Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+7°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
18 января 2022 11:44

Миллиардер Игорь Рыбаков, оказавшийся в Казахстане во время погромов: Когда объявили о вводе военных ОДКБ, Алма-Ата словно выдохнула

Как семья известного российского бизнесмена выживала без денег в объятой хаосом стране и как им удалось эвакуироваться на самолете Минобороны, он сам рассказал «Комсомольской правде»
Игорь Рыбаков оказался в Алма-Ате как раз в разгар беспорядков

Игорь Рыбаков оказался в Алма-Ате как раз в разгар беспорядков

Фото: Личный архив

ЗОМБО-АПОКАЛИПСИС

Смуту в Казахстане российский богач Игорь Рыбаков прочувствовал на себе в прямом смысле слова. Совладелец корпорации «Технониколь», выпускающей стройматериалы, участник списка «Forbes» с состоянием в $2 миллиарда, вместе с семьей он оказался в Алма-Ате как раз в разгар беспорядков. Приехал 3 января презентовать свою книгу, встретиться с друзьями и покататься на горных лыжах. А оказался в ситуации, когда ни деньги, ни положение не могли помочь ему вернуться домой. О том, что пришлось пережить и что на самом деле произошло в Казахстане миллиардер рассказал в интервью kp.ru.

- Когда вы поняли, что «попали»? Что о горных лыжах и презентациях можно забыть…

- Вот не сразу. Сначала, казалось, все нормально. Ну да, митинги… Быть несогласным – это не криминал, «движуха» воспринималась вполне позитивно. Но потом у толпы появилось оружие. Захватили аэропорт, начали громить магазины. А со мной жена и четверо детей.

Нахлынуло чувство, что происходит что-то ужасное. Да еще туман в городе такой, что в 30 метрах ничего не видно. Это напоминало зомбо-апокалипсис. На блок-посту меня там приняли за террориста. Вывели из машины, наставили автомат и начали задавать вопросы. На какой улице в Москве я живу, какое рядом метро. Представляете, я настолько опешил, что не сразу вспомнил. Какой-то паралич накатил. На наших глазах одна машина перед этим блокпостом развернулась, за ней погнались, стреляли…

В общем, оказаться с семьей в такой опасности - без связи, в полном неведении… Власти отключили интернет, чтобы нарушить координацию боевиков. Зря, мне кажется. Молодежь, которая могла сидеть в интернете и играть в игры, в итоге вышла на улицы. Город парализовало, ничего не работало, у людей не было наличных, банально не на что было купить еду.

Миллиардер Игорь Рыбаков

Миллиардер Игорь Рыбаков

Фото: Личный Архив

- И вам, миллиардеру, тоже?

- Ну как сказать… Да, денег не было, банкоматы не работали, карты никто не принимал. Но я остановился у друга - он, к счастью, оказался запасливым человеком. А вот ученики нашей академии (X10 Academy, в ней миллиардер учит успеху других, – авт.) жили в гостинице, у них «кэша» не было. Приходилось у кого-то одалживать, кому-то помогать. Казахстанцы вообще-то народ отзывчивый, у кого что было в заначках, в погребах, с готовностью делились.

ДВА ДНЯ НА РАЗГРАБЛЕНИЕ

- На ваш взгляд, вот эти беспорядки в Алма-Ате… Что это было?

- Вы знаете, я не политолог и не эксперт по Казахстану. Местные специалисты высказывали разные версии. Например, что это действительно был протест, перешедший в грабежи... Или это клан Назарбаева попытался дискредитировать президента Токаева и укрепить свою власть... Или наоборот, официальная власть внедрила в ряды протестующих провокаторов, чтобы закрутить гайки... Или действительно кто-то из-за кордона попытался качнуть страну...

Мне ближе всего версия, что это была попытка переворота. Вот смотрите, у моего сына в Алма-Ате случился перелом ноги. Приезжаем в больницу, в приемном покое - больше сотни человек с ножевыми и огнестрельными ранениями! Главврач рассказывает, как боевики с оружием накануне, в ночь с 5-го на 6-е, в двух соседних больницах захватили приемное отделение, убили главврачей, насиловали медсестер. Это была настоящая войсковая спецоперация, не какие-то протестующие, а боевики готовые на убийства и планировавшие их. Я заходил в морг, и там лежали тела с огнестрельными ранениями - точно в голову и в сердце. А это значит, что работали снайперы, подготовленные люди.

