Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Boom metrics
Политика30 декабря 2021 6:05

Зачем султану Эрдогану война на Украине

Сметет ли эпатажного лидера Турции новый бунт? Рухнет ли его государственная машина, построенная на ностальгии об Османской империи? Наш спецкор Дарья Асламова отправилась в Стамбул, чтобы с этим разобраться
Дарья Асламова в Стамбуле

Дарья Асламова в Стамбуле

Фото: Дарья АСЛАМОВА

СВЯТАЯ СОФИЯ, ПРОСТИ

Ясный зимний день в Стамбуле. Вместе с толпой женщин в черных бурках я вхожу в собор Святой Софии. Теперь это мечеть Айя-София. Голову мне покрывает традиционный русский платок, весь в ярких цветах, и женщины с удивлением косятся на меня. Что за чужеземная птица?! Но надо торопиться. Во время намаза собор недоступен для христиан. При входе в храм я привычно осеняю себя крестным знамением, и правоверные шарахаются от меня, словно черт от ладана.

Собор (теперь мечеть) Святая София

Собор (теперь мечеть) Святая София

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Меня охватывает знакомое волнующее ощущение вдохновения и счастья. Любимый храм. Туда, вперед, к золотому свету, льющемуся с небес, к радости, красоте! Мой экстаз остужает женщина в черном: «Разуйтесь!» Я непонимающе смотрю на нее. «Обувь поставьте в шкафчик, не забудьте номер шкафчика, чтобы потом не искать».

Галерея в Святой Софии с византийскими фресками, куда вход теперь запрещён

Галерея в Святой Софии с византийскими фресками, куда вход теперь запрещён

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Я подчиняюсь. Бог мой! Но где же великолепные мраморные полы, отполированные веками?! Все закрыто толстыми зелеными коврами, по которым бродят (да, босиком) праздношатающиеся туристы с камерами, множество стаек женщин в черном, исламские гиды, вещающие правоверным о величии и символизме мечети Айя-София. Я никак не могу сосредоточиться и вернуть себе то молитвенное настроение, с которым вошла в собор.

Купол Святой Софии

Купол Святой Софии

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Но я не отчаиваюсь. Там, наверху, в галереях с прекрасными колоннами, - уникальные византийские фрески. Там лик Христа, перед которым можно упасть на колени и помолиться. Там вечность сочится сквозь стены. Я бросаюсь к лестнице и упираюсь в нелепое пластиковое ограждение. За мной злорадно наблюдает переводчик, сидящий на коврах с группой туристов-мусульман: «Вход в галереи закрыт, мадам». «Но там фрески! Иконы!» Его насмешка становится отчетливей: «Ремонт». Я поднимаю голову и смотрю на сверкающие колонны: «Но я не вижу и признаков ремонта!» «Значит, он будет», - усмехается гид.

Дарья Асламова в соборе (мечети) Святой Софии

Дарья Асламова в соборе (мечети) Святой Софии

Фото: Дарья АСЛАМОВА

В бешенстве я бросаюсь к охранникам.

- Как мне подняться наверх?!

- Никак. Галереи закрыты ради вашей собственной безопасности. Колонны шатаются. А вдруг они упадут?

Это изображение Христа с Богородицей и Иоанном Крестителем (одно из главных произведений византийского искусства) в соборе Святой Софии вы уже не сможете увидеть. После того, как собор стал мечетью

Это изображение Христа с Богородицей и Иоанном Крестителем (одно из главных произведений византийского искусства) в соборе Святой Софии вы уже не сможете увидеть. После того, как собор стал мечетью

Фото: Дарья АСЛАМОВА

- То есть с 537 года они не падали, а сейчас рухнут. Тогда почему вы не закрыли собор и не начали ремонт, если людям опасно находиться внутри? Если рухнет галерея, то внизу погибнут и пострадают люди.

Византийская фреска (около 1120), изображающая Богородицу рядом с императором Иоанном и его женой Ириной, христиане больше не смогут увидеть.

Византийская фреска (около 1120), изображающая Богородицу рядом с императором Иоанном и его женой Ириной, христиане больше не смогут увидеть.

Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Я не знаю, о каком СОБОРЕ вы говорите. Но в МЕЧЕТИ мы закрыли только второй этаж. Мы не можем лишить мусульман доступа к ИХ святыне.

- Когда же христиане смогут увидеть СВОИ святыни?

- По-видимому, никогда. Для нас главное – безопасность посетителей.

