В мире23 сентября 2021 19:05

Нацистский преступник Гельмут Оберлендер умер в Канаде. Его так и не выдали российскому правосудию

Его обвиняли в участии в убийстве нескольких сотен детдомовцев
В 2000 году канадский суд признал, что Оберлендер скрыл информацию о службе в СС, когда приехал на свою новую родину

В 2000 году канадский суд признал, что Оберлендер скрыл информацию о службе в СС, когда приехал на свою новую родину

97-летний бывший эсэсовец Гельмут Оберлендер умер в канадской Оттаве 22 сентября. Он обвинялся в России по резонансному делу об убийстве нескольких сотен обитателей детского дома в Ейске.

Оберлендер родился в 1924 году на Украине в семье этнических немцев. Когда его родное село захватили немцы, то мужчина устроился к ним переводчиком, правда потом он утверждал, что это было не добровольное решение, и его могли бы убить за отказ помогать гитлеровцам. Попал Оберлендер в зондеркоманду СС-10 А, печально известную тем, что заморила около 20 тысяч человек, в основном в газенвагенах – грузовиках с газовыми камерами.

Самым страшным преступлением этого подразделения стало массовое убийство 214 обитателей детского дома в Ейске 9-10 октября 1942 года. Документы ФСБ, опубликованные РИА Новости, раскрывают страшные подробности той трагедии. 9 октября в шесть часов вечера к корпусу детского дома подъехали три грузовика, в них начали грузить детей. Тех, кто пытался бежать или сопротивляться, бросали в машины силой, на вопросы детей, что происходит и куда их везут, отвечали: «В Краснодар на лечение», «В баню», «Грузить семечки».

В первый вечер каратели не смогли забрать всех детей, часть из них сбежала, другие, по всей вероятности, просто не поместились в забитые кузова. Утром 10 октября каратели вернулись и схватили еще 13 мальчиков и девочек, а также 22 лежачих тяжелобольных ребенка. Все дети были убиты нацистами и похоронены во рву. Как отмечают эксперты, все умершие обитатели детдома были инвалидами.

Начатое расследование трагедии советскими чекистами привело их к зондеркоманде СС-10 А, в которой и служил Оберлендер. Правда, в 1944 году эту часть карателей расформировали, а самого пособника нацистов отправили в простую пехоту. Судьба благоволила бывшему эсэсовцу – он сумел попасться не советской армии, а британской, благодаря чему затерялся среди других военнопленных. Мужчина выучился на строителя и женился, ведя достопочтенную жизнь. Имея «чистую» биографию, в 1954 году Оберлендер эмигрировал в Канаду, где работал в сфере недвижимости.

Впрочем, эта история не была чем-то экстраординарным для северной страны. Всего в Канаду въехали десятки тысяч немцев, а сколько среди них было бывших гитлеровцев никто толком и не считал. Только в 80-е годы начали появляться случаи экстрадиции преступников, но многие из виновных в преступления, так и не были наказаны.

Оберлендер прожил почти 40 лет в спокойствии и достатке, пока, наконец, власти Канады не начали расследование в отношении укрывшегося у них карателя. В 1995 году власти страны подали иск о лишении гражданства в отношении 18 бывших нацистов, включая и Оберлендер.

В результате в 2000 году канадский суд признал, что Оберлендер скрыл информацию о службе в СС, когда приехал на свою новую родину, однако вынесение окончательного решения шло небыстро. За это время мужчину лишали гражданства четыре раза, правда все время адвокаты через подачи апелляций затягивали процесс. В результате камнем преткновения стали вопросы – добровольно ли Оберлендер участвовал в зондеркоманде и участвовал ли он непосредственно в казнях.

Так или иначе, но в итоге немец проиграл все суды и начался процесс его депортации. Куда отправлять «дедушку из СС» было не понятно, среди наиболее реальных вариантов называлась Германия и Украина. Проблема заключалась в том, что в том же году Следственный комитет России возбудил уголовное дело об убийствах более 30 тысяч жителей Ростовской области, совершенных эсэсовцами в годы Великой Отечественной войны, куда вошла и трагедия в Ейске. Так что Оберлендер вполне ждала тюрьма в России, причем с учетом его здоровья любой срок вполне мог оказаться пожизненным.

Впрочем, из-за бюрократических проволочек экстрадиция так и не состоялась. В результате обвиняемый в убийствах бывший эсэсовец скончался в своем доме в окружении родных и близких.