Протестующие? Я вас умоляю. Когда город сидел без интернета и питался слухами, у боевиков были рации и спутниковые телефоны, они прекрасно координировались. Такое впечатление, что давно подготовленные отряды по команде вскрыли конверты и пошли отрабатывать планы.

Мы своими глазами видели попытку захвата телебашни: подъезжают несколько авто без номеров, в них вооруженные люди. У башни стояли БТРы, ребята из них открыли огонь, начали преследование. Боевики выскочили из машин и рассеялись в частном секторе.

Но телебашня – это особый случай. В остальном же с 5 по 7 января Алма-Ата была фактически на разграблении. Полиции минимум, армии не было вообще. Военные сидели по казармам, и как потом выяснилось, у них был приказ не высовываться.

Смуту в Казахстане Игорь Рыбаков прочувствовал на себе в прямом смысле слова

Смуту в Казахстане Игорь Рыбаков прочувствовал на себе в прямом смысле слова

Фото: Личный Архив

- Почему полиция бездействовала, как вы думаете?

- Это тоже указывает на попытку переворота. Такое впечатление, что одни и те же люди вооружали грабителей и одновременно приказывали полиции и армии не стрелять, не выходить из казарм. Как боевики могли захватить укрепленное по последнему слову здание Комитета нацбезопасности, арсеналы с оружием? Почему перед захватом аэропорта оттуда сняли оцепление?

Странно, что вот эти боевики, которые захватывали стратегические объекты, не выдвинули ни одного требования. Такое впечатление, что это было маски-шоу с неведомыми заказчиками и режиссерами.

Специалисты, с которыми я побеседовал там, в Алма-Ате, вообще выдвигали много предположений. Кстати, все это собрал в подробный видеосюжет, он опубликован на моем youtube-канале.

- В Алма-Ате вы наверняка общались с богатыми людьми, представителями элиты?

- Конечно.

- Что они говорили о происходящем? Может, знали что-то особенное?

- Не сказал бы… И богатые и состоятельные, и обычные люди ко всему относились примерно одинаково. Поначалу восприняли протесты с сочувствием, а потом – были в шоке, чуть ли не в панику ударились. Страшно было всем – мне, моей семье, знакомым и каждому встречному, независимо от достатка и положения.

- Когда стало известно о вводе сил ОДКБ, настроение изменилось? Многие опасались нападок на русских жителей…

- Да? По мне так все было наоборот. Когда Токаев объявил о вводе военных ОДКБ, Алма-Ата словно выдохнула. Все увидели президента Казахстана, пришедшего в себя, что ли. Это моментально передалось людям, стало понятно, что скоро конец всему этому ужасу. Были, конечно, те, кто брюзжал про потерю суверенитета и что-то такое. Но их было меньшинство. Да и они быстро переобулись, поменяли мнение. Потому что эффект даже просто от новостей про ввод сил ОДКБ был оглушительным! Позитивным! Эта новость и положила конец хаосу.

Я, кстати, понимаю Токаева. Ему не на что было опереться. Он не мог отдавать приказы, высокопоставленные силовики подчинялись каким-то другим силам. А ввод войск ОДКБ позволил перейти к сильным мерам. Токаев по телевидению, напрямую сказал правоохранителям: разрешаю открывать по боевикам огонь на поражение, ответственность беру на себя. Обычно правители стараются переложить ответственность на кого-то другого, так что это было мощно.

Потом было 2-3 дня, когда силовики заходили в город, начались облавы, зачистки, опять стрельба. Это тоже было страшно, но было видно, что в городе наводят порядок.

- Вы сами не сталкивались с военными из сил ОДКБ?

- Нет, они сразу отправились на охрану каких-то важных объектов. Их не должно было быть на переднем фронте, с боевиками в городе боролись местные подразделения. И это было очень правильно, это сразу исключило национальный аспект.

На блок-посту Рыбакова приняли за террориста. Вывели из машины, наставили ствол автомата и начали задавать вопросы

На блок-посту Рыбакова приняли за террориста. Вывели из машины, наставили ствол автомата и начали задавать вопросы

ЖЕНА ВПЕРВЫЕ ПОНЯЛА, ЗАЧЕМ РОССИИ ТАКАЯ СИЛЬНАЯ И ДОБРАЯ АРМИЯ

- Как вы ощутили себя, когда поняли: деньги не в состоянии помочь вам?

