Лечение рака. Что выбрать — лечение в России или за границей?

Специалисты не дают однозначного ответа на этот вопрос, а вот реальная ситуация с лечением рака в России говорит не в ее пользу. Наша страна находится на пятом месте в мире по уровню смертности от раковых заболеваний и на первом — по числу больных на 100 тысяч населения, при этом ежегодно регистрируется более 500 тысяч новых случаев.

Главные проблемы российской онкологии — слишком позднее выявление болезни, отсутствие нужных лекарств, кадровый дефицит, отставание в техническом плане, коррупция в медучреждениях.

Тем временем за рубежом есть и новейшее оборудование, и опытные специалисты, и действенные препараты. Именно поэтому россияне, которые имеют возможность оплатить более качественное и эффективное лечение за рубежом, безусловно, выбирают иностранные клиники. Но, к сожалению, таких людей меньшинство, а большинство не могут позволить себе подобную роскошь.

Клиники лечения рака в России

Еще недавно российских медцентров, в которых лечат онкологию, было катастрофически мало. На данный момент в стране около 150[1] бюджетных онкологических центров и множество частных. Но, несмотря на то, что количество онкологических диспансеров растет, их по-прежнему не хватает. И не удивительно: по статистике за 2016 год, более 3,5 млн жителей России состоит на учете с диагнозом «рак»[2].

Даже в Москве, которая более других российских городов «укомплектована» онкологическими центрами, рак является одной из главных причин смертности населения.

Кадры

Раз медицинских учреждений не много, то, соответственно, не хватает и докторов. По статистике, на одного врача-онколога в стране приходится 484 пациента[3].

Больше половины онкологов и радиотерапевтов — пенсионного возраста. Новые кадры воспитываются в десяти медицинских учебных заведениях Москвы и Санкт-Петербурга, из которых два — узкоспециализированных и два — дающих послевузовскую подготовку. На периферии насчитывается еще 41 образовательное учреждение, это, грубо говоря, одно на два региона.

Остро стоит вопрос не только о подготовке, но и о переподготовке кадров. По Национальной онкологической программе ежегодно закупается высокотехнологическое оборудование, которое очень сложно в эксплуатации. Но научить пользоваться им достаточное количество медицинских физиков не получается. Выходит, что дорогостоящая, но так необходимая пациентам техника, простаивает, вместо того чтобы приносить пользу. А рак тем временем продолжает уносить жизни сотни тысяч людей.

Оборудование

Если подробнее говорить о технике для диагностики и лечения рака, то лучше всего у нас ситуация с рентгенологическим оборудованием (более 10 тысяч кабинетов) и маммографами (более 2 тысяч кабинетов). Хуже всего обстоят дела с рентгенохирургическими машинами, которые обеспечивают высокоэффективное лечение опухолей с минимальным ущербом здоровью и вмешательством в организм. Таких аппаратов в стране только 147. Оборудования для лучевой терапии тоже очень мало — 234 на всю Россию. Не хватает и как таковых онкологических отделений: их 2298, то есть около 1300 больных раком приходится на один такой кабинет.

При этом значительная часть используемой техники серьезно устарела. Но, по некоторым данным, если запретить лечение и диагностику в России на оборудовании 1960–70-х годов, придется закрыть практически половину онкоучреждений.

А причиной простоя немногочисленной новейшей техники является не только низкая квалификация медиков, но и несвоевременное диагностирование заболеваний. То есть ряд радиохирургических установок эффективен только на ранних стадиях развития рака.

Показатели выявляемости рака

По данным отечественной статистики, 25,6% злокачественных опухолей российские врачи определяют на первой стадии, еще 25,2% — на второй[4]. То есть у половины онкологических больных есть шанс полностью или практически полностью излечиться от болезни. Другая половина имеет уже гораздо меньше надежд на излечение и возвращение к полноценной жизни. Кстати, лишь в 1 случае из 100 рак в России выявляют в первичной форме, без метастаз.

Обвиняют в такой ситуации как самих россиян, не заботящихся о ежегодных медицинских осмотрах, так и докторов поликлиник и больниц, не заметивших вовремя серьезной патологии. И как следствие — пятилетняя выживаемость онкобольных в России составляет лишь 43%, тогда как в Израиле, например, этот показатель достигает 80%.

Сроки обслуживания

Лечение рака в России считается бесплатным, но для того чтобы сделать операцию, нужно получить соответствующую квоту. Данную процедуру иначе, как «хождение по мукам», не назовешь.

