Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+26°
Boom metrics
Общество29 марта 2022 22:00

Русский генерал, которого царь всю жизнь оплакивал

Наши колумнисты Николай и Наталья Варсеговы продолжают рассказывать о российской истории. Сегодня они напомнят о генерале Михаиле Милорадовиче
Портрет Михаила Милорадовича кисти Джорджа Доу, фрагмент.

Портрет Михаила Милорадовича кисти Джорджа Доу, фрагмент.

ЧАСТЬ 1, ЧАСТЬ 2, ЧАСТЬ 3, ЧАСТЬ 4, ЧАСТЬ 5, ЧАСТЬ 6, ЧАСТЬ 7, ЧАСТЬ 8, ЧАСТЬ 9, ЧАСТЬ 10, ЧАСТЬ 11

В 1820 году стукачи доложили аж самому царю, что поэт Пушкин по пьяному делу читал матерные крамольные стихи, конфузя раскрасневшихся дев и вызывая ржание у гусар. Сам император Александр Первый поручил генералу Михаилу Милорадовичу разобраться с этим делом. Милорадович вызвал к себе поэта и велел полицмейстерам сделать на квартиру Пушкина обыск. На что Александр Сергеевич отвечал: «На квартире не найдете вы ничего. Лучше велите мне подать перо и бумаги, я здесь же все вам напишу».

Милорадович воскликнул восторженно: «Вот это по-рыцарски!». Прочитав стихи, расхохотался сам. А после уговорил императора Александра Первого не ссылать поэта в Сибирь.

КАК РУМЫНЫ НАПУГАЛИ НАШЕГО ОТВАЖНОГО ГЕНЕРАЛА

Про Михаила Андреевича Милорадовича написано много что интересного, ибо являлся он представителем очень ярким своего сурового времени. Был отчаянным, храбрым воином. Родился 12 октября 1771 года, погиб 14 декабря 1825 года. По отцовской линии происходил из сербского дворянского рода Милорадовичей-Храбреновичей. По материнской линии происходил из рода украинских казацких полковников. Учился в Кёнигсбергском университете, где среди преподавателей в то время являлся и Иммануил Кант. Потом всю жизнь посвятил военной карьере. Был любимцем и у полководца Суворова, и у своих солдат. Известно, что Милорадович постоянно имел долги, потому как деньгами сорил с размахом. Когда эти деньги были, он мог скупить на рынке обозы разных продуктов и накормить свое войско. А когда не было провианта и денег, сам голодал вместе с подчиненными.

Как сказывает про него историк Владимир Мединский: в одном из боев с французами Милорадович потерял под собой двух лошадей, сломал в рубке саблю. Но со знаменем в руках в пешем порядке повел гренадер в штыки. Даже известный храбрец генерал Алексей Ермолов писал Милорадовичу, тогда своему начальнику, следующее: «Чтобы быть везде при вашем высокопревосходительстве, надобно иметь запасную жизнь».

Лишь однажды генерал Милорадович был напуган. Случилось это в 1806 году после победы над турками и освобождения от них города Бухареста. Генерал Михаил Милорадович командовал корпусом. Как всегда был на острие атаки вопреки воинскому закону, по которому командир корпуса не должен так рисковать собой. Но под пулями и ядрами Милорадович первым взобрался на крепостную стену и скоро Бухарест был освобожден.

Забегая чуть наперед, скажем, когда император Александр Первый спросил героя, чем его наградить, тот ответил: «Я, как начальник, имею много наград от Вашего Величества; но не имею ордена за личную отвагу. А так как по закону тому солдату, который первый взойдёт на стену, полагается Крест Святого Георгия, то я и прошу Вас наградить меня этим крестом». Сей ответ несколько смутил императора, ибо высших офицеров не награждают солдатскими боевыми наградами. Однако же Милорадовичу Георгиевский крест вручили. Но плюс к этому царь пожаловал ему ещё и золотую шпагу с алмазами и надписью «За храбрость и спасение Букарешта».

