Политика10 августа 2021 14:56

В России впервые попытались посадить семейный клан губернатора, и вот что из этого вышло

Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин разбирается, почему громкие аресты и обыски дворцов «принцев из провинции» кончаются пшиком, когда упираются в фигуры отцов - региональных начальников
Ареста Алексея Меркушкина (на фото), младшего сына экс-губернатора сразу двух провинций – Мордовии и Самарской области Николая Ивановича Меркушкина, ждали давно. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Ареста Алексея Меркушкина (на фото), младшего сына экс-губернатора сразу двух провинций – Мордовии и Самарской области Николая Ивановича Меркушкина, ждали давно. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

ЗА ОБОДКОМ «ЗОЛОТОГО УНИТАЗА»

О, хорошие. О, веселые. О, честные люди, гудящие в интернетах.

В восхищении «золотыми унитазами» ставропольского князя-гаишника, не забыли вы, случаем, прошлогодний дворец?

Особняк Алексея Гришина (молодого проректора МГУ, экс-министра строительства Самарской области и сына ректора «Плехановки»), на стены которого омоновцы карабкались словно средневековые крестоносцы?

Ну как же! Громкая была история. С блистательным интерьером, с челядью и портретами его обитателей в стиле Ренессанса.

- И это новая аристократия?! – возмущались все.

Мордовский принц
Откуда у проректора МГУ трехэтажный особняк с 56 комнатами в Подмосковье? Наш специальный корреспондент Владимир Ворсобин выяснял, почему головокружительная карьера «принца» из Мордовии пошла под откос

Интернет кричал: «А вы знаете, что рядом с гришинским домом дворец еще одного принца?! Его друга Алексея - сына мордовского и самарского экс-губернатора Николая Меркушкина?!».

- Безобразие! - негодовал честной народ.И, кстати, речь шла не о позолоченных унитазах (подумаешь - 500 долларов на «Али-экспресс»), не о жалком домишке ставропольского «князя», а о дворцах общей стоимостью в миллиард.

Забыли?

И золотого гаишника скоро забудете.

Наше сорочье общество ринется за новым скандалом, чтобы всласть погалдеть на его фоне.

Гаишник на золотом унитазе
Глава ГИБДД Ставропольского края – полковник Алексей Сафонов задержан за коррупцию. Внутри своего ведомства он организовал преступную группу, которая в течение нескольких лет брала взятки и подделывала документы. Жил главный гаишник Ставрополья с королевским шиком. Особняки, стилизованные под дворцы, дорогущие автомобили, люстры, канделябры и конечно же – золотые унитазы. Ну куда же без них при таком богатстве!

Потом перелететь на новый...

Как-то мне попалась статья писателя Александра Цыпкина.

«Все дело в сетевой шизофрении, – писал Цыпкин. - Весь запал на сильные поступки люди расходуют в соцсетях. Ставят лайки к благотворительному посту, но не переводят деньги. Постят фото свечек, но не спрашивают, как помочь семьям погибших. Неистово критикуют власть, но на выборы не ходят...»

По мнению Цыпкина, в стране, где нет института репутации уже не важно – кто перед тобой. Вор. Взяточник. Мерзавец.

Сам факт негодяйства нашу публику не волнует. Мораль «не цепляет».

Публика примагничивается к яркому, «золото-унитазному»...

И как только «склеротический» балаган «общественного мнения» с криками «Позор!» и «Доколе!» скроется за поворотом, на место преступления выползают настоящие чудовища.

Их мало кто видит. А ведь стоит лишь подождать несколько месяцев.

Чтоб увидеть настоящие чудеса...

Соцсети шокированы богатством подмосковного особняка задержанного проректора МГУ. Фото: Столица С

Соцсети шокированы богатством подмосковного особняка задержанного проректора МГУ. Фото: Столица С

ЭЛИТЫ ИЛИ МАФИЯ?