Сначала лечащий врач (в большинстве случаев терапевт в поликлинике), нашедший злокачественную опухоль, составляет подробную медицинскую выписку о состоянии больного, диагностике и лечении рака. Эта выписка с указанием результатов исследований направляется во врачебную комиссию того же медучреждения, которая рассматривает предложенные материалы в течение трех рабочих дней и при положительном решении направляет документы в Комиссию субъекта федерации. В пакет документов входят также копии паспорта и полиса больного. Комиссия субъекта РФ принимает окончательное решение об оказании больному ВМП. В течение 10 дней после этого пациента должны госпитализировать.

К сожалению, на практике эта процедура может занять несколько месяцев, и это при том, что временной фактор в данном случае становится важнейшим для человека, болеющего раком. Лишь в самых экстренных случаях решения принимаются за несколько дней и больного поспешно кладут на операцию.

Лекарства

Еще один камень преткновения в лечении рака в России — поиск медицинских препаратов. Больные должны получать лекарства бесплатно, по рецепту лечащего врача. Но нередко, а точнее – часто, в аптеках не оказывается нужных препаратов: либо они закончились, либо затянулся тендер, либо их просто не завозят в Россию.

В конечном счете доктора стараются выписывать лекарства по принципу «что есть в аптеках», а не исходя из индивидуальных потребностей больного. Часты случаи отказов от назначения лекарств в регионах, где ссылаются на нормативы по выдаче медицинских препаратов.

Совсем катастрофичная ситуация — с выписыванием наркотических обезболивающих. Большинство докторов просто боятся выдавать такие рецепты безнадежным больным, хотя их страх по большей части не оправдан. Потребление опиоидных анальгетиков в России — 200 суточных доз на 1 млн человек, за границей — 1–20 тысяч доз. К сожалению, тяжелобольным раком в нашей стране приходится умирать в страшных муках. Если же анальгетик выписан, родственники больного должны успеть найти и купить его в течение пяти дней и самостоятельно доставить в больницу.

Из-за очередей на льготные лекарства и проблем с получением рецептов россияне все чаще стремятся приобрести препараты для лечения рака самостоятельно. Сейчас на деньги больных и их родственников покупается 50–60% лекарств, а по некоторым веществам этот показатель доходит до 80%.

Ранее те, кто желал лечиться новейшими средствами, часто прибегали к помощи интернет-магазинов, заказывали фармпрепараты за рубежом, так как в России они малодоступны или не импортируются вовсе.

Однако и эта возможность, согласно постановлению Кабинета министров РФ об ограничении закупок иностранных лекарств, стала недоступна. Перечень введенных ограничений касается в том числе медикаментов, входящих в перечень жизненно необходимых. Ситуация усугубляется еще и тем, что зачастую те или иные заграничные препараты не имеют аналогов и найти замену им на сегодняшний день практически невозможно.

К большому сожалению, отечественные лекарства чаще всего уступают иностранным аналогам по качеству. Особенно это касается медикаментов для лечения тяжелых заболеваний типа онкологии: отечественные препараты менее эффективны, более токсичны и вызывают значительно больше побочных эффектов. Конечно, российские средства значительно дешевле, но это вряд ли может стать утешением для больных онкологией.

Лечение рака за рубежом. Популярные страны

Материально обеспеченные граждане, чей достаток позволяет не сталкиваться с проблемами российской медицины, предпочитают лечить рак за границей.

Первой по популярности страной медицинского туризма у жителей СНГ является Израиль. Именно здесь зафиксирован, согласно мировому рейтингу, самый высокий процент излечения онкологии. Ежегодно в Израиль на лечение отправляются около 30 тысяч больных раком.

На втором месте — Германия, здесь ежегодно лечатся около 20 тысяч пациентов с онкологией; порядка 10 тысяч граждан бывшего СССР выбирают Швейцарию и примерно 5 тысяч человек — США и Австрию.

К сожалению, большинство людей не в состоянии позволить себе лечение за границей, но пройти хотя бы качественное обследование и получить адекватное назначение могут 30% граждан РФ. Стоимость диагностических мероприятий чаще всего не превышает 3000–4000 тысяч долларов. Не стоит забывать, что цена неверно поставленного диагноза, чем так грешат российские клиники, — человеческая жизнь.

Не сбрасывайте со счетов и тот немаловажный факт, позволяющий принять решение в пользу лечения за границей, что в тех же Израиле и Германии средняя продолжительность жизни онкобольных даже в сложных случаях составляет от 12,5 до 14 лет, тогда как в России эта цифра едва дотягивает до 3–4 лет. А это целая жизнь...

