Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Boom metrics
Общество1 октября 2021 4:03

Андрей Дунаев о расстреле "Белого дома" в 1993: В моем холодильнике было 10 бутылок водки – для раненых

Почему в октябре 1993 года по российском парламенту стреляли из танков, и кто в итоге за все это ответил
28 лет назад по приказу президента Ельцина разогнали российский парламент, который заявил о том, что и глава государства не легитимен, и его решения незаконны.

28 лет назад по приказу президента Ельцина разогнали российский парламент, который заявил о том, что и глава государства не легитимен, и его решения незаконны.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

28 лет назад по приказу президента Ельцина разогнали российский парламент, который заявил о том, что и глава государства не легитимен, и его решения незаконны. Разгон сопровождался выстрелами из танков по зданию, где заседал Верховный Совет России и гибелью десятков людей.

Сайт kp.ru обратился к одному из руководителей обороны Белого дома и к одному из тех, кто вел следствие по этому долгому и неоднозначному делу.

Вот что рассказал экс-министр МВД Андрей Дунаев.

ДА, Я СПАСАЛ ГОРБАЧЕВА

- Андрей Федорович, 28 лет прошло с октября 1993-го, когда вы, как и.о. министра МВД, защищали Белый дом, который расстреливали по приказу президента Ельцина. Ваша оценка тех событий изменилась?

- Был бы жив Ельцин, он свою оценку дал бы. У Руцкого, вице-президента, другая оценка. А моя оценка выразилась в том, что я пошел конституцию защищать. При том, что к 21 сентября 1993-го я был первым замом министра, начальником криминальной милиции России.

- Вы считали, что депутаты Верховного Совета, которые сидят в Белом доме – именно они правы?

- Что значит сидят – это были законно избранные народом люди. И любой закон в жизни страны решался именно там. Но Ельцин хотел все исполнять сам. Моя позиция не изменилось нисколько. Если б я даже знал, что меня расстреляют – я все равно пошел защищать закон и порядок.

Экс-министр МВД Андрей Дунаев.

Экс-министр МВД Андрей Дунаев.

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

- За два года до этого вы вместе с Руцким спасали из Фороса законного президента СССР Горбачева во время августовского путча 1991-го?

- Так и было. А через три месяца, 7 декабря 1991-го я узнал, что Ельцин, Бурбулис, Шахрай и Коржаков вылетают в Минск. Мне звонит белорусский министр МВД и спрашивает: Андрей Федорович, мы вместе там будем жить? Я ему отвечаю, что я не еду. Когда Руцкой, вице-президент. провожал эту делегацию, он спросил главу охраны Ельцина, Коржакова, почему нет министра МВД Дунаева? Коржаков ответил: а зачем он тут нужен? Они знали мое мнение по поводу сохранения СССР. Я говорил Ельцину: пока я министр, трудно будет разогнать Верховный Совет и развалить Союз.

- В 1993-м, в конце сентября, вас Верховный совет России вновь назначает исполняющим обязанности министра МВД России. А почему вы Ельцину тогда не подчинились?

- Мне позвонил домой Юрий Михайлович Воронин, заместитель Хасбулатова, и говорит: немедленно приезжай в Верховный Совет. А я до этого узнал, что подготовлен штаб для разгона съезда ВС России. Я об этом доложил Хасбулатову. Один на один. А он не придумал ничего лучшего, как вызвать меня - и на президиуме Верховного Совета об этом доложить. Ну я и доложил. Но депутаты ничего не предприняли, чтобы предотвратить это.

Разгон сопровождался выстрелами из танков по зданию, где заседал Верховный Совет России и гибелью десятков людей.

Разгон сопровождался выстрелами из танков по зданию, где заседал Верховный Совет России и гибелью десятков людей.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Я ЗАЯВИЛ О ГОСПЕРЕВОРОТЕ

- А Ельцин?

- Ельцин не придал этому никакого значения. При том, что я заявил фактически о госперевороте. Но меня никуда не вызвали, ни о чем не спросили. Было ощущение, что спускают на тормозах.

- Вы с Ельциным пытались связаться?

- Зачем? Спросить у него: Борис Николаевич, ты готовишь переворот? В итоге в Белом доме меня 22 сентября назначили и.о министра МВД. Все трудные, «неприятные» вопросы возложили на меня - возбуждение уголовных дел и прочее. Но я категорически был против сопротивления любым действиям со стороны Ельцина, чтобы не вызвать кровопролития. Не отвечать огнем. Баранников (и.о. министра безопасности – ред.) меня поддержал.