Успешное дитя чиновников, как известно, народ раздражает. Особенно vip-дети бесят своей биографией. Жизнь холопом распахивает перед ними двери.

И расплодились «бизнес-гении» под папиным (или маминым) крылом неимоверно.

Наследники бывшего воронежского губернатора Гордеева успешно зарабатывают на агробизнесе, вне зависимости – продажа ли это бычьей спермы или опт зерна (не даром Гордеев-старший курировал все сельское хозяйство России).

Дети ростовского губернатора владеют фармацевтикой и виноделием.

Сын Амана Тулеева управляет дорожной кампанией, строящей трассы по всей Сибири...

Дети бывшего челябинского губернатора подмяли строительный бизнес...

(Упоминать сыновьей бывшего генпрокурора Чайки даже не хочется. Банально...)

А сколько еще детей, жен, племянников, внуков vip-чиновников волшебно оказываются преуспевающими бизнесменами! Причем прибыль от «детских» предприятий обычно не объясняет количество московских квартир и «рублевских» дворцов. Не сходятся у мажоров дебет с крЕдитом, словно их бизнес (как версия!) – лишь ширма для отмывания денег. (включать без разрешения калькуляторы следователи не смеют — что, возможно, и есть настоящая основа стабильности на Руси).

Но самый великий вред vip-дети наносят стране, закупоривая социальные лифты. Все меньше шансов у простого человека добиться успеха, когда успех дарится сиятельному «мажору» при рождении...

По словам исследователя российских элит Александра Дука (Социологический института РАН), «российская элита закончила свое формирование и начала стабильное воспроизводство: одни и те же люди, члены одних и тех же кланов, фамилий получают все знаковые посты. Новых лиц практически нет.

И чем тогда чиновничество отличается от дворянства или мафии?

И в Мордовии власти решилась на эксперимент.

Словно, кто-то наверху вскрикнул: «К черту двойные стандарты!»

Мол, для простолюдина кража мешка картошки с рынка – тюремный срок, а тут...

Ну мафия же!

По оценкам риэлторов, подобный объект недвижимости может стоить от 300-350 млн рублей. Фото: Столица С

По оценкам риэлторов, подобный объект недвижимости может стоить от 300-350 млн рублей. Фото: Столица С

РАЗГРОМ СЕМЬИ

В Мордовии народ долго в верноподданническом восторге наслаждался несменяемостью власти (Николай Меркушкин правил республикой 20 лет), пока не обнаружил, что почти целиком в... собственности семьи губернатора. Меркушкина-старшего с сыном Алексеем и его друга Гришина.

Родственникам и друзьям губернатора принадлежало решительно все – банковский, строительный, сельскохозяйственный, промышленный, развлекательный бизнес. Кроме того, Семья контролировала суды и прокуратуру, - Меркушкины, их дети, зятья и бесчисленные друзья семейства были рассредоточены по всем ветвям власти.

Семья лоббировала проекты. Москва отправляла в Саранск многомиллиардные транши, которые Губернаторская Семья осваивала через свои фирмы.

И – внимание - все выигрывали. Саранск из захолустья превращался в симпатичную новостройку с храмами, дворцами, стадионами. Федеральный центр получал красивую картинку в теленовостях и стопроцентное голосование в республике за что угодно. Ее жители обретали чистые улицы и чемпионат мира по футболу. Семья – деньги.

Идиллия.

Правда, губернатор иногда шалил - то потратит на строительство футбольного стадиона лишний десяток миллиардов). То недальновидно поссорится с депутатом Госдумы от Самары Александром Хинштейном (а по слухам, и с самим Чемезовым). То назначит своего 34-летнего сына — Алексея Меркушкина вице-премьером Мордовии (что сильно насторожило Москву).

Но это опять-таки не было чем-то предосудительным.

Могу предложить простой эксперимент.

Возьмите в алфавитном порядке любой десяток регионов России, и посмотрите в открытых источниках – кто ими правит? Я взял букву «А» - и оказалось, что 7 регионами из 10 управляет клан местного губернатора.

