Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Политика3 июня 2023 13:49

«Помогает вся страна»: владелец автомастерской отремонтировал и отправил в зону СВО 80 машин

Десятки тысяч людей поддержали инициативу помочь техникой участникам спецоперации
Илья Свиридов решил помогать армии.

Илья Свиридов решил помогать армии.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Илья Свиридов – владелец московской автомастерской «Клубный сервис». После начала СВО решил помогать армии, и теперь половина его мастерской зарабатывает деньги, а вторая половина – бесплатно восстанавливает машины для военных.

Свиридов – добродушный великан с цепким взглядом. На нём мешковатые штаны с карманами, хорошо известные подписчикам его соцсетей. Когда изнашивается одна пара, Свиридов покупает такую же.

Громким голосом он раздаёт команды, и работа вокруг кипит, никто не курит без дела. В мастерской нет текучки, каждый кто пришёл сюда, держится за работу.

На подъемниках висят дорогущие японские внедорожники клиентов, а у входа припаркованы такие же - рабочих. А половину мастерской занимают потёртые «нивы», «козлы» и «буханки», уместные на селе, а не в московском автосервисе. К этим невзрачным пролетарским машинам у механиков особое, почти ласковое отношение. Прямо из мастерской машины едут на в зону проведения российской спецоперации.

Узнав, что я, военкор «Комсомолки», еду в очередную командировку на Донбасс, Свиридов пригласил меня отладить мое авто перед поездкой.

А я решил расспросить - зачем ему это всё?

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

НАРОД ПЕРЕДАЕТ СВОИ АВТО БОЙЦАМ

- Илья, когда ты решил этим заняться?

- После 24 февраля 2022-го некоторые мои друзья оказались не там, где планировали. Меня на службу никто не призывал, но отсиживаться и делать вид, что ничего не происходит, я не стал.

И когда у наших парней на передовой начали возникать первые же сложности с транспортом, формой, я решил, что пора помогать.

Минобороны много делает, но в бою потребности часто выходят за пределы штатного расписания. Каждый день ползаешь по чернозёму в форме, а её замена положена раз в полгода. Да, мы и форму возим, и массу всего. Это уже переросло в благотворительный фонд.

- У тебя популярный блог. Ты вел его до этого?

- Я далек от армии и политики. Я – технарь, механик. Но не делаю тайны из того, как живу, о чем думаю. На моем канале о машинах миллион подписчиков! Но с началом СВО в своем Telegram-канале я стал говорить, что на передовой нужна помощь. Многие откликнулись.

- Сколько машин ты уже отправил на передовую?

- В районе 80-85. Когда я написал, что будем чинить транспорт бойцам, люди стали дарить технику, свои любимые игрушки. У меня самого была Vitara, собранная для леса, я подарил ее снайперам. И люди стали делать то же самое. Мы приводили их в порядок и отправляли в части, откуда были запросы.

Мы доводим каждую машину до состояния, когда в нее больше не нужно ничего вкладывать.

Бывают и осечки. Потому что техника старая, непредсказуемая... Но мы стараемся. Из 80 машин по дороге в зону СВО сломались 3. Мы оплачивали им ремонт в пути.

Недавно передали УАЗ-«буханку», а она по пути попала в пробку и вышла из строя система охлаждения. Ребята вернулись, мы поставили новую. До этого не доехал «Соболь» - заклинило колесо.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

«НИЧЕГО НЕ БЕРУ СЕБЕ»

- Ремонтируешь за свой счёт?

- Люди скидываются. Мы покупаем запчасти. Все машины первые полгода ремонтировали бесплатно. Слесарям платил я, ведь им нужно кормить семьи. Потом перешли на другой формат. Ребята работают по себестоимости. Я ничего не беру себе, для меня это - не коммерческий проект. Половину техцентра я отдал под ремонт машин для СВО, половина работает в обычном бизнес-режиме, чтобы было чем платить за аренду.

- Грузовики тоже отправляешь?

- Это не наш профиль. Но отправляли пикапы, делали броневики. Купили в Новосибирске инкассаторский УАЗик. Здесь, как просили с передовой, срезали кунг, забронировали заднюю стенку. Вторую машину нам подарили. Мы купили бронесталь, отстреляли ее, поняли, что держит всё, вплоть до пулемёта Калашникова. И после бронирования машина даже стала легче! Мы кучу кривого железа просто сняли.

«ПОМОГАЕТ ВСЯ СТРАНА!»

- Кто может обратиться к тебе за помощью?

- Сначала обращались знакомые. Мы не могли запрашивать номера военных частей. Но в декабре мои друзья из ветеранской «Альфы», открыли фонд «Команда А». Теперь запросы поступают через него.

- А что с документами на авто?

- Машины в СВО отправляем по договору купли-продажи. Командование части выбирает человека, который станет владельцем. На него все и оформляется. Туда едем уже с договором, чтобы пройти погранпереход.