Святая София

Святая София

Фото: Дарья АСЛАМОВА

СТАМБУЛ, НО НЕ КОНСТАНТИНОПОЛЬ

Я иду по узким улочкам Султанахмета, отмахиваясь от торговцев сладостями и сувенирами, и в ярости кусаю губы. Нас просто кинули! Поверили Эрдогану, заверявшему весь мир, что христиане всегда будут иметь доступ к своим драгоценным святыням. Украденный храм! Спрятанная красота! Я часто любуюсь великолепными мечетями в Стамбуле, настоящими шедеврами архитектуры. Но даже представить себе не могу, что, если б Стамбул снова стал Константинополем, христиане вдруг захватили бы мечети и превратили в церкви. Их никогда бы не постигла участь Айя-Софии.

Я падаю в бессилии в пустом ресторанчике и прошу турецкий горький чай (я его обожаю). Смотрю вокруг невидящими глазами и, словно сквозь сон, слышу крики чаек.

- Вам нравятся барабульки?

Я вздрагиваю от четко произнесенного по-русски слова.

Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Барабульки? – презрительно переспрашиваю я официанта. – Подсунете мне несвежую, пережаренную рыбу, как и всем туристам.

- Ну, что вы?! – волнуется он. – Сейчас сезон барабулек. Я сам приготовлю.

Я открываю меню, и у меня глаза лезут на лоб от цен, написанных от руки.

Пролив Босфор

Пролив Босфор

Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Не волнуйтесь! Мы переписываем цены каждый день, но сейчас напишем для вас другую цену. Страна в хаосе!

Все это напоминает мне Сербию времен войны, когда цены в ресторанах писали карандашом, а на следующий день их стирали и писали новые. Через десять минут я ем самые нежные барабульки на свете, пью турецкое розовое вино и слушаю жалобы одного из хозяев ресторана. Вокруг ошиваются наглые стамбульские кошки, учуявшие рыбу.

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Три брата только что открыли ресторан и не вовремя: страна рухнула в жесточайшую инфляцию.

- За хлебом стоят очереди, - тоскливо объясняет паренек. - Вы в туристических районах их не увидите, потому что это «народный хлеб». Его правительство субсидирует. Да еще мы зависим от русской пшеницы.

- Вы хотите сказать, что Турция с ее благодатным климатом закупает пшеницу в России?!

- Конечно! Россия сейчас номер один в мире по производству пшеницы, а все почему-то твердят о газе. Без газа мы как-нибудь выживем, но без хлеба человек умрет. Мы теперь муку и сахар закупаем впрок. Турецкая лира с начала года потеряла половину стоимости. Сейчас доллар стоит 17 лир! Деньги становятся водой. Да тут еще пандемия. Туристов мало.

Ткачиха ковров в старом Стамбуле

Ткачиха ковров в старом Стамбуле

Фото: Дарья АСЛАМОВА

КРИЗИС, КОТОРЫЙ МОЖЕТ КОНЧИТьСЯ БУНТОМ

- Да, у нас экономика трещит по швам, лира падает, но мы - "великая империя", - иронично говорит профессор университета «Тобб» Бурак Билгихан Озпек. – Надо понимать отличие популистского режима от авторитарного. Например, российский режим – не популистский. Вы говорите, и вы делаете. Ваш Центральный банк – автономный. Они профессионалы. А в Турции, если ты провалился в своей экономической политике, если ты сам все испортил, ты постараешься представить эту политику продуманной.

- Вот почему Эрдоган ссылается на Коран и вопреки всем советам экономистов снижает ключевую процентную ставку Центробанка, а не поднимает ее, - замечаю я. - Ведь Аллах запрещает ростовщичество.

- Верно. Теперь Эрдоган говорит, что разрабатывал эту стратегию годами, планировал ее, был архитектором новой экономической модели. Да, сейчас у нас, мол, трудности, но мы их преодолеем и будем, как Китай. Что делает экономику и политику ненормальной? Непрофессионализм. Эрдоган не работает с технократами, экспертами, бюрократами. Только с теми, кто не выше его. Его собственная способность понять – и есть лимит государственной политики. Он боится умных, интеллигентных профессионалов.

Граффити в Стамбуле. Ангелы Земли

Граффити в Стамбуле. Ангелы Земли

Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Но почему?! – удивляюсь я. – Не может ведь один человек отвечать за все!

- Потому что он думает: если ветви управления в стране функционируют хорошо, его власть будет разделена ими, и они станут диктовать свою политику. Он не может допустить, чтобы Центробанк был независимым и управлялся профессионалами. И так во всех сферах. Возьмите дипломатию. 62 человека среди высокопоставленных дипломатов – члены партии Эрдогана. Ему важно иметь в каждой стране своего человека, которому он лично доверяет, а то, что они не дипломаты, – дело десятое.

