10 июня 2021, 18:21

Камни, готовые к войне. Боевые башни Ингушетии: брошены людьми, но продолжают нести стражу

Фото: Григорий КУБАТЬЯН
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

В Ингушетии удивительно красивые горы, но главное — это фантастическая цепь боевых ингушских башен, выстроившихся вдоль Кавказского хребта

Джейрахский район Ингушетии кажется пустынным. Непонятно, живет ли тут хоть кто-то? Район находится в красивейшем месте в самом центре Кавказа. Когда-то здесь кипела жизнь. Сохранилось 85 населенных пунктов, но жилых из них только 6. На всей этой огромной площади постоянно живет лишь 3 тысячи человек, как в каком-нибудь одном многоквартирном доме в Москве.

Через Джейрахский район идет хорошая асфальтовая дорога. Летом по ней катаются туристические микроавтобусы и легковушки с отдыхающими. Только туристов и видно, да еще пограничников, стерегущих хребет. На той стороне находится Грузия, бывшая братская, чудесная и гостеприимная республика, а ныне неизвестно чего от неё ждать. Вот пограничники и ждут неизвестно чего, на всякий случай проверяя на въезде в район, нет ли среди туристов иностранных граждан, и не везут ли с собой удобные для шпионажа квадрокоптеры.

Горы Ингушетии — место, откуда не хочется уезжать.
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

За последние пару веков Ингушетия пережила немало. В мирное время дело ограничивалось стычками между хевсурами (грузинами) и галгайцами (ингушами и чеченцами), романтически описанными в поэмах гениального Важи Пшавелы. Но сколько было этого мирного времени? Кавказские войны, Русско-турецкие войны, Гражданская, Великая Отечественная, депортация ингушей 1944 года. А потом еще Чеченская война, Осетино-ингушский конфликт. Устанешь перечислять. 

Может поэтому воинственных ингушей осталось так мало? Или просто жизнь в горах намного труднее, чем на равнине? Это раньше горы защищали ингушей от вторжений могущественных империй, а нынче молодежь уезжает на заработки в города и не возвращается.

Между тем Джейрахский район Ингушетии мог бы приносить колоссальные деньги за счет туризма. Иностранцы ехали бы сюда автобусами, а квадрокоптеры летали эскадрильями. Здесь удивительно красивые горы, но главное — это фантастическая цепь боевых ингушских башен, выстроившихся вдоль Кавказского хребта. У них средневековый вид, и некоторые из башенных комплексов можно использовать в качестве декораций для исторического кино или фэнтези с великанами и драконами. В районе сохранилось не меньше полусотни таких комплексов. 


Эгикал

Поднявшись на перевал горы Цей-лоам и полюбовавшись открывшимся пейзажем, вы спускаетесь в Ассинское ущелье. Хоть и спускаетесь, а высота всё равно ощутимая — 1500 метров над уровнем моря. Здесь находится село Эгикал, одно из самых древних на территории республики.

Эгикал — древний башенный комплекс в Ингушетии.
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Сегодня от села остались только башни и руины. Жителей депортировали отсюда в 1944 году. Спустя 13 лет ингушам разрешили вернуться, и некоторые действительно вернулись в село. Даже сейчас на окраине села виден жилой домик и какое-то движение. Но в целом — это музей под открытым небом, пока еще плохо оформленный. Ни кассы, ни сторожа, ни пояснительных табличек. Даже возраст башен неясен — то ли 300 лет, то ли 900. Зато их здесь несколько десятков.

У каждой башни есть свой владелец.
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Каждый ингушский род стремился заполучить собственную башню. И сегодня каждая башня, даже полуразрушенная, имеет своего владельца, какую-то семью. Поэтому если возле нее и стоит подпись, то обычно с указанием фамилии.

Башни строили на скалах, без фундамента. Чтобы выяснить, будет ли она стоять крепко, с вечера строители наливали на каменную площадку молоко. Если оно за ночь просачивалось в трещины, значит нужно было искать другое место. Скисшее молоко добавляли и в скрепляющий раствор для каменной кладки.