Так вот, решили и благодарные румыны преподнести генералу Милорадовичу щедрый, но своеобразный подарок. К вечеру специально для своего освободителя они подготовили в Бухаресте один роскошный дворец для генеральского пира и отдыха. Услали дворец коврами, цветами, еловыми ветками, окурили благовониями. Распахнули перед Милорадовичем позолоченные ворота и пригласили вовнутрь. Всюду у стен и вдоль коридоров, лестниц горели огромные восковые свечи. Но тут же у каждой свечи на шестах были насажены отрубленные турецкие головы. Сказывают, что отважный наш генерал на какие-то секунды лишился речи. Но скоро пришел в себя, приказал головы убрать, захоронить, все вымыть и подобными безобразиями больше не заниматься! Подарок сей Михаил Андреевич запомнил на всю оставшуюся жизнь.

Михаил Милорадович участвовал в 52 сражениях и всегда в самой смертельной гуще. При этом ни разу не был ранен. Везло ему и на любовном фронте. Список его дам сердца весьма и весьма велик. Женат генерал не был, а после его кончины, если верить молве, у него нашли огромный сундук с любовными посланиями от разных дам.

ОДИН ИЗ ГЕРОЕВ БОРОДИНО

После вторжения Наполеона в 1812 году Милорадовичу поручено мобилизовать полки части Украины и юга России для прикрытия московского направления. И генерал со своим войском подоспел как раз под Бородино накануне битвы. Там он командует правым крылом армии Барклая-де-Толли. Как всегда он в самых опасных местах, не кланяясь пулям, подымает солдатский дух личным примером. Будучи заядлым курильщиком, просит своего ординарца набить табачную трубку. Только ординарец выполнил поручение и протянул трубку, как ему ядром оторвало голову. Милорадович, по словам свидетелей, не сдвинулся с места и принял упавшую трубку из рук другого ординарца. Еще в той битве под Бородино у генерала несколько раз пули рвали султан на его шляпе. Рвались рядом ядра, гибло много солдат и офицеров, однако же Милорадович, словно заговоренный, не получил ни одной царапины.

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ

14 декабря 1825 года на Сенатскую площадь вышли офицеры декабристы со своими полками. Генерал Милорадович вызвался вразумить восставших, большинство которых, включая солдат, знал лично. Его, конечно, предупреждали, что разговор может плохо кончится. Но Михаил Андреевич, будучи в тот момент генерал-губернатором Петербурга, ответил так: «Что же это за генерал-губернатор, если боится пролить свою кровь, когда кровопролитие неизбежно?».

Нанесение смертельной раны Милорадовичу 14 декабря 1825 года, гравюра.

Нанесение смертельной раны Милорадовичу 14 декабря 1825 года, гравюра.

В ответ на призывы сложить оружие в Милорадовича выстрелил отставной поручик Петр Каховский. Пуля застряла в груди. Раненый генерал не разглядел стрелявшего. И когда пулю извлекли и Михаил Андреевич увидел, что пуля та пистолетная, он, как сказывают, обрадовался, произнес: «Слава Богу, что пуля не солдатская». Это были его последние слова. Быть убитым своими солдатами, которых он вел в сражения, с которыми разделял все тяжести военной жизни, было бы для боевого генерала очень больно.

В свои 54 года Михаил Андреевич, всегда лихо игравший со смертью, похоже, что эту смерть почувствовал. После его кончины нашли завещание, в котором он повелел дать свободу полутора тысячам своих крепостных.

***

Похоронили Михаила Андреевича Милорадовича в Александро-Невской лавре рядом с могилой его наставника великого полководца Александра Васильевича Суворова. Похоронили со всеми почестями. А император Николай Первый, совсем недавно на трон взошедший, сказал такие слова в адрес погибшего генерала: «Я буду оплакивать его всю мою жизнь».

Еще более интересные подробности о жизни и службе генерала Михаила Милорадовича читатели могут узнать из интересных и поучительных лекций Владимира Мединского. Послушать можно по этой ссылке.