В мире7 сентября 2021 15:15

Женский бунт разгорается в Кабуле: Талибы* в недоумении

Спецкор kp.ru Александр Коц рассказывает об акциях протеста в Афганистане
Женщины требуют соблюдения прав, мужчины – свободы, все вместе – избавления от пакистанского гнета…

Женщины требуют соблюдения прав, мужчины – свободы, все вместе – избавления от пакистанского гнета…

Фото: REUTERS

Все смешалось в доме талибанском*. Женщины требуют соблюдения прав, мужчины – свободы, все вместе – избавления от пакистанского гнета… Во вторник утром сотни людей, в большинстве своем – женщин, вышли на улицы Кабула, чтобы выразить свой протест. Накануне лидер антиталибского сопротивления Ахмад Масуд-младший призвал афганцев к национальному восстанию против Талибана*. Собственно, ему больше ничего и не оставалось, после того, как новые власти объявили о полном контроле над его родным Пандшером, включая мавзолей его отца.

Масуд поведал, что сам перешел на партизанское положение, но призвал не молчать. И кто бы мог подумать, но нашлись те, кто не побоялся заявить о себе. 20 лет назад представить такое было невозможно. Но два десятилетия западного влияния не прошли даром. Выросло целое поколение, воспитанное на других ценностях – они хорошо говорят по-английски, одевались (до прихода талибов*) в европейские шмотки, учились на западных курсах, впитывали через них запахи свободы и демократии.

Во вторник утром сотни людей, в большинстве своем – женщин, вышли на улицы Кабула, чтобы выразить свой протест.

Во вторник утром сотни людей, в большинстве своем – женщин, вышли на улицы Кабула, чтобы выразить свой протест.

Фото: REUTERS

А тут вдруг приходит привет из средневековья и заставляет надевать паранджу. Пассионарная молодежь взрывается справедливым протестом. А постольку поскольку шариат в первую очередь бьет по женщинам, они и составляют ядро этого протеста. Непуганые, не видевшие побивания камнями, очарованные идеями гендерного равенства.

Рядовые талибы*, надо отметить, тоже помолодели. В годы «первого пришествия» движения к власти, когда массовые казни длились по несколько дней, они в лучшем случае были маленькими детьми. Поэтому на «бабий бунт» сегодня смотрят с некоторым недоумением – не об этом им рассказывали отцы. Сначала они с важным видом сопровождают протестное шествие, замыкая его пикапами с пулеметами.

Пальцы – на спусковых крючках автоматов, но начальство стрелять по народу не велит – картинка уж больно некрасивая получится. А в век, когда видеоролики распространяются по сети, как дельта-штамм коронавируса, испортить себе репутацию умеренных исламистов очень просто.

«Свободу! Свободу!» - скандируют женщины. В их руках плакаты, на которых они требуют возможности участвовать в политической жизни страны.

Здесь уверены, что только благодаря вмешательству соседей (в том числе и военным путем) удалось покорить последний мятежный оплот.

Здесь уверены, что только благодаря вмешательству соседей (в том числе и военным путем) удалось покорить последний мятежный оплот.

Фото: REUTERS

«Руки прочь от Панджшера!» - кричат они, на мой взгляд, слегка запоздало.

«Пакистан, Пакистан, покидай Афганистан!» - претензий к соседям у «рассерженных горожан», пожалуй, еще больше, чем к талибам. Здесь уверены, что только благодаря вмешательству соседей (в том числе и военным путем) удалось покорить последний мятежный оплот. «Нет карманному правительству Исламабада!» - кричат женщины, намекая, что основные посты могут достаться пропакистанской фракции Талибана* – «сети Хаккани» (союзники запрещенного в РФ Талибана). Народ шумно и беспрепятственно плывет по Кабулу. Небывалый разгул демократии!

Когда безоружная толпа с дамами в авангарде прорывает вооруженное оцепление вокруг посольства Пакистана, демократия заканчивается. За неимением водометов и гранат с «черемухой», талибы открывают шквальный автоматический огонь в воздух. Они палят над головами протестующих, те разбегаются в стороны.

Вдруг кто-то встает прямо перед вооруженным боевиком: «Стреляй в меня!» - орет он в лицо вооруженному бородачу. Тот в растерянности смотрит на «смертника». «И в меня! И в меня!» - присоединяются к храбрецу еще несколько парней. Подскакивает несколько талибов, протестующих скручивают и увозят в неизвестном направлении. А вместе с ними – и несколько журналистов, которые запечатлели это действо.

Когда безоружная толпа с дамами в авангарде прорывает вооруженное оцепление вокруг посольства Пакистана, демократия заканчивается.

Когда безоружная толпа с дамами в авангарде прорывает вооруженное оцепление вокруг посольства Пакистана, демократия заканчивается.

Фото: REUTERS

Не знаю, понимают ли талибы, что в нынешний информационный век, когда камера есть «в любом утюге», что-либо утаить невозможно. И если акции протеста будут продолжены, им придется придумать что-то более привлекательное, чем стрельба в воздух.

Новые власти, к слову, пытаются играть в контрпропаганду. В одной из провинций, к примеру, на улицы вышли женщины в глухих «бурках», отстаивая свое право жить по шариату. И я даже не уверен, что их заставили это сделать. Ведь когда речь идет о протесте, то подразумевается в первую очередь городское население. В сельской же местности уклад жизни не менялся веками – ни при шурави, ни при талибах, ни при американцах.

Что до перспектив партизанского движения сочувствующих Пандшеру, то его перспективы, учитывая боевой потенциал Талибана, весьма туманный. Запад уже сказал, что не поддержит антиталибское сопротивление, а без этого вставать на тропу гражданской войны сегодня не может позволить себе ни одна сила в Афганистане.

*Запрещенная в России террористическая организация.

В Кабуле талибы* применили слезоточивый газ против женщин, вышедших на акцию протеста
*«Талибан» - запрещенная в России террористическая организация

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Талибан* объявил об окончании гражданской войны в Афганистане

Военный корреспондент kp.ru Александр Коц - о сообщениях о взятии последней неподконтрольной провинции – Панджшера (подробности)