2017-08-17T03:41:11+03:00

Экспедиция «КП»: Как монахи на Волге возвращают к жизни наркоманов

Спецкоры «Комсомолки» Дмитрий Стешин и Виктор Гусейнов продолжают свое рискованное путешествие - поход в надувной лодке по великой русской реке. Глава 17, в которой наши путешественники попадают в святую обитель
Поделиться:
Комментарии: comments72
Очередным местом, куда довелось заехать участникам экспедиции, стал Свято-Георгиевский монастырь под Кинешмой.Очередным местом, куда довелось заехать участникам экспедиции, стал Свято-Георгиевский монастырь под Кинешмой.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ДОЙКА ПОД ПСАЛМЫ

Чистый голос разливался над Свято-Георгиевским монастырем, что в 30 километрах вниз по Волге от городка Кинешма. Голос лился в пуховой тишине – это отец Северин пел псалмы и доил коров. Внезапно пение прекратилось:

- Как же ты не будешь доиться, если тебя для «Комсомолки» сфотографировали? Стыдно! – монах мягко увещевал скотину.

- Нам пришлось завести коров, - объясняет нам один из пяти монахов монастыря, с которым мы осматривали хозяйство. - Десяток лет назад по округе моровое поветрие прошло – стали резать скотину. А мы без молока не можем.

Хозяйство при монастыре. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Хозяйство при монастыре.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

В Свято-Георгиевский монастырь, обитель на полуострове, посуху можно гарантированно проехать только летом. В остальное время дороги размыты,и путь сюда лишь по воде из Кинешмы на лодке, или по льду..

В этой обители уже почти 20 лет монахи возвращают к жизни наркоманов – тех, от кого отказались и государственные реабилитационные центры, и частные. Нам показывают на старинном монастырском кладбище свежую могилу. 30-летний парень, которого так и не отпустили наркотики, попросил после смерти похоронить себя именно в обители. Монахи рассказывают, что это была его последняя просьба: "В Свято-Георгиевском прошли мои самые счастливые годы жизни"

Идем над Волгой с одним из пациентов (их в монастыре полтора десятка и называют их всех «братьями»). У Андрея странный акцент. Поясняет:

- Меня из США привезли три месяца назад. Я знал, что меня здесь спасут. Так был в этом уверен, что все наркотики смыл в унитаз.

- Здесь же никакой медпомощи, к фельдшеру добраться – целое приключение! - удивляемся мы.

- Дело не в медицине, - говорит Андрей. - Вот во Вьетнаме на наркоте «торчали» все американские солдаты. Но, вернувшись домой, наркоманами стал один из десяти. Не в химии дело. Я считал себя христианином, но лишь здесь узнал, как выглядит монашеское братство. В аскезе живу.

Свято-Георгиевский монастырь на берегу Волги. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Свято-Георгиевский монастырь на берегу Волги.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- Ты пытался лечиться в других местах. В чем отличие?

- Здесь люди – подвижники. Им не надо мирского. Вы же про монастырь узнали случайно, да? За мое лечение никто не платил. И денег у меня тут нет. И тратить их негде - в деревне ни магазина, ни сотовой связи. Полное отрешение.

- А что потом?

- Буду долги отдавать. Духовные и денежные.

Андрей показывает бесконечные поленницы дров. Дрова сливочного цвета, отборная береза. Он ждет зиму:

- Зимой больше времени для духовной работы!

ДУША ДАЛЬНОБОЙЩИКА

В трапезной замечаем странную деталь – в этом мужском монастыре уютнее и опрятнее, чем в монастырях женских. И готовят братья не хуже. На столах груды зелени, своя овощная икра, борщ и пюре на молоке с укропчиком. Вся территория монастыря в огородах. Сахар и макароны – пожертвования. Хлеб свой. Единственная примета времени в этой скромной трапезе – бутыли с соевым соусом. Братья решают, где нас лучше разместить. Соседняя деревня Валы полупустая, в одну улицу. И жива она лишь благодаря Волге и монастырю. Дальше, вглубь приволжских лесов – дичь и волки.

Разговор в трапезной. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Разговор в трапезной.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

Просим монахов завести нашу лодку в заросшую речушку - к монастырской пристани.

Нам отрядили в провожатые брата Сергея. Он в монастыре три года. Бывший водитель-дальнобойщик исколесил всю страну. Подсел на психостимуляторы. Страшная вещь, что делать с разорванной на куски психикой, не знает никто - но в этом монастыре знали. Сергей бросил наркотики, алкоголь, табак. Вернул семью. Живет пока при монастыре – строит дома дачникам. В эту зиму в первый раз попробует вернуться в мир.

«ВЕРА ПРОРУБИЛА!»

С отцом Силуаном, настоятелем монастыря, мы чинно прогуливаемся вокруг храма 19 века.

