Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+21°
Boom metrics
Общество18 августа 2021 10:15

Как живет «чайнатаун на Савеловском рынке»: киргизские кафе и парикмахерские только для своих

«Комсомолка» нашла в Москве «мигрантский квартал», а эксперты говорят, что так не бывает
С одной стороны, никакого криминала внешне не видно. Но ощущение странное. Прохожие, вроде нас, стараются проскочить этот островок Средней Азии в Москве как можно быстрее

С одной стороны, никакого криминала внешне не видно. Но ощущение странное. Прохожие, вроде нас, стараются проскочить этот островок Средней Азии в Москве как можно быстрее

Фото: Семен ЕЛЕНИН

Об этом месте «КП» рассказал читатель. Обнаружил квартал с магазинами, в которых отовариваются только приезжие из Средней Азии, с кафе и парикмахерскими, где обслуживают только земляков.

«АЗИАТСКОЕ ГЕТТО» ИЗ ЯНДЕКС.КАРТ

В Яндекс.картах этот «квартал» зажат между двумя ветками железной дороги около Савеловского рынка и даже названия никакого не имеет. На карте он просто помечен как «Торговый центр» на Складочной улице. С одной стороны понятно, что улицу назвали в честь каких-то складов, с другой - это место как будто действительно в складке на карте спрятал. В отзывах пользователей - вообще ничего хорошего: «Московский чайнатаун», «азиатское гетто», «новый Черкизон», «привет из 90-х»…

Шатаясь по Савеловскому рынку, а он один из самых крупных и популярных в Москве, это место просто так не найдешь. Выход из метро, направо по подземному переходу, потом неприметный выход наверх, еще пара минут пешком - и мы пришли.

Антураж «восточного базара» передается мгновенно - на подходе к торговым рядам нас встречают молодые женщины со спящими младенцами. На сленге профессиональных нищих таких называют «Мадоннами». Ребенок иногда даже не свой, взятый в аренду. Женщины сидят на пыльной обочине тротуара на расстоянии метров в двадцать друг от друга.

- Дядя, дай на молоко ребенку! - протягивает руку.

А дальше открывается небольшая улица, по обе стороны которой ряды магазинов одежды с панорамными окнами, кафе и прочей инфраструктуры. За стеклами кипит своя жизнь - смуглые мужчины и женщины примеряют штаны и худи, гоняют чаи с тандырными лепешками или стригутся.

После беглого обзора выясняется, что основное «население» этого квартала - этнические киргизы. Есть немного узбеков и таджиков. Немного азербайджанцев (флаги с полумесяцем мелькают в нескольких магазинах).

На сленге профессиональных нищих таких называют «Мадоннами»

На сленге профессиональных нищих таких называют «Мадоннами»

Фото: Александр РОГОЗА

ПОЛО «KYRGYZSTAN»

- Русские к нам почти не заходят, только наши, - объясняет девушка из магазина под названием «Шок-цена». - Это и те, кто на Савеловском рынке работает, и кто рядом живет. Некоторые специально сюда заезжают. Пообщаться. Покушать. Купить чего.

Цены действительно шокируют. Ну просто дисконт дисконтный. Спортивные штаны от 200 рублей. Футболки от 250. Мы раньше даже и не знали, что бывают «кожанные» туфли за 500. Но торговля идет довольно бойкою. Берут.

В некоторых магазинах торгуют собственной продукцией - самопошив. На манекенах висят десятки моделей футболок с киргизскими национальными узорами и изображением красно-желтого флага.

Продавщицы даже удивляются, когда мы начинам расспрашивать про поло с надписью Kyrgyzstan на груди.

- Такую себе хотите? Точно? Да, любой размер найдем. Полторы тысячи рублей стоит. Берите, фирменная, популярная модель.

Молодые ребята из Киргизии любят щеголять в таких по Москве.

В местных парикмахерских, кстати, рублей за 250 рублей постричься можно. Где еще такие цены найдешь?

