Павлович по всем нештатным ситуациям задает вопросы. А если что, ты как будешь, какие действия? И все ему отвечаешь. И когда закончился его экзамен, Королев вдруг говорит. (А вот ракета, а внизу - сетка.) Он так встал: «Чаечка, ты не бойся, видишь, сетка, она тебя поймает. Вместе с кораблем…»

Мы его все-таки птенцы, королевские.

Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

«Есть одна у лётчика мечта - высота, высота...»

В конце февраля 2016-го Валентина Терешкова вместе с Иосифом Кобзоном посетили российскую военную базу Хмеймим в Сирии. Мне посчастливилось сопровождать космонавта и певца в этой поездке.

Приведу здесь пару небольших фрагментов из моих репортажей.

– ...Ваш полет в воюющую Сирию – это чья инициатива? - спросил я у своих попутчиков.

– Наша, – улыбнулась Валентина Владимировна и посмотрела на Кобзона. Мэтр согласно кивнул.

– Вы несколько раз собирались с Иосифом Давыдовичем в Донбасс. Сам-то он уже шесть раз туда съездил, и мы все время с ним там были.

– А вот у меня не сложилось, – сказала Терешкова.

– Почему?

– Видимо, была не очень настойчива, – и снова многозначительно – на Кобзона.

Он промолчал. А я-то помню... «Валя вот снова хотела ехать со мной, – каждый раз, когда мы отправлялись в Луганск и Донецк, делился Иосиф Давыдович. – А я – нет! Рискованно».

На этот раз у женщины-космонавта №1 все сложилось, и она, похоже, была на седьмом небе... С Золотой Звездой Героя Советского Союза на лацкане походного пиджака.

– Меня же с Сирией связывает важное событие в моей жизни, – призналась она мне, но продолжать не стала.

Потому что начала подпевать Кобзону – а он, не теряя времени, стал прямо в самолете репетировать.

Пока мы мчались в ночи – так и летели одна за другой песни: «Есть одна у летчика мечта – высота, высота...», «Пора в путь-дорогу».

Во время интервью для "Комсомольской правды"

Во время интервью для "Комсомольской правды"

Фото: Евгения ГУСЕВА

Вот это дуэт!

...Когда воскресным утром подкрепление в составе генерал-майора Терешковой и маршала эстрады Кобзона прибыло на базу наших Военно-космических сил в Сирии, у трапа их встречала группа военных. Они козыряли: «Здравия желаем!». Гости улыбались...

А я напомнил Терешковой о важном событии, которое связывает ее с Сирией и о котором она говорила перед отлетом из Москвы:

– Видимо, речь идет о сирийском ордене, которым вас наградили?

– Да, это было в 1969 году. Я тогда приезжала в Сирию. Высший орден этого государства мне вручил Хафез Асад. Он был тогда министром обороны.

– Валя, тебе надо было сюда с этим орденом приехать, – сказал Кобзон.

– Да он большой – там и сам орден, и лента к нему...

Гости пошли готовиться к концерту.

...А когда нас повезли на сам аэродром, я понял, почему Терешкова решила отправиться в Сирию.

Там – на стоянке – мы увидели несколько истребителей. Одни только подруливали после приземления, другие – выполняли команду на взлет.

– Я тоже когда-то летала, – с грустью сказала Терешкова. – А потом, когда погиб Юра Гагарин, мне запретили.

– А летать хочется? – спросил я.

– Саша, ну что за вопрос?

– Дурацкий? Извините...

Певец Иосиф Кобзон и первая женщина-космонавт, Герой Советского Союза Валентина Терешкова во время визита на российскую авиабазу "Хмеймим" в сирийской провинции Латакия.

Певец Иосиф Кобзон и первая женщина-космонавт, Герой Советского Союза Валентина Терешкова во время визита на российскую авиабазу "Хмеймим" в сирийской провинции Латакия.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Терешкова подолгу останавливается у каждого самолета, говорит с пилотами на непонятном нам «летчиском» языке. Но нам-то ясно – молодые ребята просто влюблены в своих «ястребков» – в «таких легких, послушных и умных».

– Смотрите, а какие они у нас красивые! – не скрывают своего восхищения пилоты.

– А, может, хотите в кабине хотя бы посидеть? – спросили у Терешковой летчики, только что вернувшиеся с задания.

– Да конечно! – глаза Терешковой прямо загорелись.

Она по лестнице поднялась в кабину и... Долго потом не хотела спускаться на Землю.

В подарок - сирень. Целое дерево!

Так сложилось, что март для космической семьи первого отряда был, пожалуй, самым праздничным.

9-го - день рождения Юрия Гагарина, а 16-го - Владимира Комарова.

- Мы начинали с 6-го, - рассказывала мне Валентина Владимировна, - потом - вот дошли до 9-го, это был Юрин день, а затем ещё и 16 марта у Володи день рождения... Мы были одна семья. Во главе с Юрой. Так что… А мы с Юрой смеялись и говорили - наш мартовский месяц, месяц котов и кошек.

- А вот что из подарков вам запомнилось? - спросил я как-то у своей Героини. - От Гагарина, может быть, от Комарова?

- А тогда не было ведь такого поветрия, что обязательно что-то на день рождения дарить. Цветы, как правило. Но я запомнила - на один день рождения мне ребята подарили дерево, сирень, цветущую сирень… В какой-то кадке. А мы потом отдали это дерево, чтоб посадили в землю...

Фото: Евгения ГУСЕВА

«А какой я должна быть?»

- ...И еще, знаете, меня что очень удивляет.., - признался я как-то Терешковой. - Почему вы такой простой человек в общении?

- Саш, а какой я должна быть?

- Вы понимаете, что вы - Историческая личность, что вы - Легенда!

- Я никогда себя не считала ни Легендой… Ни - Исторической Личностью.

А потом - улыбнулась:

- Я простая «Чайка».

- Вы моего вопроса все равно не поняли.., - говорю ей. - Вот думаю: у Гагарина же тоже эта - простая - закваска была?

- Мы были очень хорошими друзьями. Верными, преданными. Не дай Бог, если со мной что-то случилось бы, он никогда бы не оставил без внимания и помощи Аленку и мою маму.

* * *

Дорогая Валентина Владимировна! С юбилеем Вас! Здоровья и оптимизма Вам - на долгие годы.