Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+6°
Политика21 октября 2021 16:48

Дело корреспондента «КП»-Беларусь» Геннадия Можейко: за что журналиста держат в СИЗО

Мы собрали всё, что известно о судьбе нашего коллеги из белорусской "Комсомолки", задержанного за статью
Адвокаты подали ходатайство об изменении меры пресечения для нашего коллеги в Минске

Адвокаты подали ходатайство об изменении меры пресечения для нашего коллеги в Минске

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ

28 сентября вечер - на сайте kp.by выходит заметка Геннадия Можейко со словами одноклассницы Андрея Зельцера, убившего сотрудника КГБ, который пришел к нему домой с обыском (см. текст заметки ниже).

29 сентября утро - сайт kp.by заблокирован решением Мининформа Белоруссии.

29 сентября вечер - Геннадий уезжает в отпуск на поезде в Москву (конечная точка - санаторий на Украине).

30 сентября вечер - Можейко разговаривает с мамой из гостиницы в Москве, говорит, что всё в порядке, вылетает на Украину через Варшаву завтра (1 октября) днем.

1 октября утро - Геннадий разговаривает по телефону с одним из друзей (это последний раз, когда он выходил на связь)

1 октября день - (со слов представителя МВД Белоруссии Бегуна) журналиста задерживают в Москве (конкретное место не называется), объявляют ему, что его пребывание на территории России нежелательно и “Можейко в установленном порядке выехал с территории России и прибыл в Республику Беларусь, где в последующем и был задержан”. Задержание происходит “в рамках возбужденного уголовного дела по признакам состава преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 130 (разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни) и ст. 369 (оскорбление представителя власти) уголовного кодекса страны”. То есть дело было возбуждено не в отношении Можейко, а против неустановленной группы лиц.

1 октября вечер - (по словам мамы Геннадия Ирины) домой к Геннадию приходят сотрудники КГБ вместе с двумя понятыми и в течение 2,5 часов проводят обыск.

01:30 2 октября - на домашний телефон в квартире родителей звонит мужчина, представляется сотрудником КГБ и сообщает, что их сын в изоляторе на Окрестина (так родители узнают, где находится Гена).

2 октября утро - белорусский правозащитный центр “Весна” сообщает, что журналист “Комсомольской правды в Белоруссии” Геннадий Можейко задержан.

2 октября день - коллегам Геннадия через его сестру удается связаться с мамой, она подтверждает, что сын задержан. А Белорусский союз журналистов заявляет, что внимательно следит за ходом процессуальных действий по делу корреспондента kp.by Геннадия Можейко.

3 октября день - родители Геннадия заключают договор с адвокатами.

4 октября утро - Союз Журналистов России выступает с заявлением о том, что “настаивает, что информация о задержании журналиста "КП в Беларуси" Геннадия Можейко должна быть незамедлительно обнародована, его коллеги и близкие должны получить возможность удостовериться в том, что жизни и здоровью журналиста ничто не угрожает”, а также “настаивает на немедленном освобождении Геннадия Можейко”.

В то же время Комитет защиты журналистов Белорусского союза журналистов заявляет, что “по делу Геннадия Можейко работает по стандарту неразглашения до получения результата. Именно так нам удалось в августе прошлого года освободить после задержания 37 коллег.”

4 октября день - адвокату удается попасть к журналисту. Адвокат: он задержан КГБ по ст. 130, 369 УК РБ с пятницы 01.10.21, находится на Окрестина, сегодня к нему после обеда попал адвокат, после чего в присутствии адвоката он был допрошен в качестве подозреваемого. В настоящий момент решается вопрос о применении к нему меры пресечения. Жив, здоров, чувствует себя хорошо.

Глава БСЖ Андрей Кривошеев: “редакционная политика "КП в Беларуси" действительно неоднократно становилась предметом обсуждения и довольно жарких дискуссий в профессиональном журналистском сообществе… Надеемся, что гражданин Беларуси, белорусский журналист, сотрудник белорусского СМИ достойно выдержит это испытание”

17:31 4 октября - Белорусское МВД делает первое заявление по делу Можейко: “В связи с многочисленными запросами журналистов сообщаем, что указанный гражданин был задержан 1 октября белорусскими правоохранительными органами на территории нашего государства в рамках возбужденного уголовного дела по признакам состава преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 130 (разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни) и ст. 369 (оскорбление представителя власти) УК Республики Беларусь”

18:25 4 октября - Глава БСЖ Кривошеев: “Белорусский союз журналистов считает, что заголовок и статья в электронной версии издания абсолютно недопустимы. Прежде всего с точки зрения журналистской этики.”

