Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
В мире4 октября 2021 4:06

Идеи Че Гевары против «ножек Байдена»: Что победит на Кубе

«Комсомольская правда» отрядила на Остров свободы своего главного «специалиста по революциям» - спецкора Владимира Ворсобина, чтобы понять: есть ли в XXI веке будущее у социализма советского образца?
В головах иностранцев образ Кубы до чертиков прост и романтичен - сигары, ром, лимузины, чикос (девушки)...

В головах иностранцев образ Кубы до чертиков прост и романтичен - сигары, ром, лимузины, чикос (девушки)...

Фото: Shutterstock

ЕДЕШЬ В ГАВАНУ? С УМА СОШЕЛ!

Как соединить антимиры: канцелярское слово «командировка» и пляшущую Кубу? Как совместить завистливое подмигивание друзей: «Ага, сигары, ром, «чика-чика»...» (Идиоты!) И путешествие-геморрой.

Об авантюре знали двое.

Первым запаниковал мой приятель Николай. Он нечаянно женился на кубинке и застрял в своем Сантьяго. И теперь кричит с Карибов:

- Едешь в Гавану?! Сейчас?! С ума сошел! У нас страшная эпидемия! Мертвые города. Две недели карантина для русских. Хочешь угодить в кубинский клоповник?!

- В обсервацию, - поправляю, - Коля, не драматизируй. Что может случиться в прекрасной стране с лучшей в мире медициной. Да и сидеть на карантине, как говорят в посольстве, 5 - 6 дней...

На том конце затихли.

Коля хватал ртом воздух.

- Лучшая медицина в прекрасной стране?! - наконец взорвался он. - А знаешь, что! А приезжай! Мне даже стало интересно понаблюдать, как тебя тут... (непечатное).

- Паникер карибский, - ворчу я.

- Велком! - демонически прохохотала трубка.

И дело оказалось не только в карантине.

РОДИНА - ЭТО ЖИЗНЬ ИЛИ СМЕРТЬ?

С расстояния десять тысяч километров Куба выглядела мрачновато.

Предпоследняя в мире социалистическая страна (псевдокрасный капиталистический Китай не в счет) этим летом вдруг зашаталась.

Тысячи кубинцев вышли на улицы с лозунгами «Долой социализм».

И - черт возьми - это остров Свободы?! Страна советских грез, романтический остров кудрей Че Гевары, сигары Фиделя, залив американских Свиней?

Неужели это Куба, где люди живут бедно, но честно? Просто, но счастливо. В санкциях, но пританцовывая.

Та самая Куба, где нет поганого капитализма. Культа потребления. Бездуховности.

Почему же она трясется сейчас в ковидной лихорадке под лозунги «Рatria y vida» («Родина и жизнь») вместо великого революционного «PATRIА O MUERTE! («Родина или смерть»)?

Почему демонстранты послали к чертям и революцию, и борьбу с американским империализмом, и честную советскую жизнь?

Температуру, конечно, сбили. Митинги разогнали. В треснувшую страну влили лошадиную дозу пропаганды.

Теперь кубинские телевизоры лечат зрителей рассказами о «гусано» (гусеницах), грызущих революцию изнутри. О врагах народа, подзуживающих за деньги американских империалистов, об их марионетках - кубинцев из Майами. О жалкой кучке дегенератов и отщепенцев, посмевших пойти против святой революции их отцов...

С мятежом справились просто. По-белорусски. За снятые тайком на смартфоны видео демонстраций авторам публикаций в интернете дали по 6 лет.

Демонстрантам - чуть ли не по 20.

На улицах патрули.

И - как усмешка Истории - в разгар контрреволюционного мятежа в коммунистическую Гавану из капиталистической Москвы приезжает репортер буржуазной газеты с названием «Комсомольская правда». То есть я.

В Кубу 90% ковидной заразы прилетает из Москвы.

В Кубу 90% ковидной заразы прилетает из Москвы.

Фото: ТАСС

МАЛЕНЬКАЯ ФЛОРИДА В ЛЮБЛИНО

Предполетный инструктаж провел мой московский друг, эмигрант Рафаэль. Я видел его первый раз в жизни, но с кубинцами всегда так. Минута разговора - и все. Камрад! Амиго в доску.

- Ты правда едешь в Гавану?! - удивился Рафаэль.