И вдруг...

Пустой суд. Жара. Из распахнутого от духоты окна на судью с укором смотрит выстроенный Меркушкиными белоснежный Саранск. Я, опаздывая, бегу по коридору.

- К стене! – команда сзади.

Рефлекторно прижимаюсь.

- Не тебе, - хмыкают.

Оборачиваюсь.

Могучий фсиновец ведет... сына экс-губернатора. Алексея. Принца. Всесильного вице-премьера мордовского правительства времен Великих Строек. В наручниках.

Холодно смотрит в глаза. Узнал.

Рядом шепотом ругается его жена.

«Не говорите с ним. Это Ворсобин,» - приказывает она пятерым адвокатам. Те смотрят на меня с уважением. Как на дьявола.

Алексея ведут в клетку. Сажусь напротив.

Ни телекамер. Ни журналистов. Укатил балаган за новыми «золотыми унитазами»...

Но черт возьми – какое сказочное, невозможное для современной России - зрелище!

Сына Властителя судят прямо на фоне выстроенного им города!

Николай Меркушкин.

Николай Меркушкин.

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

ЦЕНА СОХРАНЕНИЯ МИЛЛИАРДОВ

Следствие работало по-итальянски. Мордовские комиссары Катани явно пересмотрели фильм «Спрут».

Сначала арестовали местного клерка Росреестра – некоего Суркова, который схватил какую-то мелочь - взятку в 400 тысяч рублей.

Но схватил для следствия удачно - от депутата и бизнесмена Михаила Иоффе, друга детства мордовских принцев – Гришина и Меркушкина младших.

Суркова с его копеечной (по чиновничьим масштабам) взяткой «разрабатывали» старательно, и в итоге арестовали Иоффе. В СИЗО Иоффе предложили - мол, мы «накопали» еще и кражу денег при строительстве домов на 1,5 миллиона рублей (обычный откат, с которым ведется любое строительство), так что лучше согласиться на сделку.

Иоффе дает показания против сына ректора «Плехановки» Гришина (откат при строительстве перевешивается на него, как следующую по цепочке «жертву»), в награду прекращаются все дела Иоффе – свободен!

Пришел черед помучиться Гришину...

Забавно, что когда ОМОН радостно штурмовал замок в Подмосковье, а телевидение торжественно показывало борьбу с коррупцией, Гришина … кажется и не планировали сажать.

Задача была другой.

«Признание царица доказательств, – цитировал мне генпрокурора СССР времен Сталинских репрессий Вышинского один из следователей. - Мы же не хватаем случайного человека из толпы – будешь сидеть. Мы берем тех, кто расскажет о круге лиц, замешенных в деле».

- Сколько Гришину грозит? - спросил я тогда.

- Восемь лет, - улыбнулся следователь. - Если не будет сотрудничать.

Гришин терпел два месяца. До осени. Потом ему, как и Иоффе волшебно закрыли все уголовные дела и освободили. Подмосковный замок дождался возвращения своего хозяина.

В Саранске понимали, какую цену мог заплатить «друг детства» Гришин за свободу и сохранение своих миллиардов.

Следователи, как матерые рыбаки, не брали мелких карасиков. Они тащили крупную рыбу. Словно в азартной охоте на главаря мафии.

Но для России это было слишком.

Система, кажется, наконец заметила мордовские чудеса. И решила «прекратить безобразие».

Пятиметровый забор, защищающий усадьбу Алексея Гришина

Пятиметровый забор, защищающий усадьбу Алексея Гришина

Фото: оперативная съемка

«ПРИНЦ» В НАРУЧНИКАХ

В то время еще не были арестованы дети соседнего пензенского губернатора Белозерцева (это случится через полгода), и Москва засомневалась.

