Общество14 октября 2021 21:12

Нижегородские разборки с налетом 90-х

Давление на суды, правоохранительные органы, парламентариев и семьи - как экс-сенатор пытается взыскать несуществующий долг с бизнесмена
Пётр Чернышов
Валерий Шнякин. Фото: alexkolos.livejournal.com

Валерий Шнякин. Фото: alexkolos.livejournal.com

В публичном поле вновь обсуждается конфликт между нижегородским бизнесменом Маратом Айдагуловым и экс-сенатором Совета Федерации Валерием Шнякиным.

Расписка преткновения

На сегодняшний день продолжается правовое разбирательство между предпринимателем Маратом Айдагуловым и экс-сенатором Валерием Шнякиным. Сутью дела стали якобы долговые обязательства бизнесмена в размере 40 млн. рублей (размер и обязательства сторон трактуются гражданами по-разному) перед семьей чиновника.

В публичном пространстве даже фигурируют документы, которые якобы подтверждают, что сделка состоялась, в частности, расписка Айдагулова, написанная на имя Олега Смирнова (зять экс-сенатора Шнякина) о получении 43 млн. рублей. Именно на этом документе основываются последние публикации и претензии другой стороны.

Следует отметить, что сам Айдагулов и ранее не скрывал существование этого документа. Однако он заявляет, что эта расписка была подписана им под давлением со стороны Валерия Шнякина, который на тот момент являлся действующим членом Совета Федерации РФ.

При этом, по заявлению адвоката Айдагулова Александра Тупоногова, при проведении официальных следственных мероприятий, очных ставок факт передачи денег так и не был зафиксирован.

«Согласно постановления о прекращении уголовного преследования от 10.10.2017 и протоколов очных ставок от 26.11.2015 следует, что объективных, достаточных и убедительных доказательств передачи Айдагулову М.Ш. денежных средств в ходе следствия не получено. Смирнов О.В., Шнякин В.Н. или какие-либо другие лица не передавали Айдагулову М.Ш. денежные средства, а расписка написана вследствие угроз со стороны Шнякина В.Н.», - заявляет адвокат Александр Тупоногов.

«Нижегородские решалы»

Так неформально знают в Нижнем Новгороде связку «Шнякин, Смирнов, Пиголкин». В ряде случаев, когда речь идёт о коммерческих проектах, судебных разбирательствах или каких-то конфликтах на территории региона они берутся «под ключ» решить любую проблему, в том числе, якобы на уровне Высшего арбитражного суда.

Напомним, что депутат Государственной думы Валерий Рашкин и сенатор Валерий Усатюк официально обратились в Генеральную прокуратуры РФ и МВД России с просьбой инициировать финансовую проверку в отношении бывшего члена Совета Федерации Валерия Шнякина.

По данным парламентариев, находясь на государственной службе, Шнякин скрывал незаконно полученные доходы и не указывал их в справках о доходах, расходах и обязательствах имущественного характера, ежегодно предоставлявшихся им в уполномоченные органы.

Они отметили, что совокупный доход семьи Шнякиных за период с 2011-го по 2013-й год (при отсутствии в открытых источниках сведений о доходах за 2011-й) составил не более 8,5 млн рублей. Однако в материалах дела против Марата Айдагулова Шнякин показал, что в своей московской квартире на улице Удальцова он лично вручал Марату Айдагулову денежные средства в размере более 30 млн. рублей, даже в иностранной валюте (200 тысяч долларов США).

При этом следует подчеркнуть, что расписка, которая фигурирует в открытых источниках, составлена не на имя Шнякина, а на имя его зятя Олега Смирнова. Вероятно, это было сделано, чтобы не декларировать доходы.

По мнению адвоката Айдагулова Александра Тупоногова, подобные действия похожи на легализацию незаконных доходов.

«В действиях Смирнова О.В., Шнякина В.Н. имеются признаки легализации доходов, полученных незаконным путем, либо введение суда в заблуждение при безденежности правоотношений и недействительности сделки», - подчеркивает Тупоногов.