- Достали вы этим вопросом, - ворчу, наблюдая как в черных глазах Рафаэля пляшут латиноамериканские черти. Черная как смоль кожа не вязалась с прекрасным русским. С таким русским человек должен быть сосредоточен, хмур, желчен. А этот - ходячий фонтан веселья.

- Я ж на острове в армии служил. Тут, - с хохотом бьет в грудь, - стучит кубинское сердце!

Гаванское правительство все-таки выпустило кубинцев из страны. Те, шампанским вылетевшим из бутылки, радостно разлились по миру. У московских рынков «Люблино» и «Садовод» выросла маленькая Флорида - только не зажиточная, как в США, а наша, кондовая. Без документов, официальной зарплаты. Ютятся кубинцы в общежитиях, работают за гроши... Периодически пытаясь прорваться в Европу (один кубинский отряд на надувных матрасах форсировал Нарву, чтобы уплыть в Эстонию).

Но возвращаться на свой остров Свободы не хотят ни за что.

На митинги протестов кубинские власти ответили выходом на улицу «защитников революции» (как на фото) - и те и другие сражались за свои идеалы пританцовывая. Фото: Yander Zamora/Getty Images

На митинги протестов кубинские власти ответили выходом на улицу «защитников революции» (как на фото) - и те и другие сражались за свои идеалы пританцовывая. Фото: Yander Zamora/Getty Images

- Да в гробу мы видали социализм! - морщился Рафаэль. - Если бы этим летом кубинские генералы перешли на сторону демонстрантов, скинули бы власть! Теперь мои одноклассники пишут: пора валить, жди в Москве. Хотя из нашего класса там осталось-то несколько человек.

(Вспомнил главу сигарного союза России Андрея Лоскутова. Он на видео почему-то стоял в лодке. Качался. И взывал: «Кубинцы, не повторяйте наших ошибок! От имени переживших 90-е русских умоляю, не повторяйте!»)

- Слушай, амиго, - говорю. - А как же революция? Как же борьба с империализмом? Мы же пели в детстве: «Сэль пуэбло, унидо хамас сэра венсидо!» («Единый народ никогда не будет побежден!»).

- Социализм - хорошая идея, - вздохнул Мигель. - Красивая. Но для него нужны ресурсы, страны-доноры. Вы, русские, поймите: простым кубинцам на самом деле плевать на империализм. Людям надоело находиться в вечной борьбе. Им не нужна геополитика, для них главное - хорошо жить.

- А ты точно кубинец? - смотрю на афрогаванца с сомнением.

- Ну начинается, - чуть не плюнул Мигель. - А ты точно не коммунист?

- Черт его знает, - пожимаю плечами я.

А мы точно о Кубе говорим?

ВЕЗИ С СОБОЙ ВСЕ!

Мигель был знакомым Коли из Сантьяго и передал гаванским знакомым кое-что.

«Кое-чем» оказался мешок лекарств. И это - в страну с лучшей в мире медициной? Похоже, кубинец просто зашел в московскую аптеку и смел с прилавка все - от марганцовки до антибиотиков.

- Учти, там нет ни лекарств, ни еды, - сказал он на прощание. - И мой совет: вези с собой все.

- ?!

- Как делают все нормальные люди - сколько увезешь таблеток, одежды, еды. Не съешь, так подаришь. Знаешь, какое огромное спасибо тебе скажут... (Мигель попытался обхватить землю.)

Звоню Коле. Тот: «Правда. Очереди с пяти утра, несмотря на комендантский час».

- Ты не представляешь, какая тут ж... - опять заорал он.

«Что ж, - думаю, - есть шанс причинить Кубе добро. Пора припасть к алтарю капитализма».

И поехал в «Ашан».

ТУШЕНКА, СГУЩЕНКА, ГРЕЧКА...

С тех времен, когда мы с мамой вырывались в Москву постоять в очередях за мясом, колбасой, я отвык от вопроса: сколько взять?

В детстве я знал, конечно, что где-то в мире существуют дурные страны, где ходят в магазины за ерундой - 300 граммами колбасы, килограммом мяса.

«Дикари! - думал я. - Взяли бы сразу на год. Или два».

И вот теперь я стою с тележкой и ломаю голову - что купить Кубе?

Пять банок тушенки? Нет. Семь.

Сгущенка. Пять банок? (Вспоминаю, как мы с мамой стояли за этим сокровищем.) Десять!

Колбаса. Три батона (воспоминание). Пять.

Икра минтая (воспоминание)...

Меня вдруг настиг страх из прошлого: выйду, и магазин схлопнется, исчезнет. Вместе со сгущенкой. Навсегда.