Ну, во первых, она прекрасно помнит перестроечное дело «Гдляна-Иванова», когда азартные следователи, копаясь в мафиозных делах Узбекской ССР, нечаянно вышли на Кремль.

Да и потом, не в наших традициях разматывать весь клубок, так можно обезглавить много уважаемых контор...

Москва замолчала, и следствие разбил паралич – брать Меркушкина, не брать...

И тут кровный враг Меркушкина-старшего депутат Хинштейн (о, как сладка своевременная месть!) взрывает ситуацию. Он публикует открытое письмо главе СК Бастрыкину, где ссылаясь на показания Гришина против Меркушкина-младшего (обвинение в даче взятки Управляющему отделением Волго-Вятского управления ЦБ РФ по Мордовии Александру Тренькину), трубит:

«Откровенное нежелание следственного органа привлекать к уголовной ответственности лицо, ранее занимавшее высокую госдолжность, противоречит антикоррупционной политике».

Это была гениальная провокация.

Прослушка телефонов экс-губернатора показала – клюнули! Алексей запаниковал, сообщил папе, что бежит, и помчался в Шереметьево для вылета в Минск. «Принца» снимают с рейса. Все! Он в наручниках. При попытке к бегству.

Казалось, бой выигран. Но!

Первый зам. председателя Следственного комитета Эдуард Кабурнеев забирает дело у мордвы и отдает нижегородскому СК. А следователь последнего делает в суде фантастическое заявление. Обвинение потребовало выпустить Меркушкина-младшего под домашний арест.

Москва словно сигнализировала – не зарывайтесь! Меркушкин – спецсубъект! Не вам решать!

Но суд, вопреки всему, ослушивается федералов и отправляет сына Алексея в СИЗО.

Экс-губернатор Меркушкин-старший уже в отчаянии грозит семье предателя-Гришина компроматом, если тот не замолчит (Гришин пожалуется на это органам)...

А Меркушкин-младший скажет, растерянно глядя из-за решетки:

«Я понимаю, что хочет от меня следствие - будешь сидеть пока не оговоришь других людей».

Кого требуют сдать следователи – знает вся Мордовия. Точнее предвкушает.

В цепочке Сурков-Иоффе-Гришин младший-Меркушкин младший не хватает лишь двух звеньев – экс-губернатора Меркушкина-старшего и его преемника Владимира Волкова, чьи подписи стоят под большинством «рискованных» документов.

Во время обыска из квартиры и дома Алексея Гришина изъяли деньги, украшения и документы

Во время обыска из квартиры и дома Алексея Гришина изъяли деньги, украшения и документы

Фото: Оперативная съемка

А ЕСТЬ ЛИ СОКРОВИЩА В ПОДВАЛАХ

В таких историях восхищает работа русского следствия. Как в старом-добром НКВД – или дашь показания на нужных людей, или сядешь в тюрьму.

Словно, расследование уголовного дела зависит от судьи – в СИЗО или под домашний арест?

В первом случае – выбьем доказательства. Во втором – пардон, не получилось, свободен!

Поэтому впечатление - все решается не в зале в суда, а на тихих аукционах в высоких кабинетах.

Правда, мой источник в местных силовых органах возразил:

- Собран гигантский массив информации на наших экс-губернаторов, а толку? Команды сверху нет. Нам на растерзание бросили Лешу (Меркушкина-младшего) и по-человечески его жаль. Пример - когда Семье срочно потребовались деньги, чтоб спасти один из своих банков, они затеяли авантюру с продажей государству площадки «Экспо-центра» в два раза выше его стоимости. А теперь вопрос - кто приказал министру экономики Мазову (арестован, – В.В.) подписать эту нехорошую бумагу? Все понимали, что дело рискованное, что можно получить срок. И заставить Мазова мог только тогдашний глава республики Волков (там стоит и его подпись) или фактический ее хозяин – Меркушкин-старший. Все выполняли приказы Николая Ивановича – дети, племянники и, конечно, Волков. А Леша... Ну что Леша! Ясное дело, что он лишь исполнитель. И остается лишь назвать вслух заказчика?