В Израиле, Германии, Швейцарии и США нет понятия «высокотехнологичная медицинская помощь», потому что все используемое для диагностики и лечения рака оборудование отвечает последним научным достижениям. В той же Америке создано более 200 центров ядерной медицины, оборудованных гамма-камерами и позитронно-эмиссионными томографами (ПЭТ). В России таких ПЭТ-центров всего лишь 28 (в 17 городах)[5], тогда как в Израиле, например, только в городе Хайфе, где население не превышает и 300 тысяч, их 3.

Медицинские центры в достаточной степени укомплектованы специалистами широкого и узкого профиля, обладающими всеми необходимыми знаниями и умениями для работы с современным оборудованием. Лечение осуществляется комплексно с использованием не только традиционных, но и альтернативных методов: иммуно- и гормонотерапии в том числе. В настоящее время разрабатываются нанотехнологии для скорейшего уничтожения раковых клеток.

В израильских клиниках пациенты получают доступ к лечению по самым передовым технологиям терапии рака: сверхточные кибер-ножи для неинвазивного лечения, роботы «Да Винчи» для проведения хирургических операций (для сравнения, таких роботов всего 6 на всю Россию), для достижения максимального эффекта в онкохирургии задействованы такие новейшие процедуры, как интраоперационная радио- и химиотерапия. Доктора израильских центров имеют длительный опыт работы, ученые степени и высокую квалификацию, владеют иностранными языками, занимаются исследовательской деятельностью, постоянно совершенствуют свои знания и обмениваются опытом с европейскими коллегами. И еще один немаловажный момент: израильские онкологи пытаются использовать любой, самый крошечный шанс, чтобы продлить больному жизнь даже при обширных метастазах и на последней стадии заболевания. Если в Германии одно лекарство не срабатывает, пробуют еще 2–3 линии препаратов. В Израиле же, борясь за жизнь человека, онкологи дают 6–7 линий медикаментов, чтобы выбрать наиболее оптимальный вариант лечения.

Словом, у лечения рака за границей только один минус — его цена. Впрочем, как показывает опыт наших соотечественников, в России госпитализация обходится, мягко говоря, не совсем бесплатно.

Стоимость лечения рака в России и за границей

Формально злокачественные опухоли в нашей стране лечат бесплатно. Однако факты говорят обратное. Кто является первопричиной коррупции в отечественных ЛПУ: врачи или пациенты — спор довольно долгий. Первые сетуют на низкие зарплаты и недостаток государственного финансирования медучреждений (чего отрицать не приходится), вторые стремятся всеми средствами (у кого сколько есть) задобрить врачей, чтобы им уделили должное внимание и подобрали качественное лечение.

Как бы там ни было, но, по информации от бывших пациентов на российских форумах, «стоимость» госпитализации в России — от 30 до нескольких сотен тысяч рублей, операции по удалению рака — от 50 тысяч рублей, медсестрам за хорошее обслуживание платят 3–5 тысяч рублей… Лекарства для лечения в стационаре — таблетки и вакцины — пациенты тоже часто покупают сами. По информации фонда «Общественное мнение» за 2013 год, лекарствами не обеспечены 42% пациентов бюджетных онкоцентров.

Если и вовсе не дожидаться квот, то курс лечения рака в нашей стране обойдется в среднем в 250–300 тысяч рублей. На ранней стадии рака операция может выйти сравнительно недорого: от 40 до 70 тысяч рублей. На II и III стадии годовая терапия будет стоить от сотен тысяч до нескольких миллионов рублей.

На бесплатное лечение рака за рубежом, конечно же, надеяться не приходится. Цены на лечение различных онкологических заболеваний не схожи в разных странах и даже в нескольких регионах в пределах одного государства. Самые низкие цены в Израиле, выше — в Германии, наиболее высокие — в Соединенных Штатах. К примеру, лечение рака груди, начиная с обследования, в Израиле может стоить от 1 млн рублей, в Германии — от 2 млн рублей, в США — еще дороже. Некоторые наиболее тяжелые заболевания, требующие пересадки органов, операций на головном и спинном мозге, обходятся в несколько десятков миллионов рублей. Нередко это те случаи, когда российская медицина помочь не в силах.

Где же лучше всего лечить рак?

Сравнив условия лечения онкозаболеваний в России и за границей, нетрудно прийти к выводу, что лечение за рубежом будет более профессиональным, а также, что немаловажно, более современным. Проходя терапию в таких странах, как например Израиль, Германия, США, вы можете быть уверены, что получили максимально эффективное лечение. За границей нет проблем с кадрами и доступом к лекарствам, не приходится месяцами ждать получения квот, чтобы потом все равно платить десятки тысяч из-под полы.

