Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+19°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
22 июля 2022 4:00

Что происходит под Соледаром: Украинские войска еще упираются, но мы их огорчаем

Мертвые деревни, мины-«лепестки» и самолеты, летящие ниже деревьев - тут сводят личные счеты с бандформированием Украиной. Военкор kp.ru Александр Коц рассказал, что происходит в штабе казачьего полка
Вокруг Соледара сегодня проходят одни из самых напряженных боев на Донбассе

Вокруг Соледара сегодня проходят одни из самых напряженных боев на Донбассе

Фото: Александр КОЦ

ПОСЛЕДНЯЯ ЛИНИЯ ОБОРОНЫ ПЕРЕД СЛАВЯНСКОМ

Отлично помню эту дорогу из Луганска на Артемовск. Почти 8,5 лет назад я приехал сюда на поезде из только что самоопределившегося Крыма. Полуостров ликовал, вернувшись в родную гавань, а Луганск потихоньку закипал – Русская весна здесь только начиналась. На площади собирались митинги, звучали зычные требования о федерализации и робкие намеки на «крымский сценарий». Центральные власти, кажется, были слегка растеряны. А вот сторонники независимости и присоединения к России - пугающе решительны.

Противник протянул прямой рубеж обороны с севера на юг - от Северска до Артемовска, рядом с которым и стоит Соледар

Противник протянул прямой рубеж обороны с севера на юг - от Северска до Артемовска, рядом с которым и стоит Соледар

Фото: Александр КОЦ

По этой трассе я ехал тогда в Соледар. Там неравнодушные граждане блокировали въезд на крупные военные склады, не давая только что созданной Нацгвардии Украины вооружиться. Вот тот же пост, на котором я еще украинским гаишникам соврал, что еду на свадьбу. Только теперь здесь стоят военные 2-го армейского корпуса ЛНР. А дорога под тяжестью прошедших по ней за 8 лет тяжелых боевых машин превратилась в крупную стиральную доску с метровыми выбоинами от снарядов и мин. Да и по прямой до Соледара сегодня не доехать.

Вокруг этого города сегодня проходят одни из самых напряженных боев на Донбассе. Противник протянул прямой рубеж обороны с севера на юг - от Северска до Артемовска, рядом с которым и стоит Соледар.

По сути, это последняя линия перед Славянском и Краматорском, за которые и развернется генеральная битва за Донбасс.

По обочинам – мертвые деревни и города, в которых, кажется, не осталось жизни.

По обочинам – мертвые деревни и города, в которых, кажется, не осталось жизни.

Фото: Александр КОЦ

ЭТО ФРОНТОВАЯ ДОРОГА, ДЕТКА

Петляем объездными дорогами, здесь это особый вид издевательства над благами цивилизации - навигаторы стонут от бессилия, истошно констатируя, что водитель сбился с пути. Откуда им знать, что впереди взорвана переправа или поперек дороги лежит рухнувший железнодорожный мост. Объезды появляются сами собой – вслед за колоннами танков, самоходных гаубиц, установок залпового огня, которые снуют по дороге в разные стороны, наполняя артерии войны смертоносным железом. По обочинам – мертвые деревни и города, в которых, кажется, не осталось жизни - отступающие украинские войска буквально стирают с лица земли населенные пункты.

Фото: Александр КОЦ

- Вот на этом участке надо ехать быстро, - подсказывает сопровождающий меня сапер 6-го казачьего полка имени Платова армии ЛНР.

Притапливаю педаль газа.

- Еще быстрее, - не доволен мой спутник. – И обочину не цепляй. Мины.

Открытое пространство по ухабам пролетаем на неприличной для таких мест скорости, успевая заметить, как справа, всего в паре сотен метров нас обогнали летящие ниже деревьев два штурмовика Су-25. «Грачи» задрали носы в небо, выпустили ракеты и, отстреливая тепловые ловушки, резко ушли влево прямо перед нашим носом. «Интересное ДТП могло бы получиться», - подумал я, влетая в очередную освобожденную деревню. Машина ныряет в капонир возле штаба, мы ныряем в глубокий подвал, откуда слушаем звуки прилетов по дороге. Успели.

Фото: Александр КОЦ

ДВА КИЛОМЕТРА ДО СОЛЕДАРА

- Мы сейчас в двух километрах от Соледара, - обрисовывает картину начальник штаба полка. - Наступление идет. Оно непростое. Противник занимает более выгодное положение, поскольку господствующие высоты за ним. Но, тем не менее, мы освободили самые близкие на подступах к городу населенные пункты Новокаменку и Стряповку. В принципе, там даже меньше, чем два километра до границ Соледара. Тем не менее, все усложняется географией, более выгодным положением украинских войск.

- Известно, что нас ждет в Соледаре?

- Есть информация разведки, что город сильно минируется. Поэтому будем принимать все меры предосторожности ради жизни и здоровья наших военнослужащих, гражданского населения.

Сапер подтверждает, что «урожай» мин в этом сезоне небывалый. И советские, и американские, и немецкие. Последние – самые диковинные, срабатывают бесконтактно, реагируя на металл. Крышка отлетает, и кумулятивная струя прожигает днище техники, убивая экипаж. А еще украинцы взяли за моду минировать площадями дистанционно – специальными реактивными снарядами, которые разбрасывают по округе сотни и сотни небольших мин, в простонародье – «лепестки». Убить – не убьет, но пятку оторвет точно. Или колесо у машины.