- Знаете, я все-таки предприниматель. То есть человек, который предпринимает поиск возможностей в любой ситуации. Да, деньги перестали иметь значение, я не контролировал ресурсы. Самолеты не могли прилететь в Алма-Ату, нельзя было вылететь ни бизнес-джетом, ни рейсовым самолетом, ни поездом выехать. До Бишкека (столицы соседней Киргизии, - ред.) тоже не могли доехать, мародеры орудовали вокруг. Со мной были жена и дети, этот фактор заставлял отбрасывать многие из вариантов действий. Признаюсь, я погрузился в непривычное состояние всеобъемлющего бессилия. Это чувство стало, наверное, самым сильным эмоциональным отпечатком тех дней. Я хотел сделать что-то для родных, но не мог.

И в то же время, я видел, как у людей в те дни выросло значение взаимовыручки, отзывчивости, чувства локтя, веры. Я видел, как поддерживают друг друга жители Алма-Аты, мы чувствовали себя их частью и ждали.

- А полет на военно-транспортном самолете - не бизнес-авиация, да?

- Все неудобства компенсировались доброжелательностью наших ребят-военных. Мы до последнего искали какой-то более комфортный вариант, потому что у сына была сломана нога. Но наступил момент, когда психологические силы покинули нас, мы уцепились за возможность эвакуироваться военным бортом.

А дальше все шло только по нарастающей: эвакуация, приветливость военных, - все это просто поражало. Да, это был самолет-«грузовик», совсем не бизнес-класс, мы сидели на откидных сидушках вдоль борта. Военные сразу предупредили, что нет туалета, что для детей еще можно что-то придумать, а взрослым придется терпеть. Все настроились на это, 5,5 часов до Москвы пролетели очень быстро. У Вани сломанная нога немного затекла, но это ерунда по сравнению с радостью лететь домой. В Чкаловском все процедуры – паспортный контроль, дезинфекция, ПЦР-тесты - прошли на удивление быстро и организовано, я думал, нас дольше промурыжат. Когда мы оказались дома, моя супруга Катя сказала: «Я впервые поняла, зачем России нужна ТАКАЯ сильная армия. Дружелюбие и помощь при эвакуации это что-то». А Катя у меня пустых слов не говорит, услышать такое из ее уст – это дорогого стоит.

Вообще, для нас эта поездка стала жуткой встряской.

Теперь я больше всего хочу, чтобы все мы сделали для себя какие-то выводы, чтобы в будущем в Москве, Алма-Ате или любом другом месте избежать таких конфликтов, мясорубки. Когда бояре дерутся, а чубы трещат у простого народа. Жизни людей – это расплата за накопившиеся структурные противоречия. Небольшая кучка сверхбогатых и огромная масса бедных людей – вот устройство общества в Казахстане. И это в стране, которая в первой десятке по природным богатствам в мире.

Нам всем нужно понять, почему наша жизнь приводит к таким диспропорциям. И сделать все, чтобы этих диспропорций не было. Как? Мы с женой свой выбор давно сделали: вкладываем деньги в образование, строим детсады и школы. В планах построить 10 тысяч школ PlaySchool, в которых дети будут учиться навыкам генерации защиты от злоупотреблений властью, от манипуляций и контроля, а также умению замысливать и добиваться замысленного с помощью имеющегося.

НАША СПРАВКА

Игорь Владимирович Рыбаков — российский предприниматель, участник списка богатейших людей России. По версии журнала Forbes в 2021 году занимал 70 место в рейтинге с состоянием в 2 млрд долларов США. Родился 16 мая 1972 в Магнитогорске. Первый капитал заработал школьником в 1988 году - работал в студенческом стройотряде. В 1992 году, будучи на третьем курсе института, совместно с однокурсником Сергеем Колесниковым основал компанию «Технониколь», которая производит кровельные, гидроизоляционные и теплоизоляционные материалы. Заводы компании расположены в России, Белоруссии, Литве, Италии, Польше, Великобритании и Германии.

В 2015 году Игорь Рыбаков и его супруга создали «Рыбаков Фонд» - частную филантропическую организацию, миссия которой - развитие социально-образовательной среды. При этом супруги приняли решение не оставлять наследства ни одному из своих четверых детей. «Вместо этого большую часть состояния нашей семьи мы направим на развитие образования в стране. $100 млн будет инвестировано уже в ближайшие 10 лет», - написал Рыбаков в своем Instagram.