Приземистые массивные башни с плоскими крышами — жилые.
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Профессия строителя считалась престижной. За готовую башню давали 50 быков. Но и построить ее следовало за год, и не днем дольше. Иначе такая башня считалась неблагополучной, ее ломали, а мастеров прогоняли.

Жилые башни — массивные, приземистые — назывались «гала». Отсюда и самоназвание ингушей — галгайцы, строители башен. Боевые башни — высокие и узкие — назывались «вов». В Эгикале восстановили одну из таких башен, 27-метровую. Наверху у нее можно разглядеть узор в виде креста. Возможно, когда эти башни строили, село было христианским? Или это дань аланам, предкам ингушей, которые были христианами?

Крыша боевой башни напоминает пирамидку.
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Крыша боевой башни похожа на пирамидку. Под ней с четырех сторон устроены балкончики без дна, чтобы сверху можно было стрелять во врагов. Вход в башню находился на уровне второго этажа, узкая лестница втягивалась внутрь. Сломать такую оборону было непросто. Веками эти худенькие, но гордые башни хранили вайнахов. До тех пор, пока на Кавказе не появилась артиллерия.

Существовали и полубоевые башни, настоящие крепости, в которых можно было одновременно жить и защищаться от врагов. Но такие башни стоили дороже, поэтому чаще семья сооружала небольшую жилую башню и рядом боевую, в которой можно было спрятаться на случай осады. 

«Брат, если бы понты светились, Дагестан бы виднелся из космоса!»

Корреспондент «Комсомольской правды» тестирует каспийскую республику, беседуя с местными жителями и выясняет: можно ли ехать сюда отдыхать, что обязательно нужно знать, если соберешься в Дагестан, что взять с собой и, конечно, что привезти обратно.


Таргим

Если от руин Эгикала подняться по склону горы наверх, вдалеке можно увидеть село Таргим. Но лучший и самый живописный вид на это село находится чуть в стороне от въезда в заповедник «Эрзи». Не проходя КПП, нужно проехать по асфальтовой дороге метров двести. А потом оставить машину и пешком подняться на холм. Вид на Таргим открывается внезапно и захватывает дух. Городок как из детской сказки или из заставки «Игры престолов».

Здесь сохранились четыре боевые башни.
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Здесь уже не одна, а четыре боевых башни, окруженные приземистыми гала. В одной из башен кто-то живет. В окно вставлена узорная решетка, на каменной стене укреплена спутниковая тарелка. Вот только электричества здесь нет. Видимо по вечерам включают генератор.

Еще несколько башен видно на склонах окружающих гор. Эти башни были не только боевыми, но и сигнальными. При помощи огня горцы сообщали о приближающемся противнике.

В высоту они достигают 30 метров.
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

На склоне за поселком находится некрополь, дюжина каменных склепов. Семейные склепы встречаются возле каждого старого поселка. Предки ингушей хоронили мертвых, укладывая их на полках слепа, но не закрывая входное отверстие. Солнце и ветер высушивали тело, превращая в мумию надежнее, чем профессиональные бальзамировщики Египта и Кремля. Говорят, собираясь умирать, некоторые старики сами шли в склеп. Через зарешеченное окошко им можно было передавать пищу и воду.

Красота средневековых построек притягивает туристов.
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Возле комплекса Таргим проходит ежегодный международный чемпионат по смешанным единоборствам «Битва в горах». Сюда приезжают спортсмены со всего мира, а количество рассевшихся на склоне холма зрителей превышает 20 тысяч человек. В Джейрахском районе это единственный шанс увидеть столько ингушей вместе одновременно. Да и вообще редкая возможность посмотреть на живых ингушей. 


Святилище Тхаба-Ерды

Напротив Таргима расположен въезд в заповедник «Эрзи». В переводе с ингушского «Эрзи» означает «орел». На гербе Ингушетии изображены солнце, горы (Столовая и Казбек), боевая башня и орел — главные символы республики. И все эти символы можно увидеть одновременно, не покидая Джейрахского района.