В настоящее время лечение рака в Израиле, Германии, Швейцарии и других развитых странах предпочитают не только те, кто может себе это позволить материально. Все больше россиян, сталкиваясь с современными реалиями отечественной медицины, понимают, что комфорт и спокойствие больного, а также уверенность в квалификации и профессиональной ответственности врачей, качестве техники и медикаментов намного ценнее более дешевого, но не такого уж бесплатного лечения в России.

В чем же заключаются преимущества лечения рака в Израиле, Германии, Швейцарии и США и чего не хватает отечественной медицине?

Печально это признавать, но преимущества заграничной медицины очевидны:

  • Высокий уровень профилактической работы с населением, что позволяет выявить онкологию на самых ранних стадиях.
  • Точность диагностики: от правильного диагноза зависит успех лечения.
  • Постоянный мониторинг реакции раковой опухоли на действие лекарственных препаратов позволяет онкологам вовремя менять схемы лечения, подбирая более действенные средства, что и обеспечивает в этих странах высокий процент выживаемости онкобольных даже в запущенной стадии.
  • Высочайшая квалификация хирургов-онкологов, которая гарантирует вам максимально щадящее и малотравматичное проведение операции.
  • Слаженная работа высококвалифицированных специалистов самых разных направлений: семейных врачей, диагностов, хирургов, лаборантов, инженеров-технологов, обслуживающего персонала, ученых. Подобный «творческий симбиоз» позволяет онкологам творить настоящие чудеса.
  • Высокое качество лекарственных препаратов, обеспечивающих эффективность лечения: за рубежом предпочитают не пользоваться дженериками (дешевыми аналогами дорогих и качественных лекарств), так как они не гарантируют результат лечения.
  • Неформальное общение врача с пациентом имеет большое значение для последнего: внимательное отношение доктора к своему больному усиливает терапевтический эффект лечения. Кроме того, с онкобольными и их родственниками вплотную работают онкопсихологи, что сводит практически к нулю число самоубийств — обратившийся за помощью понимает, что он не останется со своей проблемой один на один и получит от медицины все самое лучшее.

И все же лучшее лечение — это профилактика. Ежегодные осмотры у квалифицированных специалистов, правильное питание и здоровый образ жизни сберегут и здоровье, и деньги.

Тем внимательнее нужно относиться к своему здоровью, если вы находитесь в зоне риска. Речь идет о наследственной предрасположенности к раку или соответствующем возрасте, когда может возникнуть заболевание. Так, женщинам рекомендуется обследоваться на предмет рака груди с 25–30 лет и в обязательном порядке проходить маммографию после 40 лет. У мужчин риск нарушения репродуктивного здоровья начинает выявляться после 35, а особенно — после 40 лет.

Задумайтесь о своем здоровье сейчас! Не бойтесь говорить о раке, даже если вы здоровы. К сожалению, от этого заболевания не застрахован никто, раковые клетки есть у всех, и страшная статистика смертности показывает, что несвоевременная диагностика и лечение могут стать причиной необратимых последствий. Лучше заранее получить максимальные шансы на спасение своей жизни или жизни своих родных.

В какую клинику в Израиле можно обратиться для терапии рака?

Когда, взвесив все за и против, было принято решение отправиться на лечение рака в Израиль, стоит адекватно оценить свои возможности. Если сбор документов, покупка билетов, проживание, выбор клиники затруднительны, есть смысл обратиться, например, в клинику «Топ Ихилов». В этом случае решением всех организационных вопросов займутся сотрудники клиники:

  • организуют трансфер и комфортное размещение. Для удобства пациента возможно проживание максимально близко к клинике;
  • назначат очередь на диагностику и консультации, забронируют операционную. Все это происходит до приезда пациента, за счет чего существенно экономится время.
  • также до приезда пациента составят медицинскую программу с описанием процедур — как диагностических, так и лечебных — и ценами на них;
  • помогут выбрать опытных врачей, специализирующихся на конкретном заболевании;
  • займутся переводом медицинских документов;
  • помогут приобрести необходимые медикаменты;
  • займутся послеоперационным сопровождением;
  • организуют консультации при повторных визитах или скайп-консультации с лечащим врачом.

Кроме прочего, сотрудники «Топ Ихилов» займутся и досугом пациента, например организуют экскурсии, а также ответят на любые вопросы, помогут в любой ситуации — сделают все возможное, чтобы поездка на лечение прошла комфортно.