Адвокат также отметил, что в распоряжении защиты есть договор цессии (уступки требований) от 1 марта 2021 года, согласно которому Олег Смирнов продал долг Айдагулова местному «коммерсанту» Алексею Пиголкину.

Пиголкина в регионе называют нижегородским «решалой». В 2021 году целая группа бизнесменов из Нижнего Новгорода выступила публично с жалобой в Координационный совет негосударственных структур безопасности о предположительном серийном мошенничестве.

Заявление предпринимателей опубликовало издание «Момент Истины». Согласно документу, Пиголкин якобы брал деньги за решение любых вопросов, используя свои связи в силовых и судебных структурах, но потом исчезал с деньгами и ничего не происходило.

«Шантаж и вымогательство – это «хлеб» Алексея Пиголкина, его повседневный заработок. Он в нашем личном разговоре ясно дал мне понять, что в этом конфликте его интересует только заработок. В этой же беседе Пиголкин заявил о том, что якобы у него имеется аудиозапись разговора с Олегом Смирновым и Валерием Шнякиным, в рамках которого они предлагают Пиголкину выкупить мои обязательства и заверяют в том, что со своей стороны Шнякин готов помочь административным ресурсом, чтобы тот получил с меня деньги», - заявляет Марат Айдагулов.

При этом, как указывает Айдагулов, в рамках разговора между Пиголкиным и Шнякин, последний заявил, что доказательная база, представленная защитой – «это не проблема, так как у него якобы есть человек на самом высоком уровне в Москве, который может решить все вопросы в любом суде страны», - отметил Айдагулов.

По его словам, Алексей Пиголкин также называл разных людей из судебной системы и силовых органов, с которыми предположительно работает Шнякин.

«Валерий Шнякин также обещал помощь Пиголкину и в решении проблем с жалобами на последнего в МВД России и Генеральную прокуратуру со стороны предпринимателей Нижнего Новгорода. Якобы экс-сенатор сможет закрыть все дела и уладить все вопросы», - добавил Марат Айдагулов.

По словам адвоката Александра Тупоногова, для «нижегородских» Шнякина и Пиголкина оказывать давление на суды и различные государственные органы – это стандартная практика.

«В рамках данного разбирательства мы уже сталкивались с попытками Шнякина оказать давление на различные государственные инстанции в том числе в публичном поле. Например, заявляя о неких угрозах в его адрес со стороны «братьев мусульман». Есть фактические доказательства, которые опровергают эти заявления, не говоря уже об этической стороне вопроса, - отмечает Тупоногов. Отмечу, что давление оказывалось и на депутата Госдумы Валерия Рашкина, и на сенатора Валерия Усатюка, которые, по сути, исполнили свой долг, когда направили законные официальные запросы в правоохранительные органы, получив информацию о возможных коррупционных схемах господина Шнякина. Однако после этого они в буквальном смысле подверглись травле в СМИ. При этом если посмотреть на тексты материалов, то сразу становится понятен заказчик этой черной PR кампании».

Методы Шнякина: под ударом женщины и дети

Целый ряд эпизодов давления, угроз и даже прямых нападений на бывшую жену Марата Айдагулова явно говорят о том, что для Валерия Шнякина не существует каких-либо моральных или правовых норм.

Так в частности по данным СМИ, в 2015 году экс-сенатор открыто угрожал бывшей жене Айдагулова, что если ее муж не вернет ему деньги, то он обеспечит проблемы ей и ее детям.

«В период с 21 по 24 сентября 2015 года он встретил меня на ул. Большой Печерской и сказал, что пока муж не передаст ему деньги, то у него (Марата), его родителей, меня и наших общих детей будут различные проблемы и ему безразлично законными или не законными методами все это будет происходить.

