Общество

"Макаревич - не диссидент, а семидесятник. Поэтому нужно отстать от него"

Писатель Захар Прилепин прокомментировал "КП" ситуацию вокруг скандального письма музыканта
Писатель Захар Прилепин прокомментировал "КП" ситуацию вокруг скандального письма музыканта

Писатель Захар Прилепин прокомментировал "КП" ситуацию вокруг скандального письма музыканта

Фото: Евгения ГУСЕВА

- ...Итак, Андрей Макаревич относится к числу умеренной либеральной интеллигенции, которая пришла на смену шестидесятникам. Он такой классический, и не просто классический, а центральный, наверное, семидесятник, один из кумиров интеллигенции, который за 40 с лишним лет творческой работы не утерял своих позиций.

Хотя некоторое время назад, еще лет семь, лидер «Машины времени» воспринимался в качестве человека слишком уж лояльного власти.

Ну а то, что Андрей Макаревич всегда выступал, категорически не приемля тоталитарное советское наследство, сталинизм - это совершенно очевидно. Одна половина страны сидела, другая сажала и трам-пам-пам, - я не раз и не два слышал такие высказывания Андрея Макаревича и собственно к ним привык и на них не реагировал.

Но вот - письмо к Владимиру Владимировичу Путину... Оно, безусловно, напомнило сложносочиненные отношения между творческой интеллигенцией и Сталиным. Потому что со Сталиным далеко не один только Михаил Афанасьевич Булгаков переписывался, а переписывались многие и многие центральные персонажи российской словесности и даже актеры и режиссеры, и музыканты периодически вступали в переписку. И Иосиф Виссарионович им отвечал. И все это было очень трогательно.

Но вообще, как мне казалось, вот с точки зрения представителя либеральной интеллигенции такие взаимоотношения тоже являются как бы следствием тоталитарного мышления, рабского сознания - «хозяин придет и порядок наведет»…

И сегодня Андрей Макаревич повторяет буквально под копирку всю эту историю и обращается к Путину. Свободный человек в свободной стране – ну, относительно свободный человек в относительно свободной стране – тем не менее, мало кого из нас за мысли привлекали к ответственности. Мы можем там пойти на митинг и получить неприятности, можем там вступить в радикальную партию и иметь неприятности. И тем не менее нас - за наши мысли и высказывания - никого в России не наказывали уже очень давно. Поэтому вот Андрей Макаревич высказался, а люди, тоже в соответствии с демократическими установками, как-то на него отреагировали.

СМИ кинулись ретиво, бешено, со слюной у рта называть его национал-предателем, и в общем явно перегнули палку. Хотя, с другой стороны, не мешало бы помнить, что в 1990-е годы недавнему оппоненту Андрея Макаревича Эдуарду Лимонову доставалось от либеральной прессы так, как и Макаревичу сегодня не достается. Уж и фашистом, и негодяем, и подонком, и краснокоричневым, - и как только не называли его, начиная с 1991-го по начало нулевых годов. И Проханову то же самое доставалось… Вот эта наша прекрасная демократическая пресса выступала крайне радикально. И ни Лимонов, ни Проханов не писали писем ни Ельцину, ни Путину с призывом как бы не причислять их к числу подонков рода человеческого.

Собственно, и Андрей Макаревич тоже не спешил заступиться за «краснокоричневых подонков». А сегодня ситуация как-то обернулась… Как бы в 1990-е годы... Вот так раз - и перевернулись, и вывернулись наизнанку, и теперь вот как бы люди, которые тогда управляли процессом, управляли умами, они вдруг оказались маргиналами, а которые были маргиналами, они вдруг не то чтобы в фаворе, но они как-то приподнялись немножко. Вот такие странные рифмы и созвучия российской истории здесь происходят.

А если все это свести к какому-то итогу, то, конечно, нужно отстать от Макаревича. Потому что он никакой ни диссидент, просто он человек со своими устоявшимися взглядами. Антитоталитарными, антиимпералистическими, антисоветскими и он их высказывает. Но Россия - она же не Украина, мы можем себе позволить какие угодно взгляды. Главное, чтобы эти взгляды государство не разделяло.

Поэтому - пусть его, пусть он говорит, пусть он поет, всем только будет лучше, если ему тоже будет хорошо.

КСТАТИ

Андрей Макаревич: Я тому политику так залимонил, потому что надоело утираться после хамства

Певец прокомментировал для «Комсомолки» свой конфликт с Эдуардом Лимоновым:

- Я готов принять любую точку зрения, но хамство я не люблю. У меня есть определенные границы, переход которых я не прощаю. Я, может быть, несколько резко ответил, но просто терпение кончилось. Как еще с хамами быть? (читайте далее)

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Андрей Макаревич - «Комсомольской правде»: «Отдать свои награды? Да на фиг...»

Как мы уже сообщали, 12 августа Андрей Макаревич выступил в городе Святогорске, занятом украинскими силовиками. После этого депутат Госдумы Евгений Федоров предложил лишить лидера группы «Машина времени» почетных званий и ордена «За заслуги перед Отечеством». За музыканта вступился Иосиф Кобзон. Эти темы мы решили обсудить с самим Макаревичем (читайте далее)

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Напомним, в середине августа лидер «Машины времени» побывал в городах, захваченных украинскими войсками. Это вызвало волну возмущения у российской общественности и во многих СМИ. Более того, депутат Госдумы Евгений Федоров предложил лишить Андрея Макаревича почетных званий и ордена «За заслуги перед Отечеством». Но многие коллеги по сцене вступились за музыканта.