Цены действительно шокируют. Ну просто дисконт дисконтный

Цены действительно шокируют. Ну просто дисконт дисконтный

Фото: Семен ЕЛЕНИН

СУПЕРМАНТЫ

«Квартал» тянется метров триста. И на этой небольшой территории мы насчитали штук восемь кафешек и столовых. По названиям все понятно: «Бишкек Сити», «Бешбармак» (киргизское национальное блюда из теста и мяса), «Исфара» (река в Киргизии).

Кафе - четко для своих. Настолько для своих, что подошедшая к нашему столику официантка совсем не говорит по-русски. Хотя мы ей в меню пальцами тыкали, объясняя, чего хотим. Чтобы принять заказ, она призывает с кухни молодого парня, который владеет русским чуть лучше.

Несколько недель назад в Киргизии был скандал, когда в торговом центре посетитель, здоровенный детина, швырнул калькулятор в голову русской продавщице - потому что она не говорила с ним на киргизском языке. (См. сайт kp.ru). И только после крепких реплик высокопоставленных российских чиновников в Бишкеке на отморозка завели уголовное дело.

А корреспонденты «КП», заметьте, в кафе «Лагманная №1» ни в кого калькуляторами не кидались! Мы просто заказали еду.

Цены, конечно, тоже чисто для своих. Можете себе представить: порция мантов (8 штук), стоит 220 рублей. При том, что в популярных сетевых чайханах за 3 штучки берут 500. Хорошие, вкусные манты ручной лепки, с вручную нарубленным мясом. Те же 220 стоит порция лагмана (лапша, которую вручную тянут из теста, с обжаренным в казане мясом и овощами). И этот лагман подают в тарелке, которой больше подходит слово «тазик».

Приезжие здесь могут расслабиться и почувствовать себя, как дома. Например, сесть с ногами на лавку, подняв одну коленку к самому подбородку. В позе киргизской нирваны. И никто при этом не бросает на тебя осуждающие взгляды.

«Комсомолка» нашла в Москве «мигрантский квартал», а эксперты говорят, что так не бывает

«Комсомолка» нашла в Москве «мигрантский квартал», а эксперты говорят, что так не бывает

Фото: Семен ЕЛЕНИН

ВОЛШЕБНОЕ МЕСТО

- Примерно 20-30% всех клиентов - таксисты, наши земляки, - объясняет официантка соседней кафешки.

На парковке, у шлагбаума, действительно постоянно останавливаются бело-желтые машины с шашечками. В кафе дело поставлено на поток - кухня работает не покладая рук, заказы приносят быстро - не успеешь почту в телефоне проверить, поел за десять-пятнадцать минут и погнал дальше.

Девушка рассказывает, что здешние люди из общепита и торговцы чаще всего живут в нескольких станциях метро отсюда, по серой или салатовым веткам. В Отрадном, Бибиреве, Бескудникове. Кто-то, как она, снимает двушку на пятерых-шестерых. Кто-то предпочитает самые недорогие хостелы. Рублей по 300-400 за ночь.

С одной стороны, никакого криминала внешне не видно. Ну, кучкуются кое-где группки молодых ребят, что-то бурно обсуждая по-своему. Ну, вот такое волшебное место, где мигранты могут купить себе супердешевую одежду, покушать привычную еду («готовят, как у мамы дома») и даже затовариться привычными продуктами (есть пара магазинов, которые возят из Киргизии национальные продукты и напитки). Но ощущение странное. Прохожие, вроде нас, стараются проскочить этот островок Средней Азии в Москве как можно быстрее.

- А кофе у вас есть? - в дверях кафе появляется дама, блондинка в очках. Случайно забрела. Она и сама сразу понимает, что не туда попала.

- Нету, - откликается девушка. - Берите зеленый чай с лепешкой!

Кафе - четко для своих

Кафе - четко для своих

Фото: Семен ЕЛЕНИН

ЧТО ГОВОРЯТ УЧЕНЫЕ

«Мигранты работают не на заводах»

Несколько недель назад группа социологов РАНХиГС опубликовали свое исследование «Мигранты в российских городах: расселение, концентрация, интеграция».

