Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+3°
Политика5 августа 2021 10:35

Мечты о русском iPhone, или почему компетентные чиновники так редко идут в политику

Отсутствие внятных карьерных перспектив является одной из причин неэффективности российской бюрократии
Отсутствие внятных карьерных перспектив является одной из причин неэффективности российской бюрократии

Отсутствие внятных карьерных перспектив является одной из причин неэффективности российской бюрократии

Фото: Евгения ГУСЕВА

По мере развёртывания предвыборной кампании власти начинают делать всё больше заявлений о необходимости экономических «прорывов». Работа над «национальными проектами», которая ведётся уже много лет, но пока мало кому заметна, уже не кажется инструментом привлечения внимания граждан. Пару недель назад правительство разразилось «42 инициативами», реализацию которых должен якобы заметить каждый россиянин – но к 2024 году или «чуть позже». С очередной порцией заявлений выступил и Алексей Кудрин, заявив, в том числе, что России нужен свой iPhone или не менее значимая технологическая разработка, которая позволила бы стране выйти на рынок высоких технологий с товаром made in Russia, привлекающим внимание потребителей.

К сожалению, мы видим, что отечественная экономика не растёт с 2014 года, и причина, на мой взгляд, не в «российской агрессии» против Украины и западных санкциях, а прежде всего в наших внутренних проблемах, и, в том числе, в качестве государственного управления. Будучи многие по отдельности вполне компетентными людьми с хорошим образованием и опытом, чиновники, как только оказываются включены в бюрократический аппарат, начинают работать его винтиками, от которых сложно ждать выдающихся результатов. Мы видели, например, насколько адекватно оценивал системные проблемы российской экономики тот же Кудрин, когда руководил Комитетом гражданских инициатив, и как он вернулся к «российскому iPhone», переместившись в Счётную палату (напомню главе Счётной палаты: о той же идее рассказывал Дмитрию Медведеву ещё Сергей Чемезов в 2013 году, только проект «Yotaphone» так ничем и не кончился).

Зато многие чиновники, покидая свои посты, оказываются весьма успешными в бизнесе или консалтинге. Бывший замминистра связи Денис Свердлов запустил в Великобритании стартап Arrival с капитализацией в $13 млрд.; бывший замминистра экономики Андрей Шаронов возглавил школу управления «Сколково»; бывший член Совета Федерации Константин Добрынин создал крупную международную юридическую фирму Pen&Paper. Проблема, однако, состоит в том, что бывшие компетентные чиновники почти никогда не идут в публичную политику, в частности на выборы в Думу, чтобы контролировать своих бывших коллег и в министерствах, и в ведомствах.

В нынешней думской кампании в Москве среди таких смельчаков можно выделить только Виталия Петрова, бывшего руководителя департамента Минэкономразвития и работника Российской венчурной компании, который, однако, не получил поддержки «классово близких» единороссов и выдвинулся от КПРФ по одномандатному округу в Орехово-Борисово. Последнее, должен заметить, было делом непростым – вместо того чтобы приветствовать потенциального компетентного думца, коммунисты встретили его неприязненно, так как кандидат с его послужным списком и пониманием экономических проблем не приходит в восторг от панегирик Сталину и предложений вернуть в экономику госплановские принципы.

Трудно сказать, как сложится кампания Петрова, но, как известно, исключения лишь подтверждают правила: государственная система в России сегодня крайне болезненно относится к тому, чтобы её представители занимались политикой или управлением вне строго очерченного для них поля деятельности и хотя бы в минимальной степени обретали независимость. В большинстве развитых стран значительное количество политиков, занимавших министерские посты, или высокопоставленных чиновников после ухода из своих кабинетов перемещаются в «мозговые центры», баллотируются в депутаты или избираются мэрами и губернаторами на общенародных выборах. В России такой путь для чиновника – редкость: «государев человек» обретает значимость только в случае, если его снова назначают в «вертикаль» решением вышестоящего начальника.

На мой взгляд, это крайне тревожащий тренд, так как именно концентрация чиновничества и отсутствие иных вариантов успешного продвижения по карьерной лестнице и делает российскую бюрократию столь косной и неэффективной. Чиновники боятся проявлять инициативу, и именно поэтому вместо настоящих российских венчуров, о которых мечтал тот же Петров, мы видим мечты об iPhone в Москве и компанию по производству беспилотных грузовиков в Лондоне. Мне кажется, что российским политическим партиям – и причём не только (а даже не столько) «Единой России», сколько её оппонентам – стоило бы привлекать в свои ряды бывших работников федеральных властных структур, особенно тех, кто отвечал в них за экономические и финансовые вопросы: эти люди способны дать Государственной Думе намного больше, чем спортсмены, журналисты и даже оппозиционные активисты, мало понимающие в том, как работает современная российская экономика. Оппозиция должна быть не крикливой, а компетентной – и тут ей могли бы помочь даже весьма неожиданные союзники...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Девственник, КВНщик и укротитель тигров: кто из звезд собрался в новую Госдуму

Предвыборная гонка выходит на финишную прямую. И все больше знаменитостей заявляют о своем желании попасть в парламент (подробности)