Но с другой стороны...

- Суды над чиновниками и вечное желание людей «выпороть чинуш», вроде бы, должны поддержать рейтинг нового нашего молодого и.о. главы республики Артема Здунова, - говорят мои мордовские коллеги-журналисты, которые - удивительное дело! – просят не упоминать их фамилии. Говорят: сейчас строго. Мол, только «пикни» и накажут.

Однако, по их словам, отношение к Меркушкину в народе уже меняется.

Люди ворчат - раньше порядок был. Да, воровали, но давали народу и стройки, и зрелища. То весельчак Депардье приедет, то перуанцы на чемпионат мира нагрянут. А сейчас...

- А что сейчас? – пожимаю плечами. - Восстановление справедливости же!

- Болтовня одна, - машут рукой друзья. - Поднимают старые дела, ловят мелких взяточников, и пытаются представить это достижением. Но людям-то что с того... Ах, да, заработали камеры для сбора штрафов на дорогах. (смеются) Это ж людям так нужно!

- Ну, посуди сам, – говорит мой знакомый журналист. - Раньше губернатор Меркушкин приедет в село, со всеми обнимется, поцелуется, поговорит (старая партийная школа!), и обязательно что-то в деревне построит, отремонтирует. А сейчас... Пробиться к начальству местным журналистам почти невозможно. Приедет оно куда-то, к нему подведут старушку для фото. И все. Люди ворчат – ну начальники теперь молодые, свежие, активные, а какая польза? Все местные газеты и телевизор, конечно, славят нового главу, как когда-то Меркушкина. И что – спрашивается – изменилось?

- Новые власти у нас похоже не понимают, что победа над Семьей бессмысленная, – вздыхает один из крупных мордовских бизнесменов. - Да, меркушкинские бегут из Мордовии. Уводят капиталы. Но беда в том, что и другие предприниматели могут потянуться за ними... Многих из нас «кинули» на чемпионате мира – тогда аврал был с документами, просили сделать работу, а заплатить обещали потом. И, скорее всего, заплатили бы (при меркушкине-волкове дела решились по-семейному), но пришли новые власти и спросили: Чего? Какие деньги? Идите к тому, кто вам обещал... Вообще, похоже, местному бизнесу может прийти конец. Его вытеснят федеральные «сетевики», которые кормят налогами не Саранск, а Москву. А коль так, поднимается вопрос – старая власть умела искать деньги для Мордовии. Где новая власть планирует их найти?

Или надеются откопать в подвалах Меркушкиных сокровища?

Высоченные потолки, широкие лестницы, огромные хрустальные люстры, большие окна в пол. Фото: Столица С

Высоченные потолки, широкие лестницы, огромные хрустальные люстры, большие окна в пол. Фото: Столица С

P. S.

В этом анти-мафиозном эксперименте мордовских силовиков меня больше всего интересует финал.

Итальянские «комиссары Катани» не останавливались на середине. Ведь мафия как сорняк. Бессмысленно рвать листья и стебли, если не уничтожен корень. Но в России копать так глубоко не решаются.

Не зря бывший вице-премьер Мордовии Алексей Меркушкин в сердцах выкрикнул из-за решетки - мол, его принуждают дать показания на тех, кто выше.

Это «выше» - критическая проблема для властей, из-за которой семейная мафия в России считает себя бессмертной.

Ведь если арестовать «неприкасаемых» и они заговорят, – нити потянутся по-гдляновски, прямиком в московские коридоры власти. И выяснится, какие деньги крутятся на самом таинственном из теневых рынков - региональных покровителей.

Эх, если бы «прополоть» всю страну», от Дальнего Востока до Кавказа, от Сибири до Калининграда. Проредить номенклатуру, чтобы открылись для обычных людей возможности, заработали социальные лифты. Чтобы дружба и родство не заменяли профессионализм и честь.

