Политика14 марта 2021 1:27

Есть ли у России союзники, кроме армии и флота

Разбираемся, на кого наша страна может положиться, а кто лишь использует ее
У России только два союзника - ее армия и флот.

У России только два союзника - ее армия и флот.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Весьма расхожий обвинительный аргумент либеральной общественности в адрес Кремля: у нынешней России даже нет друзей и союзников. Со всеми-то она переругалась и никак не хочет вести себя, как принято в «цивилизованном» мире.

Курьезно, но это утверждение формально перекликается с известными словами Российского императора Александра III: у России только два союзника - ее армия и флот. А в духовном завещании сыну, будущему императору Николаю II, он добавил: «Помни, у России нет друзей. Нашей огромности все боятся».

Внешнее совпадение аргумента нынешних либералов со словами царя-батюшки налицо. Поищем отличия.

Во-первых, в словах императора нет и тени ущербности, он просто зафиксировал существовавшую в ту эпоху, как сейчас сказали бы, геополитическую реальность. У уверенно крепнувшей во второй половине XIX века России верных союзников в Европе, увы, не было. Это и зафиксировал государь-миротворец, время правления которого прошло для страны без единой войны.

В логике либералов остаться без «союзников» - бесспорные позор и слабость, ведущие нас в исторический тупик. Этим они как раз поддерживают обвинения Запада в том, что Россия - непредсказуема, ведет себя вызывающе, угрожает другим странам и бросает вызов «международным правилам».

Во-вторых, слова российского императора и сетования нынешних принципиальных противников «режима» относятся, понятное дело, к абсолютно разным эпохам, между которыми даже вместились другие эпохи. Уверенная сила самодержца, которому в рот смотрела вся Европа, и слабость и унижение ельцинской России, по инерционной логике которой наши либералы «вангуют»: без сильных союзников нам - хана!

Сильная армия по-прежнему главный союзник России.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

КАК МЫ ПЫТАЛИСЬ С ЗАПАДОМ ДРУЖИТЬ

Хотела ли Россия после развала Союза стать союзником Запада? Еще как! При Ельцине мы себя уже считали чуть ли не привилегированными союзниками США, поскольку сами отказались быть привилегированным врагом. Разве можно такое не оценить? Но, как стало абсолютно ясно позже, нас американцы воспринимали как проигравших в холодной войне, а не как новых партнеров.

Вспомним наши попытки «подружиться» с Западом. В 1997 году принимается Основополагающий Акт Россия - НАТО, в преамбуле которого зафиксировано: мы - не противники. А в 1999-м происходит знаменитый разворот самолета премьер-министра Примакова над Атлантикой: он летел с визитом к «союзнику» - США, и лишь воздухе узнал, что НАТО начало войну в Югославии.

Президент Путин после теракта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года первым звонит президенту США с соболезнованиями и выражением готовности помочь в борьбе с террористами. В том же году Россия закрывает свои военные базы на Кубе и во Вьетнаме - более чем красноречивый жест добрых намерений. В это же время - действенная помощь американцам в их войне в Афганистане.

Что получили взамен? Поддержка террористов на Кавказе. «Революция роз» русофоба Саакашвили в Грузии, потом победа «оранжевого» Ющенко в немыслимом «третьем туре». Отрыв Украины от России. Дестабилизация ситуации в соседних с нами странах по всему периметру границ.

Когда в начале 2000-х мы еще пытались «дружить» с Западом, глубокий знаток американо-российских отношений историк и политолог Стивен Коэн разъяснил в интервью «Комсомолке»: да, вы можете стать партнером США, но только младшим партнером, и никогда - равноправным. Так что к «мюнхенской речи» Путина в 2007 Россия шла долго.

Президент Путин после теракта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года первым звонит президенту США с соболезнованиями и выражением готовности помочь в борьбе с террористами.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

МЛАДШИЕ ПАРТНЕРЫ

В чем смысл и как выглядит союзничество младшего со старшим, на примере прибалтов, пояснил Николай Межевич, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института Европы РАН:

- В НАТО формально все равны, но очевидно, кто там главный. Американцы и не скрывают, что стратегические решения определяют они, как и нормы финансирования оборонных бюджетов стран-членов. Реального равенства в альянсе нет. Даже Германия, четвертая экономика мира, в военно-политическом отношении полного суверенитета не имеет. Немцы сами о себе говорят: мы экономический гигант и политический карлик одновременно. Что тогда говорить о суверенитете Эстонии, Латвии и Литвы? Да и сами наши балтийские соседи прекрасно понимают свой номинал в этой американской карточной колоде.