Руководитель Группы исследований миграции идентичности, старший научный сотрудник РАНХиГС Евгений Варшавер объясняет «КП», что изучали расселение приезжих из стран Средней Азии и Закавказья - откуда в Россию текут основные миграционные потоки.

КОТЕЛЬНИКИ - УЖЕ ГЕТТО ИЛИ НЕТ?

- Если мы говорим о Москве, в каких районах чаще расселяются мигранты?

- С одной стороны, в Москве они живут во всех районах. С другой, предположительно есть связь между долей проживающих мигрантов и, например, стоимостью аренды недвижимости. То есть, чем дешевле аренда, тем больше мигрантов. При этом точных статистических данных ни у кого нет. Последняя перепись населения была в 2010 году, когда ситуация была совсем другой, и там данные представлены на уровне районов, а это слишком большая единица

- В вашем исследовании говорится, что в Москве и области пока нет районов, где большинство населения - мигранты. Речь идет о максимум о нескольких процентах. Но разве подмосковный город Котельники, или хотя бы некоторые его районы, не становится потихоньку таким гетто?

- Это ни в коем случае не гетто. В России в целом, и в Московской области, в частности, действительно складываются так называемые места резидентной концентрации мигрантов. Но, во-первых, это единичные случаи. Во-вторых, это экономически динамичные места, там - в отличие, например, от французских пригородов - нет безработицы, и существенную долю живущих составляют предприниматели. В-третьих, для многих мигрантов эти районы оказываются своего рода «трамплином», входом в российское общество. Затем - через поколение точно - мигранты почти ничем не отличаются в социальном и экономическом смысле от немигрантов. По всей видимости, это и происходит сейчас в Котельниках и в некоторых других районах городов-миллионников, которые мы изучали.

- При этом в вашей работе упоминаются небольшие населенные пункты Новой Москвы, где доля жителей-мигрантов существенно выше. Почему так сложилось?

- Мы приводим пример деревни на 20 жителей, в которой больше половины - мигранты. Таких населенных пунктов совсем немного. Представьте себе типичную вымирающую деревню у леса, в которой построили лесопилку и общежитие. Работают на лесопилке мигранты, они же в этом общежитии живут. И поскольку их много, а жителей деревни мало, доля мигрантов, согласно переписи, может достичь нескольких десятков процентов.

«СПАСИБО СОВЕТСКОМУ НАСЛЕДИЮ»

- Мигрантов с точки зрения расселения привлекает прежде всего их работа, а она довольно равномерно распределена по городу, - продолжает Евгений Варшавер. - И это одна из причин, почему в Москве приезжие живут в разных районах и почти нет мест их резидентной концентрации (постоянного проживания, - Авт.). Почему доля мигрантов, живущих в Котельниках, относительно высока? Потому что рядом большой рынок «Садовод». Но «Садовод» - один такой на Москву и Подмосковье. А абсолютное большинство мигрантов живет где угодно помимо Котельников.

Кстати, последнее наше исследование показало, что между десятым и пятнадцатым годом после первого приезда, у мигранта происходит самоопределение - вернуться на родину или остаться в России, перевези семью и строить свою жизнь здесь. Часть выбирается вернуться, часть - остаться.

- Почему в Москве в частности и в России не сложились такие же мигрантские гетто, как в Лондоне, Париже или Брюсселе? Или это только вопрос времени?

- Россия в этом смысле устроена иначе и неожиданным образом лучше, чем страны Запада. Российское городское пространство, спасибо советскому наследию, имеет так называемый эгалитарный (уравнительный, - Авт.) характер. У нас нет такого расслоения общества, как в Париже и Лондоне. Российская миграция - постиндустриальная. Мигранты работают не на заводах, которые обычно сконцентрированы в определенных районах, а по всему городу.

В Москве, на самом деле, мигрантов не очень много. Точной цифры быть не может, но, даже если использовать самое широкое определение иностранного мигранта (люди, родившиеся за рубежом и их дети), эта доля не будет больше 30%. И это существенно меньше, чем, например, в Сиднее, где доля мигрантов и их детей - 68%. Не в последнюю очередь это связано с тем, что в Москву в качестве мигрантов едет вся Россия.