4 октября вечер - по тому, что Можейко не вышел из изолятора, становится понятно, что ему выбрана мера пресечения “заключение под стражу”.

5 октября утро - мама Геннадия приезжает на Окрестина. Ей сообщают, что его там нет.

5 октября день - адвокаты выясняют, что он находится в СИЗО в тюрьме города Жодино, но встретиться с ним не удается. Адвокат: “Камера в Жодинской тюрьме, в которой находится Гена, со слов администрации тюрьмы, находится на карантине по ковиду. Соответственно, посетить его нельзя.”

6 октября - представитель “Комсомольской правды” встречается с уполномоченным по правам журналистов и главой Белорусского Союза Журналистов. По их словам, они не могут по своим каналам помочь Геннадию, потому что “вопрос был вынесен на другой уровень”, а разговор с одноклассницей убийцы - это нормальная журналистская работа, но нельзя было выпускать заметку с таким заголовком в это время, “дали бы хотя бы парня похоронить”. Обещают помочь хотя бы с передачей теплых вещей и лекарств для Геннадия в СИЗО.

7 октября утро - мама Геннадия в сопровождении представителя “Комсомольской правды” приезжает в Жодино в СИЗО. Передачу с вещами, сигаретами и лекарствами у них не принимают. Доступа адвокатов к нему тоже нет.

11 октября день - к Можейко допускают адвоката со следователем, судя по тому, что его не отпускают, предъявляют обвинение.

13 октября - суд Партизанского района Минска отказывает в жалобе адвоката на заключение под стражу.

15 октября - Минский городской суд также оставляет меру пресечения без изменений.

21 октября день - адвокаты подают ходатайство об изменении меры пресечения. Просили рассмотреть возможность применения более мягкой меры, в том числе залога.

21 октября вечер (дата написания заметки) - карантин не снят, доступа адвокатов нет.

К КАКОЙ ЗАМЕТКЕ ПРЕТЕНЗИИ

28 сентября белорусское КГБ провело спецоперацию в Минске, в ходе которой пришли с обыском в квартиру к подозреваемым в экстремизме. Когда силовики проникли в неё, попали под ответный огонь. Один сотрудник спецподразделения был убит, стрелявший - уничтожен.

Стало известно, что убийца спецназовца - сотрудник крупной IT-компании Андрей Зельцер. Наш коллега Геннадий Можейко, нашел в социальных сетях его одноклассницу и взял у неё небольшое интервью.

Именно за этот материал журналисту вменяют две тяжелейшие статьи белорусского УК.

Вот эта заметка:

Одноклассница парня застрелившего сотрудника КГБ: «Андрей был всегда за правду, мог постоять за себя»

Трагедия случилась 28 сентября в Минске. В КГБ сообщили, что сотрудники КГБ «отрабатывали адреса, в которых могли находиться лица, причастные к террористической деятельности». В одной из квартир жилого дома по ним был открыт огонь на поражение – стреляли из ружья. Смертельное ранение получил сотрудник КГБ. Ответным огнем преступник был уничтожен. Тут же на телеграм-каналах государственного телеканала ОНТ появилось видео инцидента, снятое сразу с двух камер. Первая камера - силовиков. Видно, как они ломают дверь и врываются в квартиру. Вторая камера, судя по всему, лежит на полке перед зеркалом внутри квартиры. На ней виден парень с охотничьим ружьем, который стреляет.

Как удалось узнать «Комсомолке», парень который стрелял из ружья – 32-летний сотрудник крупной ИТ-компании EPAM Андрей Зельцер. У него осталась жена и ребенок. “Комсомолка” поговорила с одноклассницей стрелка.

- Мы учились с ним в 8 и 9 классе в 203-ей школе при БНТУ, она в Уручье, - рассказала “Комсомолке” Вера Соловьева. - Андрей учился очень хорошо. Он – очень позитивный человек, всегда готовый помочь. Вот все хорошее, что можно сказать о человеке – это по сути про него. В школе он увлекался спортом. А именно – фехтованием. Потом он тренировки забросил, но недавно сказал мне, что снова возобновил занятия. После окончания школы мы часто встречались в Уручье, вспоминали школу. Потом он пошел работать в EPAM, сейчас он тимлид (далеко не последняя руководящая должность в ИТ-компании, прим. Ред.). По характеру Андрей смелый. Всегда за правду. Мог ответить оппонентам, мог за себя постоять. Часто спорил, всегда отстаивал свою позицию. Я не знаю его политической позиции, но судя по официальной новости, где его называют чуть ли не пособником террористов, его политическая позиция становится понятной. Но мне трудно представить, что могло сподвигнуть его на такой поступок.