Шнякин В.Н. говорил, что при обысках в моей (прим. бывшей жены Айдагулова) квартире или по месту жительства Айдагулова М.Ш. могут найти и найдут запрещенные предметы, я понимаю, что это угроза подбросить в ходе обыска оружие, боеприпасы, наркотики или что-то подобное, поэтому очень обеспокоена этим и реально опасаюсь, что мне в машину, квартиру, личные вещи подбросят сотрудники полиции или иные лица, подконтрольные Шнякину В.Н. какие-либо, запрещенные к свободному обороту предметы с целью оказания на меня и Айдагулова М.Ш. давления», - приводит рассказ бывшей жены Айдагулова издание «Информволга».

Также экс-супруга Айдагулова детально описывает эпизод предположительного нападения неустановленных лиц на свою бывшую жену и двух дочерей 28 января 2016 года в районе проспекта Гагарина в Нижнем Новгороде.

«Из автомобиля Жигули вышел мужчина пассажир и подошел к моей машине, стал дергать за дверные ручки, пытался открыть двери и попасть в салон автомобиля, а так же стучал в стекло. Так же данный неизвестный мне мужчина вел себя агрессивно и кричал, что если мой бывший муж не отдаст деньги Шнякину, то они убьют меня и навредят моим детям», - приводит слова Айдагуловой портал «Криминальная хроника НН».

В свою очередь Айдагулова обратилась с официальным заявлением в Генеральную прокуратуру и МВД Нижегородской области.

Напомним, что в этой ситуации детально разбирался заместитель председателя Комиссии ОП РФ по социальной политике Георгий Федоров, который провел собственную проверку в Нижнем Новгороде.

После вмешательства члена ОПРФ данные факты были взяты на контроль ГУ МВД России по Нижегородской области и Уполномоченным по правам человека в НО.

Еще один эпизод произошел с бывшей женой одного из «нижегородцев» Алексея Пиголкина, которая обратилась к Марату Айдагулову за помощью.

По словам Айдагулова, Алексей Пиголкин отсудил у своей бывшей супруги жилье и теперь женщина с двумя несовершеннолетними детьми в буквальном смысле осталась на улице. При этом по словам Марата активную административную поддержку в этом процессе Пиголкину оказывал Валерий Шнякин.

Коллекторы в погонах

Еще один эпизод применения «силовых методов» произошел уже с Маратом Айдагуловым в ноябре 2014 года. Бизнесмен прибыл из Нижнего Новгорода в Москву и его прям на перроне Курского вокзала заковали в наручники сотрудники полиции и отвезли в отделение, как сообщают СМИ. На любые вопросы они отвечать отказывались. Выяснилось, что арестовали его сотрудники Центра противодействия экстремизму УВД по ЗАО ГУ МВД России по Москве.

Айдагулов рассказывает, что по прибытию в отделение Марата встретил начальник следственной части этого отдела. По словам Марата, у него спрашивали о его вероисповедании (Марат Айдагулов является мусульманином), о том в какую мечеть он ходит, каких взглядов придерживается. Однако позже оказалось, что цель этого «допроса» – взыскать с Марата долг, который он якобы взял у Валерия Шнякина. Полицейские даже предложили Айдагулову отдать им на месте 40 миллионов рублей. Они, якобы, передадут их чиновнику, а нижегородца отпустят, навсегда забыв все имевшиеся к нему претензии.

В свою очередь те люди, которых возможно нанимали «нижегородские», чтобы угрожать его семье и детям грубо высмеивали его национальность и ругали религию, пугая, что якобы подбросят взрывчатку или наркотики. На что также публично обращали внимание религиозные деятели.

Дела коммерческие и общественные

Также в открытых источниках фигурируют другие люди, которые вступали в деловые отношения с Маратом Айдагуловым. При этом из материалов судебных разбирательств, которые приводятся в материалах СМИ, видно, что эти партнеры не имеют каких-либо претензий в Марату и на сегодняшний день все споры между ними урегулированы.

Сам же Айдагулов последние несколько лет несмотря на непростые жизненные обстоятельства много занимается общественной деятельностью. Так, в частности, он выступил с инициативой создать новую общественную платформу для развития гуманитарного и экономического сотрудничества между организациями разных стран на евразийском пространстве.