И когда кажется, что это невозможно, я вспоминаю Саранск. Где хотя бы попытались...

И финал еще неизвестен.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Георгий Бовт: От советской эпохи сохранили методы внеэкономического принуждения

Политолог Георгий Бовт

Политолог Георгий Бовт

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«Комсомолка» попросила известного экономического и политического обозревателя дать комментарий по поводу того, отчего возможна вообще такая система, позволяющая жить и процветать семейно-дружественным кланам?

- Это что, наследие советской экономики, когда, губернаторы и мэры решают на своих территориях все экономические вопросы вплоть до дизайна киосков и где кому газетами торговать?

- Ну, что-то в этой догадке есть. Первый секретарь обкома — это был человек, которому если взбрело в голову, что посевная должна 1-го числа начаться, а не 3-го — она и начнется 1-го числа. Традиция заключается в том, что методы внеэкономического принуждения и внерыночного администрирования — они достались нам от советской эпохи.

- Мы по прежнему имеем дело с внерыночным администрированием?

- Которое усиливается еще и потому, что сами институты рыночной экономики - они не устоялись. Их заменяет административный иногда произвол, иногда коррупция. Это заменяет рыночные механизмы в отсутствии нормальной судебной системы. Чтобы этих людей кто-то мог окоротить.

С другой стороны - вот предприниматель. Он хочет зайти в ту или иную область. Через какое место он заходит? Через приемную губернатора либо его зама. Или мэра либо его зама. Это самый надежный метод захода.

- Так губернаторы и их аппарат быстро втягиваются во взяточничество - потому что все и вся от них зависит?

- Ну, это в определенной степени мафиозный принцип. Увы, он есть. Бизнесмен же не может просто прийти и зарегистрировать бизнес «через одно окно». Это удел только самых развитых стран с рыночной экономикой. Мы не принадлежим. И долго еще не дозреем.

- И местные князьки с детьми создают у себя в областях экономический климат и определяют правила игры: кому какую субсидию дать, а кого придушить?

- Вообще, губернаторы — они федеральным центром поставлены в весьма стеснительные обстоятельства. Им дают слишком мало налоговых источников. Мы имеем отсутствие развитых институтов рыночной экономики. И у нас нет подлинного федерализма. Губернатор - он всевластен с одной стороны, а с другой — он полностью подконтролен федеральному центру. В вопросах налогов, доходов, грантов, субсидий. И он в большинстве случаев не может руководить регионом без финансовой помощи федерального центра. Чтобы ему проявлять гибкость, ему надо быть в хороших отношениях с бизнесом.

- Ты — мне, я - тебе?

- Вот пришедшему к нему бизнесмену губернатор или мэр говорит: У меня денег нет, но давай, ты тут построишь детский сад. А я тебе контракт сделаю, все нормально, там откат такой-то. И тогда бизнес состоит в хороших отношениях с губернским руководством. Так они входят в положение. И так вместе с бизнесом взаимообразно определяют экономический климат.

- В стране больше двух третей экономики под контролем государства — значит, система так и дальше будет работать?

- Такая система может существовать вечно у нас. Если не будет внешних вызовов. Мы ведь живем в отчасти рыночной экономике. Просто она во многом носит мафиозный хъарктер. Но, если посмотреть на историю развития Италии и США (второй половины 19 века) —то мы по сравнению с ними просто супер правовое государство...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Губернаторопад-2: Как губернатор Белозерцев с сыновьями годами разворовывали Пензенскую область

Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин приехал в Пензу, чтобы найти ответ на вопрос: почему так долго здешнему главе региона все сходило с рук? (подробности)

Как губернатор и его Семья стали Хозяевами региона. Но споткнулись о маленького прокурора

Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин - об истории, которая могла произойти в любой области и республике страны. И во многих - происходит. Поэтому каждый наверняка увидит (полностью или штрихами) здесь и отражение своего региона (подробности)