Набиваю тележку. Вермишель. Гречка. Шоколад. Даже туалетная бумага (забегая вперед - самая ценная покупка).

- На Кубе все раздам. Кому-нибудь, - расчувствовался я посреди «Ашана». - Ребенку отдам, советскому, с голодными глазами.

Тогда это казалось трогательным.

Тогда я настоящую Кубу не знал.

Это в Тулу нельзя со своим самоваром, а продуктовый набор на Кубе - практически вопрос выживания. Так что Владимир Ворсобин решил подготовиться основательно.

Это в Тулу нельзя со своим самоваром, а продуктовый набор на Кубе - практически вопрос выживания. Так что Владимир Ворсобин решил подготовиться основательно.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

КАК ГОРДО БЫТЬ РУССКИМ...

Париж. Пересадка на Гавану.

Заметил, что при виде российского паспорта люди... добреют.

Вон ругается канадец - что-то не так с визой, там кипятится гринго...

А я достаю свой двухголовый - и у всех улыбка. Русо! Велком!

(«О, безвиз, как гордо быть русским!» - кричал я мысленно на весь Шарль де Голль под воображаемый звон колоколов.)

Гавана встретила тропическим дождем и молниями, которые лупили от души, подбираясь все ближе.

Аэропорт кубинской столицы, что наш Черкизовский рынок 90-х. С жалким чемоданчиком со своими консервами, словно нищий на оптовом рынке, пытаюсь пробиться к выходу. Трехрядный «Боинг» высыпал сюда горы чемоданов-мутантов, баулов, мешков. Люди катили тележки с человеческий рост сквозь таможню, которая бессильно взирала на контрабанду.

Кстати, вот одно из последствий проамериканского мятежа: напуганное правительство разрешило ввозить гражданам что угодно и сколько угодно.

Кроме журналистов и наркотиков. Меня как подозрительного иностранца извлекли из толпы челночников и обнюхали собакой.

- Турист?! - спросили на таможне...

- Си-си! - под всполохи молний тряс я головой.

- Verdad (Правда?) - насторожились (туристы едут в курортный Варадеро, но никак не в закрытую от мира Гавану).

- Си-си! - стоял я на своем. Мол, комендантский час, патрули, эпидемия - давно мечтал это посмотреть.

- Где работаете?

- Донт анденстенд (не понимаю), - старательно выговорил я. Вот где пригодилось мое тотальное незнание языков. А доломали гаванскую таможню мои попытки соорудить рассказ о «май олд френдз Коля». Кубинцы застонали.

Я наконец бросился к выходу, к ливню, к грому, к свободе, к влажным запахам тропических цветов.

И тут меня взяли.

...И КАК ЗАРАЗНО

У самого выхода стоял санитарный контроль.

Где мой паспорт вызвал ужас.

Прибывший по тревоге офицер забрал документы и исчез.

Равнодушно пожимаю плечами: с таким блестящим незнанием языков я им не по зубам. В крайнем случае - 5 дней карантина в забронированном отеле и вуаля, я посреди Кубы.

Но кубинцы забегали. Начали кричать. Тыкать друг в друга моими документами.

Скоро ко мне прибыла делегация парламентеров.

- Москоу? - спросил главный.

- Москоу, - соглашаюсь.

- No, senior, - вздохнул кубинец.

- Что значит ноу синьор? Wy!!! - истошно заорал я, как в тумане (из которого торчала башка ржущего Коли). - Меня не пускают в страну?!

Тут они все заговорили. Сверкнула молния. И раздался глас.

- Из Москвы ты, браток. Вот в чем беда. Оттуда 90% всей заразы на Кубу идет. Таких, как ты, на две недели в спецучреждение доставляют. Не знаю, что там у вас в России происходит. Что ни рейс из Москвы, то ковид...

Передо мной стоял человек в форме. Похоже, чекист. Алексей, говорит. Мама русская.

- Леш, - говорю. - Спасай! Две недели «лепрозория» я не переживу!

Алексей задумчиво меня оглядел...

ЧИТАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

Продаст ли Куба идеалы Че Гевары за «ножки Байдена»?

«Комсомольская правда» отрядила на Остров свободы своего главного «специалиста по революциям» - спецкора Владимира Ворсобина (прошедшего все майданы и бунты последних десятилетий), чтобы понять, есть ли в XXI веке будущее у социализма советского образца? (подробности)