Машины без документов мы не принимаем, это незаконно. Самая сложная история была с «Нивой», которую нам отдали такую плохую, что там не было даже мотора! Хозяин потерял документы. Мои ребята ездили в ГИБДД, восстановили бумаги. Поставили мотор, перекрасили. Теперь она в отличном состоянии в Славянской бригаде приносит пользу.

- Кто перегоняет машины в зону СВО?

- Мы и перегоняем, в том числе я лично. И люди из фонда. И из подразделения БАРС. У нас есть друзья в Коми, очень активные, передают гуманитарку. Вместе с нами гоняли технику, которую сами готовили. Это поистине народное движение.

- Сколько всего человек помогает?

- Десятки тысяч! Суммы идут разные. Кто-то отправляет сто рублей, кто-то – миллион. Сейчас будем передавать бойцам на Херсонщине новый китайский пикап Great Wall, деньги на него собрали люди – это 3 миллиона 650 тысяч рублей.

Вовлечение народа на самом деле огромное. Помогает вся страна.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

«БУХАНКА» НЕ РАЗЪЕХАЛАСЬ С ТАНКОМ

- Бывает страшно во время поездок?

- Бояться нужно, когда тебе 20 лет, у тебя нет детей, вся жизнь впереди. Когда 40+, к страху относишься по-другому. Бывали случаи, когда мы заходили за крайний блокпост, до линии соприкосновения - меньше 500 метров. Под минометные обстрелы попадал...

- Как выбираешь подразделения, которым помогаешь?

- Заявок много. Работает армейское сарафанное радио. Мы проверяем инфу через фонд, чтобы ничего не ушло налево. А то были прецеденты - у командира появляется магазинчик, ему вдруг нужны рации и бензопилы в подозрительно больших количествах. Мы люди недоверчивые. Перепроверяем.

И волонтеры попадаются разные. Некоторые объявят сбор, получат сумму, но купят не машину, а кусок дряни. Фотографируют: вот, купили на эти деньги. По факту - дешевле. И скидывают авто тем, кто реально возит технику в войска. А у нас начинаются проблемы. Машина выглядит изумительно, но непригодна. У меня стоит УАЗ, который не доехал до передовой, лег мотор. Но мы всё равно его починим и отдадим бойцам.

- Ты следишь за судьбой отправленных машин?

- В Telegram всплывают тачки, которые работают в СВО. Например, один московский сервис, заточенный на британские машины, передал нам 550 тысяч на покупку «буханки». Она попала в БАРС-11 и там ... не разъехалась с танком. Но её отремонтировали, она продолжает служить.

Из самого экзотического отправляли Isuzu, это праворульная машина, по ней не было никакой информации. Нам помогал её владелец, помогал «Isuzu клуб». Спасибо ребятам. Интересная история. Я спросил через Telegram: кому нужна такая машина? И мне написали из подразделения, где был точно такой же автомобиль, у которого сломался мотор. А наш Isuzu еще на ходу. Есть видео, как его буксируют бампером военного КамАЗа. Проталкивают там, где не хватает клиренса.

Фото: Григорий КУБАТЬЯН

«ЧТОБ НОРМАЛЬНО ДЕТЯМ В ГЛАЗА СМОТРЕТЬ»

- Для передовой ремонт попроще, чем для гражданских машин?

- Мы и для спецоперации делаем все: от переборки коробки до покраски авто защитным полимерным покрытием. Это дорого, но если машина берется под спецуру, под снайперов, людей, которые ездят по посадкам, это оправданно.

- Какие дальше перспективы?

- Мне дальше расширяться некуда. Главное – не уходить в минус, чтобы платить зарплаты и аренду. Заработаю своё после, когда всё это закончится.

А у фонда перспективы есть. У него уже семь филиалов в других городах. Люди нас поддерживают в Краснодаре, Питере, Москве, Твери, Тюмени. Есть планы по Сочи. Фонд занимается не машинами. Машины – это наш «Клубный сервис». А фонд — это спецоборудование, продукты, одежда.

- Почему ты вообще этим занимаешься?

- Я не считаю себя патриотом. Я - гражданин. А любой гражданин должен помогать согражданам в сложное время. Я сейчас в Москве, не сижу в окопе, у меня бизнес. Но чтобы нормально смотреть в глаза детям, друзьям, которые оттуда вернутся, нужно что-то делать. Это основная причина.

У меня прекрасная советская семья, отличная жена, мы с ней живем много лет, состарились вместе. Дети меня поддерживают.

Когда это начиналось, у меня было шесть друзей, которых я хорошо знал. А теперь я знаю сотни человек, у которых бывал лично, которых могу назвать друзьями!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Герой спецоперации «Z» младший сержант Драшко шел, увидел, победил

Доставляя продовольствие и боеприпасы на передовую позицию воин заметил в засаде украинских националистов и навязал им бой (подробности)

Воинам отразившим атаки ВСУ на Белгородскую область, вручили ордена

Бойцы говорят, что «никто не растерялся, когда был обстрел, все были вместе, дружно держались, каждый выполнял свою задачу» (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ:

Дмитрий Пучков: Укронацисты считают, что России должна остаться выжженная территория (подробнее)