- Как оцениваете противника на этом участке? – спрашиваю начштаба.

- Это однозначно не резервисты, поскольку они реагируют очень быстро на любые перемещения наших войск. Сразу начинают открывать прицельный огонь, потери мы несем, но значительно меньше, чем на ранних этапах операции. Тем не менее, противник сопротивляется. Противник упирается. Не хочет сдаваться. Но мы наносим эффективное огневое поражение. Они, естественно, огорчаются. И отвечают. Но у нас будет все хорошо, я в этом не сомневаюсь.

Фото: Александр КОЦ

"ЗА ВСЕ ДОЛЖНО БЫТЬ УПЛАЧЕНО"

В этот момент по соседям один за другим прилетает сразу 5 снарядов: «Работают "три топора", - поясняет рация, имея ввиду американскую гаубицу М777. – У нас все целы». «Сколько они там накинули? Пять? Не могу молчать. Отправьте десять по опорнику на переднем крае. За все должно быть уплачено», - приказывает комбат.

- За эти без малого пять месяцев у шестого полка за плечами много операций. Сравнить по тяжести это соледарское наступление с чем можно? – продолжаем пить приторный растворимый кофе с начштаба.

- Пока по степени напряженности боевых действий тут немного полегче. Самый тяжелый этап был, конечно, попаснянский (освобождение Попасной. - Ред.). Противник и сейчас упорствует, но могло быть хуже.

- Вы - подразделение луганской армии, но сейчас мы находимся на территории Донецкой народной республики…

- Не вижу никакой разницы. Это все наша Родина. Мы рождены в СССР, поэтому для меня нет разницы – Донецкая ли, Луганская ли. Или другие области Украины. Я их все считаю Родиной. Для меня это все едино. Так же как и Белгородская, Ростовская и все остальные области.

Виктор до войны был участковым. Естественно, я не мог не спросить его, почему он пошел сначала в ополчение, а затем и в армейский корпус. Он говорит, что решение «нарисовалось» само собой, когда украинские самолеты отбомбились по его родному городу. С этого момента он воспринимает государство Украина как бандформирование, с которым ему не по пути. А на обвинения в предательстве отвечает, что предатели те, кто принял сторону Майдана.

- А среди твоих коллег в луганской полиции какие настроения тогда царили?

- По-всякому было. И так, и так. Потому это выбор каждого. Я не могу никого осуждать или упрекать, всякие жизненные обстоятельства могут привести на ту или на другую сторону. Каждый ищет, возможно, для себя какие-то оправдания… Ну, мне оправдываться не в чем.

- У тебя главная мотивация в чем?

- Моя мотивация элементарная. Еще раз говорю, Киевский режим не являются народным, он антинародный. Даже по отношению к украинскому народу, я больше чем уверен, это однозначно антинародная власть. Она не имеет ничего общего с людьми. Занимается непонятно чем: зарабатыванием денег, статусов, загоняет народ Украины в долги, которые не собирается отдавать, посылая людей на убой. Какое тут может быть отношение к народу? Вот такое оно и есть.

Фото: Александр КОЦ

"ТОВАРИЩИ, КОТОРЫЕ НАМ НЕ ТОВАРИЩИ"

- Все-таки ты воюешь против кого? Против власти?

- Я

- Или за кого?

- Я воюю за свой собственный дом! Если мы остановимся или сядем на «пятую точку», то на этом все не закончится. За нами все равно придут. Все основанное на человеконенавистнической теории их режима приведет только к новым жертвам и разрушениям. Вот. Моя задача, как я вижу в силу своих возможностей, остановить этих товарищей, которые нам не товарищи. И даст бог, война закончится. А потом - просто-напросто жить мирной обычной жизнью.

За картой комбат спорил со своим заместителем: «Здесь мы не пройдем… Если танки вот сюда затянем, то проломим… А ведь может и получиться… Собирай «чаепитие» на 17:00, будем совещаться…»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Письма с внутренней Украины: В Киеве устали ждать победу над Россией

Жители из разных городов Украины присылают в Телеграм-канал военкора kp.ru Александра Коца свои письма о том, что значит для них сегодня – оставаться русскими (подробнее)

Ядерный армагеддон: Зачем Украина чуть не устроила Европе «второй Чернобыль»

Спецкор kp.ru Дмитрий Стешин предположил, что Украина атаковала Запорожскую АЭС, чтобы скрыть от МАГАТЭ ядерные разработки (подробнее)

Взял Мелитополь и Мариуполь: Что известно о командующем российской группировкой «Запад» на Украине

Военный обозреватель kp.ru Виктор Баранец - о четвертом генерале, руководящем войсками РФ на Украине (подробности)

Запад не ждал от нас поступка. Думал — схавают, как раньше

Тигран Кеосаян заявил, что Запад не ждал от России отпора на Украине (подробности)

Зеленского могут свергнуть? На Украине объявлена охота на высокопоставленных чиновников и генералов СБУ

Чтобы заменить их другими оборотнями (подробности)