В мире

Повторение бейрутской трагедии в России – всего лишь вопрос времени: что нужно сделать, чтобы его избежать

Отвечает директор федерального ВНИИ экологии Иван Стариков
Полуразрушенное здание зернохранилища в порту Бейрута.

Полуразрушенное здание зернохранилища в порту Бейрута.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Когда мы говорим о том, что произошло в Бейруте, слушаем и смотрим репортажи из ливанской столицы, то понимаем, что произошедшее там – чудовищно. Взрыв был эквивалентен по мощности землетрясению магнитудой 4,5 балла, это подтвердили иорданские сейсмологи. Отголоски того, что произошло, были слышны даже в Никосии, столице Кипра, за 250 км от Бейрута.

В нашей стране, пусть и не в таких масштабах, но подобная катастрофа случилась в 1971 году, когда в селе под Тюменью сдетонировало 150 тонн селитры, складированные в полуразрушенном сарае. Кратер был 64 м диаметром и 13 м глубины. Погибли взрослые и дети.

Что нужно сделать, чтобы избежать подобных трагедий?

На этот вопрос в эфире радио «КП» ответил директор федерального ВНИИ экологии Иван Стариков:

- Сельское хозяйство не может без минеральных удобрений. Аммиачная селитра, NH4NO3, это соль азотной кислоты, еще Глаубер ее открыл давным-давно, она при определенных условиях действительно становится взрывчатым веществом. В чем на самом деле угроза?

Директор федерального ВНИИ экологии Иван Стариков. Фото: Александр Щербак/ТАСС

Директор федерального ВНИИ экологии Иван Стариков. Фото: Александр Щербак/ТАСС

В том, что производство минеральных удобрений равномерно в течение года, а потребление носит сезонный характер. Поэтому спрос сильно повышается весной. И у производителей минеральных удобрений есть горячее желание накопить запасы в портах, особенно, если это касается экспорта.

Президент поставил задачу в плане несырьевого экспорта, а минеральные удобрения – очень важная статья нашей внешней торговли. Это товар с высоким уровнем добавленной стоимости. Поэтому здесь есть внутреннее противоречие между желанием производителей, которые производят минеральные удобрения, резервировать издержки. Возить зимой, когда нет такого спроса на вагоны, тариф меньше, безусловно, им выгоднее. Поэтому они сделали попытку провести поправки, позволяющие накапливать минеральные удобрения в портах. Но там ограничение – 50 м от причальной стенки. Помимо того, что если там даже не взорвется, вполне возможны какие-нибудь цунами или ураган, смерч, и все это может попасть в мировой океан.

При определенных условиях абсолютного раздолбайства и идиотизма (а это наши сильные стороны, надо признать) такое, как в Бейруте, может произойти и у нас. Так вот, рвануло в Ливане примерно 2750 тонн аммиачной селитры. И это на самом деле практически ядерный заряд малой мощности, это 2,7 килотонны в тротиловом эквиваленте...

Проблему эту нужно решать. Создавать специализированные порты (помочь бизнесу), которые были бы вынесены на далекое расстояние от населенных пунктов. На том же Кольском полуострове у нас основные производители, незамерзающий порт. И строить, как у нас есть специализированные, например, угольные порты. Таким образом, решать вопрос, связанный с сезонностью.

Нужно также провести тотальную ревизию, а сколько и где у нас накоплено аммиачной селитры. Ну, еще есть карбамид, или мочевина. Карбамид аммония, который тоже при определенных условиях может стать взрывчатым веществом. И если мы этого не сделаем, то новая трагедия – вопрос только времени.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Жительница разрушенного Бейрута: Если ты не умираешь, врачи откажут в помощи

В эфире радио «КП» о страданиях бейрутцев рассказала жительница города (подробности)

Российские спасатели надеются найти выживших под завалами в Бейруте

Корреспондент «КП» прибыл в ливанскую столицу, в которой произошел взрыв чудовищной силы (подробности)