После вывода российских войск из Прибалтики, вспоминает эксперт, который входил в российскую делегацию на переговорах о границе с Эстонией, лидеры всех трех стран Балтии заговорили о том, что самостоятельно им сохранить суверенитет не получится, для этого есть только два пути: вхождение в СНГ или в НАТО. Разумеется, правящие элиты с самого начала выбрали западный альянс. И на сегодня краеугольный камень в основе их государственности - интеграция, в первую очередь даже не в ЕС, а в НАТО.

У прибалтов без внешнего покровительства даже видимости суверенитета быть не может, и их «союзничество» в альянсе - отношения, по сути, вассала со своим сувереном, в роли которого выступают США. Вспомним, как принимают американские президенты лидеров стран Балтии в Белом доме - сразу трех скопом, чтобы не тратить время на каждого.

Но есть другой вопрос: а американцам и их военному блоку зачем нужны совсем уж «младшие» партнеры?

- Все нынешние разговоры про кибервойны, беспилотники, ядерные удары не отменяют основного критерия выигрыша в войне - получения контроля над территориями, - объясняет Межевич. - Для движения натовских войск на Москву, Питер, союзный нам Минск нужны стартовые точки. И Рига, Таллин и Вильнюс для этого очень подходят.

Получается, роль «младшего партнера» США, в том числе даже в НАТО, никак нам не подходит: свой суверенитет мы сами способны отстаивать, а быть «точкой входа» для агрессии против самих себя - это уже из области психиатрии.

МОЖЕТ ЛИ СОЮЗ БЫТЬ РАВНОПРАВНЫМ

Союз с сильным - судьба слабых? Они вынужденно льнут к актуальному победителю, не важно, в какой войне - Второй мировой или холодной. Если победитель сменится, их доля - искать и его благосклонности?

- Есть понимание такого союза, в котором, как неоднократно показывала Россия, совершенно не обязательно быть в положении «клиента» - считает Владимир Мамонтов, сопредседатель Российско-белорусского сообщества журналистов и экспертов «Друзья - Сябры». - Да, если судить по территории, экономической мощи России, ты будешь ей уступать. Но Москва всегда находила такие формы союзничества, которые делали его равным, выгодным всем и никого бы не унижали.

Владимир Мамонтов, сопредседатель Российско-белорусского сообщества журналистов и экспертов «Друзья - Сябры»

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Что касается Белоруссии, то наши союзнические отношения только дипломатическими терминами не определить. Мы союзники природные, мы защищаем один цивилизационный плацдарм. У нас могут быть какие-то конфликты, недовольство друг другом, но неизменно то, что мы защищаем общее геополитическое пространство и общие ценности. Вот почему наше союзничество ничуть не напоминает вассальную зависимость слабого от сильного. Да и можно ли представить Лукашенко при встрече с Путиным в известной позе польского президента Дуды в кабинете Трампа?

- Для меня, как советского человека, всегда было непонятно: какие «младшие» партнеры, почему? – продолжает Мамонтов. - Маршал Баграмян нам что ли «младший»? Как могут армяне быть «младшими», если они старше нас в создании своего государства и принятии православия? Я никогда не понимал, почему украинцы отказываются защищать нашу общую историю. Они такие же наследники Российской империи и Советского Союза, как и мы. Но их выбор другой - вступить в какие-то вассальные отношения с Европой, которая никогда не примет их как равных.

Действительно, в страстном желании Киева и Тбилиси вступить в НАТО просматривается прежде всего мечта встать на довольствие, нескрываемые клиентские устремления. А если сравнивать НАТО и ОДКБ, то на фоне железной дисциплины и диктата американцев в первом блоке, второй подчас выглядит как либеральный клуб.

НАСИЛЬНО МИЛ НЕ БУДЕШЬ

Недавно постпред России в ООН Василий Небензя, выступая на заседании Совета Безопасности, ответил своей коллеге Никки Хейли, заявившей, что Россия никогда не будет другом Соединенных Штатов:

- Дружба - дело взаимное и добровольное. Заставить дружить нельзя. И мы к вам в друзья не набиваемся. Мы от вас хотим нормальных цивилизованных отношений, в которых вы нам высокомерно отказываете. У вас в друзьях только те, кто не может вам сказать «нет». И это единственный критерий дружбы в вашем понимании. У России есть друзья, и в отличие от вас, нет противников, кроме терроризма.

Постпред России в ООН Василий Небензя

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Жестко, но предельно четко. Вопрос о возможном союзе с Россией не допускает сам Запад. Так что зря сокрушаются наши «несистемщики» по этому поводу. Условия «дружбы» с Америкой наш постпред в ООН обозначил. Россия условий для дружбы с ней не выставляет. И, если отвлечься от враждебного пропагандистского гула, друзей у нее немало.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Владыки Севера: как США собираются выдавливать Россию из Арктики

Курс на наращивание американского военного присутствия в регионе останется ключевым (подробности)