- Было из чего вести огонь?

- В Белом доме было 12 только стационарных гранатометов. Их принес один известный тогда депутат. Представляете - из гранатометов в толпу? Были бы тысячи убитых. Я противился этому.

- Вы с 22 сентября по 4 октября были в здании МВД или в Белом доме?

- С 22-го я был в Белом доме. С какого-то момента нас уже и не выпускали оттуда.

- У вас было ощущение что Руцкой и Хасбулатов готовы стоять до конца?

- Руцкой точно был готов. Кстати, был такой эпизод. Вместе с ростовским ОМОНом я в 1991-м защищал Белый дом. А в сентябре 1993-го ростовский ОМОН уже меня «охранял» в Белом доме, окружив его. Я говорил с его командиром: почему вы в политику вмешиваетесь? Вы же милиция? И командир мне отвечал: два му…ка дерутся, Ельцин и Хасбулатов. Ну один русский, а другой с Кавказа – и что, будет из него второй Сталин?

- В те дни был раскол в МВД – какие-то подразделения приняли вашу сторону?

- Мне звонило руководство УВД ряда областей, в том числе Вологодской, Ульяновской. Я получал телеграммы: разрешите направить на защиту Белого дома роту милиции. Я категорически запретил. Не хотел гражданской войны. Не верил, что дойдет до расстрела.

В Белом доме было 12 только стационарных гранатометов. Их принес один известный тогда депутат.

В Белом доме было 12 только стационарных гранатометов. Их принес один известный тогда депутат.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

ЯНКИ В БЕЛОМ ДОМЕ

- Как западная пресса смогла вещать из Белого дома?

- Когда СNN устанавливала антенну на Белом доме, наша охрана их задержала и привела в мой кабинет. А в то время вокруг уже стреляли. Я этих американцев спрашиваю: вы можете себе представить, что в США будут стрелять по вашему Белому дому? Они расхохотались. И я им сказал: зачем мне скрывать от мира, что в Верховную власть страны стреляют? Давайте, устанавливайте, что хотите - и передавайте на весь мир!

- Так вот откуда взялась трансляция расстрела из танков?

- Да, это я взял на себя ответственность. А наши этих телевизионщиков хотели в подвал отправить. Я телевизионщиков тогда спросил – ну что мы делаем не так? Разве мы что-то скрываем? Снимайте все как есть!

- Кто был в вашем подчинении?

- Это были приднестровцы, человек, может, 25. Еще 180 человек охраны Белого дома. А также сотрудники МВД. Много сотрудников - бывших и нынешних, около 150 человек. Если бы только этими силами оказали сопротивление, то бойня была бы такая – не приведи господи.

- Оружие было у всех?

- Да, автоматы 220 штук, пистолеты, 12 стационарных гранатометов. Сколько бы танков было тогда подбито на Калининском мосту (ныне Новоарбатский — ред.)?

- Вы с коллегами-офицерами МВД, которые служили в Москве, говорили в те дни?

- Говорил. Многие предлагали свою помощь. Но я категорически запрещал прибытие в Белый дом вооруженными. Руководство милицейское Московской области старалось держать нейтралитет. Хотя их подразделения участвовали в блокировании Белого дома.

- Вы чаще находились наверху или в подвалах?

- Я был в своем кабинете в Белом доме. Хороший кабинет, с комнатой отдыха, с душем – вот только воды в те дни не было. Я своим дал задание - и они привезли в Белый дом водку. Привезли и 10 бутылок в холодильник положили.

- Выпить не успели?

- После захвата Белого дома один генерал давал интервью – вот, мол, в Белом доме пьянствовали. А я ждал раненых. И водкой собироались дезинфицировать раны. Какое там пьянствовать - был холод и голод!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Как в октябре-1993 расстреливали «Белый дом»: Танкистам обещали мешок денег

Между президентом Ельциным и Верховным Советом во главе с Хасбулатовым началась грызня. Устав бодаться, Ельцин подписал Указ № 1400 о прекращении деятельности парламента. А депутаты объявили, что президент совершил госпереворот (подробности)

Леонид Прошкин: Мэрию с оружием сдали специально

Старший следователь по особо важным делам при Генпрокуратуре РФ расследовал обстоятельства событий сентября-октября 1993 года (подробности)