То что вы въезжаете в заповедник, можно понять по табличке и кассе, в которой с вас возьмут 150 рублей. За шлагбаумом дорога становится грунтовой, а встречные мосты опасно сужаются. Других отличий не видно. Пограничники и туристы здесь встречаются примерно в той же концентрации, что и за пределами заповедника.

Кое-где вдоль дороги устроены беседки с жаровнями, чтобы отдыхающие могли посидеть и даже пожарить шашлык. Это бесплатно. Главное — забрать с собой мусор.

Когда-то здесь принимали законы и судили преступников.
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

В заповеднике находится одно из самых почитаемых ингушских святилищ Тхаба-Ерды. Вообще-то это церковь, причем ее архитектура явно грузинская. Но здесь храмы предпочитают называть «святилищами». Вроде и православная святыня, а вроде и языческая. И мусульманами тоже почитается.

Старейшая упоминаемая датировка храма — 8-й век. Но его несколько раз реставрировали, последний раз после бомбардировок Чеченской войны, так что сейчас понять возраст постройки сложно. Примерно как в парадоксе про древнюю ладью, у которой по очереди заменяли истлевшие доски, пока не заменили все до одной и стало непонятно, она все еще древняя или уже нет?

Из стены храма торчат детали орнамента, которые там быть не должны. На фасаде не хватает плит барельефа, а те, что есть, кажется, перепутаны. Тем не менее, святилище до сих пор считается культовым местом для ингушей. Здесь принимали законы, судили преступников, обсуждали жизненно важные вопросы. Говорят, в древности, если ингуш отправлялся на войну или в чужие края, он мог оставить здесь свои ценные вещи. Никто бы их не тронул.


Вовнушки

Если спуститься от святилища вниз с холма и проехать вдоль речки, то можно попасть в село Вовнушки. Учитывая инерцию русского языка, хочется в этом названии сделать ударение на «у». Но правильнее выделить ударением первый слог, ведь «вов» — это боевая башня.

Удивительные местные башни стоят на вершине остроконечных скал, охраняя проход через ущелье. Легко представить, что в старину между ними натягивалась цепь или были устроены какие-то ворота. Судя по сохранившимся руинам, это был целый крепостной комплекс, прилепившийся к почти отвесной скале на манер ласточкиного гнезда.

Башенный комплекс принадлежит семье Оздоевых.
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

По ущелью проходил один из маршрутов Великого шелкового пути, и хозяева башен взимали с караванщиков законную мзду. А если вместо мирных, щедрых караванщиков по ущелью шли хмурые вражеские отряды, то в высоких башнях можно было спрятаться и отсидеться.

Башни Вовнушки участвовали в конкурсе «Семь чудес России» и даже вышли в финал. В финале, правда, проиграли архетипическим символам России вроде Собора Василия Блаженного, Петергофа и памятника Родина-Мать. Но сам факт того, что крошечные Вовнушки боролись с такими исполинами и даже вышли в финал конкурса, вызывает уважение.

Местные башни стоят на вершине остроконечных скал.
Фото: Григорий КУБАТЬЯН

Башенный комплекс принадлежит семье Оздоевых, об этом сообщает плакат на въезде, вместе с краткой биографией этой семьи. Но кого-то из владельцев вы вряд ли здесь встретите. Разве что случайного пограничника или отдыхающих в беседке, которые могут предложить вам кусочек шашлыка.

Если пройти в ущелье мимо башен, то перед вами откроется вид на хребет, чем-то напоминающий гору Рашмор в США, не хватает лиц президентов. Хорошо, что никому пока не пришла в голову идея высечь здесь российских правителей. Мы все перессоримся, решая кого нужно вырубить в камне, а кого нельзя. Пусть уж лучше будет пустая гора.


Другие статьи автора

показать еще

Отзывы