- Его не закрывали даже в годы гонений. Бог покрыл, люди отстояли, место уединенное – говорит отец Силуан. - Намоленность храма осталась. Его почти не грабили, разве что в начале 90-х. В храме молился Николай Второй, по пути в Кострому. Заезжал к нам с подарками. В память осталась на кресте маленькая корона.

Настоятель монастыря, Отец Силуан. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Настоятель монастыря, Отец Силуан.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

Отец Силуан рассказывает, что эти места от мерзости запустения спасли люди, претерпевшие от своих страстей. В середине 90-х годов здесь на приходе осталось три человека. В епархии предложили – возьмите на реабилитацию наркоманов. Прошло 20 лет. И запустевшая обитель превратилась в крепкий экономический кластер. Мы сталкивались с тем, что в труднодоступных местах разорялся монастырь и край хирел, люди разбегались. Как в Рдейском монастыре в центре самого большого болота Европы, на стыке Новогородской, Псковской и Тверской областей.

А Свято-Георгиевский выжил и расцвел.

- Ожил приход. В 2008-м нам стало ясно, что нужно изучить все методики излечения. Стали добавлять их к своему православному опыту. Но главное действующее лицо здесь – все равно Бог. Он здесь помогает людям жить. И люди входят в эту атмосферу. Для меня, как для духовника это утешительно. Мы никого не заставляем креститься. Человек сам смотрит вокруг. А потом приходит ко мне в келью и выдает: «Отец Силуан, меня прорубила Вера!».

- Вы можете, увидев человека, сказать – будет ли он наркоманом или нет?

- Таких признаков нет. Но судя по всем нашим историям, главные причины наркомании – среда, двор, школа. Сейчас же война против молодежи, считаю, идет. Новые технологии - привыкание к наркотикам с первого раза...

"Главное действующее лицо здесь – все равно Бог. Он здесь помогает людям жить." Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

"Главное действующее лицо здесь – все равно Бог. Он здесь помогает людям жить."Фото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- Государство вам помогает?

- Почти нет. Государство пока присматривается, не понимает – на кого можно опереться в этой борьбе. А нужны всего лишь площадки для реабилитации, люди и небольшие финансы.

- Ребята, которые лечатся, полностью от мира отрезаны?

- Да, мы их в наш Свято-Георгиевский монастырь полностью «загружаем». Даже тем, которые в мир уходят, мы говорим – не уходите совсем, душой живите здесь. Работайте над собой, как работали здесь. У нас же нет задачи полностью человека из мира забрать. У нас метод - в три этапа: «Прийти в себя», «Познать себя», «Вернуться к людям».

- Я знаю, что единственное жесткое ограничение у вас, при приеме на лечение – 10 дней без наркотиков. И все. Нам у вас ребята рассказывали, как в одном из известных всей стране центре лечения от наркотиков на Урале на просьбу позвонить – вешали на шею кирпич с нарисованным телефоном. И человек с ним ходил неделю…

- Я считаю, даже с наркоманом нужно договариваться. Это человек! Его нельзя на цепь.

ПРОТИВ ВЕТРА

Мы не спорили. Цепи духовные крепче железных.

Уезжать из монастыря не хотелось. Витя Гусейнов лежал на берегу заросшей протоки, и говорил: «Я не хочу отсюда уезжать. Оставьте меня здесь. Я стану хорошим».

Но уезжать было нужно – на Горьковском водохранилище, как нам сказали монахи, уже начало поднимать волну. Нам объяснили – под каким берегом идти, прикрываясь от ветра.

- Идите, с Богом, - сказал нам на прощанье отец Силуан. - А мы за вас помолимся.

Продолжение следует.

Примерное количество городов, которые корреспонденты "КП" планируют посетить по ходу экспедиции, и расстояния (в километрах) между ними по воде:

Тверь — 75 - Конаково — 40 - Дубна — 25 — Кимры — 125 — Углич — 115 — Рыбинск — 95 — Ярославль — 85 — Кострома — 310 — Нижний Новгород — 220 Козьмодемьянск — 50 — Чебоксары — 145 — Казань — 225 — Ульяновск — 220 — Самара — 455 — Саратов — 400 — Волгоград — 400 — Астрахань

Хотите подсказать самые интересные точки по маршруту экспедиции? Или, может быть, встретиться с нашими репортерами? Позвать их в гости? Ребята ждут ваших звонков и сообщений по телефону и WhatsApp: +7-917-514-32-38

А также писем на почту steshin@kp.ru и сообщений в комментариях к постам в пабликах "КП" в "Фейсбуке" , "ВКонтакте" и "Одноклассниках".

Экспедиция "КП" "Вниз по матушке, по Волге" (читать Главу 1, Главу 2, Главу 3, Главу 4, Главу 5, Главу 6, Главу 7, Главу 8, Главу 9, Главу 10, Главу 11, Главу 12, Главу 13, Главу 14, Главу 15, Главу 16)

О том, для чего все это, о составе и маршруте экспедиции читайте здесь.

 
Читайте также