Звезды27 июля 2021 17:36

Марк Варшавер о ситуации в Театре им.Ермоловой: "Увольнять штатных артистов не имеют права"

Директор "Ленкома" высказался о скандале в коллективе, которым руководит Олег Меньшиков
Марк Варшавер 35 лет работает директором театра "Ленком"

Марк Варшавер 35 лет работает директором театра "Ленком"

Фото: Борис КУДРЯВОВ

На прошлой неделе стало известно, что руководство московского Театра им.Ермоловой решило сократить штат примерно на четверть - в связи со сложной экономической ситуацией. Из труппы, в которой 90 человек, увольняют более двадцати артистов. Худрук театра Олег Меньшиков не комментирует ситуацию. Его пресс-служба объясняет массовое увольнение «оптимизацией кадров в пандемию коронавирусной инфекции», мол, нечем платить зарплату. Ковид действительно нанес серьезный удар по театральной отрасли. Несмотря на то, что городские власти компенсировали убытки. Если судить по проблемам в театре им.Ермоловой помогли эти меры не всем или недостаточно. Об этом мы поговорили с одним из самых опытных театральных менеджеров – Марком Варшавером. Он 35 лет работает директором московского «Ленкома».

- Руководство Москвы оказало театрам очень серьезную финансовую помощь. По моим данным, в первую очередь Театру им.Ермоловой, - говорит Марк Борисович. – Когда в прошлом году началась пандемия, мы не работали с 15 марта по 1 августа. Четыре с половиной месяца не было спектаклей. Но все государственные коллективы получали финансирование такое же, как и до коронавируса. Зарплату актёрам мы платили в том же объеме. Городские власти полностью выполнили свои обещания. За это им низкий поклон.

- Что могло пойти не так в театре им. Ермоловой? Меньшиков увольняет актеров, которые не заняты в репертуаре. И таких оказалось много.

- Я не знаю их ситуацию. Если речь идет об актерах, с которыми был заключен срочный контракт, тогда их увольнение возможно. Но освобождать штатных артистов не имеют права. Иначе это нарушение трудового законодательства. Мы не можем уволить артиста, даже если ему 90 лет, и он давно не играет на сцене. Таков закон в сфере культуры. Логика простая: артисту надо дать возможность проявить своей талант. Если такой возможности ему не дают, он в этом не виноват.

Вот почему вновь приходящих к нам мы берем на срочный договор. Его можно расторгнуть в конце сезона, если человек не отличился творческими результатами.

И по-прежнему поддерживаем (прежде всего финансово) людей, которые проработали в театре по 30-50 и более лет. До сих пор вдова Олега Янковского и вдова Николая Караченцова у нас в штате. Они получают 50 процентов от оклада, хотя и Людмила Зорина, и Людмила Поргина много лет не играют. Поверьте, они получают приличную зарплату (по 50 тысяч рублей – Ред.) Точно так мы поддерживали вдову Евгения Павловича Леонова – Ванду Владимировну, она тоже много лет проработала в нашем театре.

- Неужели нет способа «обновить» штат?

- Можно. Например, провести конкурс и набрать новый коллектив. Но это колоссальная работа: нужно закрыть театр, уволить всех сотрудников, вплоть до директора. И по конкурсу набрать новых. На моей памяти, это еще никому не удавалось.

- А может быть, у Меньшикова штат раздут? Сколько артистов в «Ленкоме»?

- В московских театрах по штатному расписанию должно быть 67 артистов. У нас – их 90 человек (в театре им. Ермоловой столько же).

Марк Анатольевич Захаров, как режиссер, влюблялся в актёров, приглашал их на работу, после оказывалось, что не все они нужны... Захаров создавал великие спектакли. Но они выходили один раз в полтора - два года. Он не работал быстро. Иногда приглашал других режиссеров, но это было редко.

Что такое одна премьера за сезон для труппы, в которой 90 артистов плюс ансамбль и хор (суммарно 110 человек), и каждый хочет работать? Это значит, что основная часть коллектива сидит на «скамейке запасных». В спектаклях Захарова было занято 10-15 артистов. И без вторых составов. Остальные не работали, но не по своей вине, а потому что им не давали работу. Они получали твердый оклад. Уволить их мы не имеем права. Только если они напишут заявление по собственному желанию.

Сейчас почти вся труппа «Ленкома» работает. Я ввел вторые составы. Театр – это не только творчество, но еще и производство.

- Вторые составы - это палка о двух концах. Допустим, я купила билет на спектакль, в котором играет Инна Чурикова. Но попадаю на другой состав, пускай и с хорошей актрисой. Но не Чуриковой…

- Если речь идет о гениальной Инне Михайловне, то безусловно второго состава у неё нет и быть не может. Она единственная. Все остальные актеры нашего театра должны иметь вторые составы. Прекрасный артист Александр Викторович Збруев первый меня попросил подготовить ему второй состав: давайте, говорит, начнем с меня… Это правильно. Театр должен функционировать, не заменять, не отменять или переносить спектакли, если актер заболел. Страдает же зритель.

И молодежь не сможет вырасти в больших артистов, если не давать ей возможность проявить себя.

В этом ковидном сезоне мы сделали 92 ввода в текущий репертуар. Кстати, и спектакли стали звучать по-другому. Пока не занята чудесная Маша Миронова. Но это ее желание - она в отпуске по уходу за ребенком. Все остальные наши артисты работают.