Напомним, в августе Лукашенко заявил, что глава EPAM Аркадий Добкин связан с иностранными спецслужбами и перечислял деньги на белорусские протесты. Глава EPAM Аркадий Добкин отреагировал на вчерашнюю критику Лукашенко: вот что он сказал

Стандартная работа журналиста. Так освещали ход расследования дела Владислава Рослякова после того, как он устроил бойню в колледже в Керчи:

ТАСС - Бабушка стрелка из Керчи: "Даже заподозрить нельзя было"

МК - Друг «керченского стрелка» опроверг «недолюбленность» родителями: и девочкам нравился

КП - Друзья керченского стрелка: Постил фото со свастикой, предлагал купить ружье вскладчину

Такая же работа была проведена и по Тимуру Бекмансурову (нападение на университет в Перми):

“Звезда” - «Тихий, друзей не было»: учившаяся вместе с пермским стрелком о его характере

Новая Газета - «Оружие — это мужское». Отец пермского стрелка воевал в Чечне, Донбассе и Сирии

КП - Одноклассница напавшего на студентов в Перми рассказала о его странностях в старших классах

БЫЛ ЛИ МОЖЕЙКО НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫМ В РОССИИ

Как сообщил официальный представитель МВД Белоруссии Бегун в беседе со Sputnik, “Можейко находится в российской базе невъездных. Россияне приняли решение о нежелательности пребывания данного гражданина Беларуси на своей территории. И это было не в октябре этого года".

Только “ранее” это решение быть принято не могло. В указе президента от 15 июня говорится, что “до 30 сентября 2021 г. включительно в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации … не принимаются решения … об административном выдворении за пределы Российской Федерации в форме контролируемого самостоятельного выезда из Российской Федерации, о депортации или передаче иностранному государству ... или нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации, о сокращении срока временного пребывания в Российской Федерации”.

Списки “нежелательных” действительно существуют, говорит вице-президент российского подразделения международного комитета защиты прав человека Иван Мельников. В них могут вносить дополнения 7 ведомств: Министерство внутренних дел, Федеральная служба безопасности, Министерство обороны, Служба внешней разведки, Министерство иностранных дел, Федеральная служба исполнения наказаний, Федеральная таможенная служба и Росфинмониторинг. А чтобы попасть в него, нужны реальные основания.

- Нельзя абы кого признать нежелательным, - отмечает Мельников. - В случае с Можейко тоже. Говорить о том, что он незаконно пересек границу нельзя - он приехал на поезде, как белорусу ему не нужна виза. Угрозу федеральным органам исполнительной власти он тоже не создавал.

Даже если Геннадий и был признан “нежелательным”, то ему должны были вручить постановление, говорит правозащитник. Кроме того, в законе, по которому иностранцев признают у нас нежелательными, сказано, что такой гражданин обязан самостоятельно покинуть территорию РФ, то есть не депортироваться (принудительно возвращаться на родину). Куда он должен направиться самостоятельно, тоже не говорится.

- Ему должны были дать право отправиться туда, куда у него был куплен билет. Этому не могут препятствовать. Иное недопустимо. Это прямое нарушение российских законов, - заключает Мельников.

Единственное законное обоснование, по которому Можейко отправили в Минск - экстрадиция. Но это целая процедура, которая не проходит за несколько часов.

- Если это экстрадиция, то процедура такая, - объясняет Иван Мельников. - Должен быть запрос от правоохранителей той или иной страны. После чего задерживается тот, о ком говорится в запросе, его доставляют в отдел полиции, избирается мера пресечения и потом начинается проверка - допустима экстрадиция или нет, после чего суд принимает решение. А потом еще есть время на обжалование.

Таких процедур в отношении Геннадия Можейко совершено не было. Российские правоохранители со своей стороны этот инцидент никак не комментируют. Однако источники Комсомолки сообщили, что спецслужбы к задержанию Можейко отношения не имеют, а его имя в списках “нежелательных” не фигурирует.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Ирина Можейко: Я понятия не имею, что с моим сыном, к нему не пускают даже адвокатов

В СИЗО Жодино, где содержится наш коллега Геннадий Можейко, продлили карантин на неопределенный срок. Об этом в интервью kp.ru рассказала мама Гены (подробности)

«Комсомолка» готова внести любой залог за Можейко, чтобы его отпустили из СИЗО

Адвокаты подали ходатайство об изменении меры пресечения для нашего коллеги в Минске (подробности)

Кто такой Геннадий Можейко, задержанный журналист «КП»-Беларусь»

1 октября 2021 года корреспондент KP.BY был взят под стражу в Москве. Рассказываем, кто такой Геннадий Можейко (подробности)