Премия Рунета-2020
Россия
Москва
0°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
22 ноября 2022 10:15

Прыгал с парашютом и окормлял десантников. Каким бойцы запомнят священника, погибшего после обстрелов ВСУ

Воинский священник 76-й десантно-штурмовой дивизии ВДВ иерей Александр Цыганов умер после двух недель борьбы за жизнь
Воинский священник 76-й десантно-штурмовой дивизии ВДВ иерей Александр Цыганов умер после двух недель борьбы за жизнь. Фото: Псковская епархия

Воинский священник 76-й десантно-штурмовой дивизии ВДВ иерей Александр Цыганов умер после двух недель борьбы за жизнь. Фото: Псковская епархия

Трагичное сообщение в telegram-канале Псково-Печерского монастыря: «21 ноября после двух тяжелых недель борьбы за жизнь от полученных ранений скончался воинский священник Александр Цыганов. Батюшка был тяжело ранен при исполнении священнического долга по окормлению военных».

Отца Александра тяжело ранило во время ракетного обстрела, под который тогда попал и протоиерей Михаил Васильев, известный многим как батюшка ВДВ. Отец Михаил умер на следующее утро. За жизнь отца Александра врачи боролись две недели.

О скончавшемся вчера батюшке известно немного. 35-летний священник был клириком храма святого благоверного князя Александра Невского Пскова. Родился 24 апреля 1987 года в Ленинграде. Срочную воинскую службу проходил в войсках ВДВ. Окончил Самарскую духовную семинарию. В 2011 году был рукоположен в сан иерея. Батюшка окормлял один из полков 76-й десантно-штурмовой дивизии ВДВ. Сопровождал солдат на учениях и даже десантировался вместе с ними на Северном полюсе. У него остались матушка Надежда и 4 детей.

В 2015 году журналисты «КП»-Псков» оказались на учениях десантников под Псковом. Среди военнослужащих был и иерей Александр Цыганов. На тот момент за его плечами были десятки прыжков с парашютом. По словам батюшки, он прыгает вместе с бойцами, чтобы подбодрить их.

- Как священник, я стараюсь участвовать в жизни подразделений, особенно в такие знаковые моменты, как учения, - рассказывал отец Александр. - Я стараюсь благословить бойцов на удачное выполнение боевых задач. Оружие священника - молитва, особенно горяча молитва перед прыжком. Чтобы прыгнуть с парашютом, нужно перебороть себя. Для десантников смелость – это обыденность, поэтому я стараюсь соответствовать духу подразделений. Особенно поддерживаю тех, кто прыгает впервые

Протоиерей Святослав Чурканов руководит отделом по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами Железногорской епархии Курской митрополии. В зону СВО ездит как военный священник синодального отдела.

- Лично с отцом Александром мы не были знакомы, - говорит отец Святослав. – Но пересекались на военных совещаниях. Он был штатным священником Минобороны. (Военные священники делятся на состоящих в штате министерства и - добровольцев, - Ред.). Это была не первая его командировка в зону СВО. Он поехал туда с началом военных действий как священник, окормляющий подразделение псковской дивизии. Под ракетный обстрел попал вместе с отцом Михаилом Васильевым. Была надежда, что выживет. Батюшке сделали за две недели 6 операций, но ранения были тяжелые и организм не выдержал.

По словам отца Святослава, это уже пятый погибший священник в зоне СВО. Раненых десятки. Но при этом священников на передовой очень мало.

- Я бы сказал – катастрофически мало. В Луганске и Донецке не больше 20-ти, - говорит протоиерей Святослав Чурканов. – А в нас там большая нужда. Приезжаем туда на месяц-полтора и ни одного дня свободного нет, батюшки нарасхват. Отслужить молебен, панихиду, покрестить, исповедать, причастить. Но основное – это поговорить. Бойцы очень нуждаются в беседах с теми, кто готов их выслушать. Особенно тяжелая обстановка в подразделениях, где есть погибшие. Летом долго разговаривал с молодым офицером врачом, он корил себя, что не смог спасти сослуживцев, хотя сделал все от него зависящее. Морально парень был раздавлен. Объяснял ему, что он ни в чем не виноват, что его сослуживцы приняли мученическую смерть и сейчас они наши молитвенники перед Богом. Что ему не нужно ходить, повесив нос, потому как на него смотрят другие бойцы, которым тоже тяжело. Так зачем лишний раз угнетать друг друга. Мы общались несколько раз, через неделю он уже мог улыбаться.

- Но почему, как Вы думаете, не едут священники в зону СВО?

- Одна из проблем – не определен статус военного священника. Его бы приравнять к военнослужащему, но среди ВУС (военно-учетных специальностей) нет штатного священнослужителя. Нужно вносить изменения в закон на федеральном уровне. Мы поднимаем этот вопрос, но он пока завис в воздухе. А без этого никак. Единственное наше отличие от бойцов – мы не берем в руки оружие. Но все тяготы и лишения переносим вместе. Когда мы находимся в подразделении, то по необходимости готовим вместе еду, дежурим по расположению. В этом ничего зазорного нет. Поэтому, я считаю, что военные священники тоже имеют право на социальные гарантии и на выплаты в случае смерти или ранения. У нас тоже есть семьи, дети, внуки.

Подписывайтесь на новые подкасты Дмитрия «Гоблина» Пучкова и слушайте, когда удобно!