Есть мнение

«Этнические анклавы не возникают, потому что Россия не платит пособий»

- Я не удивлен, что речь идет о месте, где собираются именно киргизы, - говорит президент Федерации мигрантов России Вадим Кожинов. - Почему-то только у них такое свойство создавать в Москве различную «земляческую» инфраструктуру. Клиники, кафе, агентства по поиску работы. У правоохранительных органов даже термин есть такой - «киргизская дискотека». Бывает, что время от времени в том или ином районе возникает киргизское кафе, по вечерам там громкая музыка. Местные жители жалуются, приходит полиция, начинает проверять документы, а там все либо граждане Киргизии, либо уроженцы. У узбеков, таджиков, выходцев из стран Закавказья такой инфраструктуры нет.

При этом, по словам эксперта, общая позиция власти - не допускать, чтобы на тех или иных территориях формировались «мигрантские анклавы».

- Важнейший фактор, почему такие анклавы не возникают - Россия не платит мигрантам никаких пособий. Во многих странах Европы это усугубляет ситуацию. Приезжает беженец, ему ежемесячно платят деньги, селят в районе, где куча таких же беженцев, у человека нет никакого стимула устраиваться на работу, учить язык и прочее. Он так и живет, не выходя из своего квартала, на государственные деньги. В России все иначе. Мигрант приезжает именно работать, чтобы отсылать деньги на родину, семье. Он так или иначе вынужден ассимилироваться, учиться говорить по-русски - хотя бы базовые фразы выучить.

- На ваш взгляд, в Москве есть районы компактного проживания мигрантов?

- Я бы выделил Некрасовку (этот район Москвы находится за МКАД, в 7 км от кольцевой, - Авт.). Через 5-10 лет он может создать определенные проблемы. Здесь построили большое количество многоэтажек, в которых распродавали по небольшим ценам крохотные квартирки площадью в 27-30 квадратных метров. И как раз там жилье купило очень много приезжих из разных стран СНГ.

- По науке, если доля мигрантов среди жителей конкретного района не превышает 10%, нет никаких оснований для беспокойства.

- В Некрасовке этот процент намного выше. Славянского населения там меньше, чем в других районах. У меня есть знакомые, приезжие из Средней Азии, которые говорят, что в Некрасовке они чувствуют себя дома. Там много земляков. Хотя еще не складывается инфраструктура с мигрантскими кафе, парикмахерскими и прочим. Понятно, если у людей есть деньги для покупки квартиры в Москве, они как минимум где-то здесь неплохо работают, не маргиналы. Но есть потенциальная угроза, что район может стать местом конфликтов после разных событий за пределами России. Помните, этой весной были боевые столкновения армий Киргизии и Таджикистана? Не хотелось бы, чтобы приезжие из разных стран сцеплялись на нашей территории. Так что теперь главный вопрос - как с этим сообществом будут работать местная управа и участковые. Но в любом случае, это шероховатости первого поколения приезжих. Если они покупают здесь квартиры, их дети уже учатся в местных школах, они ассимилируются, говорят по-русски.

В местных парикмахерских, кстати, рублей за 250 рублей постричься можно. Где еще такие цены найдешь?

В местных парикмахерских, кстати, рублей за 250 рублей постричься можно. Где еще такие цены найдешь?

Фото: Семен ЕЛЕНИН

КОНКРЕТНО

Кто-кто в теремочке живет?

В своем исследовании, как по Москве расселяются мигранты, Евгений Варшавер с коллегами приводят пример среднестатистического дома в Котельниках. Точнее, дом вполне конкретный - 11-этажка во 2-м Покровском проезде. Здесь относительно небольшие цены на аренду квартир, что и привлекает мигрантов, работающих на рынке «Садовод».

Социологи прошли по всем квартирам дома, чтобы выяснить, кто там живет.

Итог:

42% квартир занимают мигранты (уроженцы Азербайджана, Армении, Вьетнама, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана и Молдовы).

58% - россияне.