Проблемы Турции – это отсутствие государственных институтов. Нет профессиональной бюрократии. Это модернизированный султанизм – персональный режим, который мотивирован традиционными ценностями.

Турецкая кухня

Турецкая кухня

Фото: Дарья АСЛАМОВА

КАК ПРОСТО КУПИТЬ ЛЮДЕЙ

За последние годы Турция обросла жирком благополучия, который теперь придется проесть. Гражданам прописали жесткую диету. Но ведь были времена блеска и процветания, когда на столе у любого бедняка появились горячие лепешки, айран (кефир) и кюфта (котлеты-шарики). Когда впервые турки задумались не о хлебе насущном, а вдруг заговорили о воссоздании Оттоманской империи.

Даже в прежде нищих провинциальных городах на берегу Черного моря вдруг, как грибы после дождя, выросли новые здания, уютные кафе, детские площадки, туристические пляжи, огромные торговые центры с детскими бассейнами, сверкающие золотом мечети и портреты мудрого лидера Эрдогана через каждые десять метров. Казалось, жизнь налаживается.

- Странно, но именно бедняки и необразованные люди – главный электорат Эрдогана, - объяснял мне один знакомый. – Вот мы с женой оба работаем, и у нас две няни, деревенские консервативные женщины в хиджабах. Хорошие женщины, но что касается Эрдогана, - они за него горой. Мы спорим до хрипоты. Он дал им хлеб и бесплатные больницы. Я за всю свою жизнь был в больнице раза четыре. А они каждую неделю начинают охать и хвататься за бока, говорят, им нужно к врачу. Я не знаю, в чем удовольствие постоянно ходить в больницу? Что там делать?!

Кто же откажется от хорошего турецкого кофе?

Кто же откажется от хорошего турецкого кофе?

Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Ну, как же ты не понимаешь?! - смеюсь я. – Для деревенского человека поход к врачу – это целое приключение, знак внимания со стороны внешнего мира. Ни соседи, ни родственники охи-вздохи не примут. А тут ты приходишь в стерильное белое здание, где сидит ученый человек – доктор, который минимум десять лет учился. Ты ему жалуешься и плачешься на болячки, а он тебя внимательно слушает. Это же повышение социального статуса!

- Это можно понять. Но откуда такое пренебрежение к нам, налогоплательщикам? Эрдоган придумал отличную систему перекачивания налогов от работающих людей к бедным слоям. Многие из них не имеют профессии и никогда в жизни не работали, но получают разные пособия на детей, стариков, образование. Деньги перетекают через систему благотворительных учреждений и через мечети. Все это верующие, многодетные, консервативные люди. Им много не надо. Но расплачиваются за эту благотворительность наши рабочие, фермеры, промышленники, бизнесмены, интеллигенция. Они все время должны государству! А Эрдоган покупает себе электорат.

Утро женщины должно начинаться с турецких сладостей.

Утро женщины должно начинаться с турецких сладостей.

Фото: Дарья АСЛАМОВА

ГОСУДАРСТВО КАК ВОЕННАЯ МАШИНА

Я помню Турцию осенью 2015 года. Полицейскую мрачную страну. Кровавые теракты, совершаемые неизвестно кем. В них обвиняли то игиловцев (которых успешно подкармливала сама Турция), то курдов. Я видела древний город Диярбакир, населенный курдами, который расстреливали из танков.

А ведь всего два года назад Эрдоган заключил мирное соглашение с турецкими курдами, и оно свято соблюдалось. Почему он это сделал? Он рассчитывал через них заставить сирийских курдов «мочить» Асада, своего бывшего «лучшего друга». Не вышло.

- В 2015 году Турция вела активные переговоры с сирийскими курдами, - подтверждает политолог Айдын Сезер. – Им предложили работать вместе с турками против Асада, но они отказались. Как только они отказались, в одну ночь они стали террористами.

Я помню, какие страшные потери понесли курды, защищая свои города. Я видела разрушенный до основания сирийский Кобани, курдский Сталинград, когда Эрдоган спустил с поводка своих игиловских псов. Тогда же он объявил, что вступает в международную антитеррористическую коалицию против ИГИЛ* и тут же начал бомбить курдов! Логично.

В Турции свои самовары

В Турции свои самовары

Фото: Дарья АСЛАМОВА

- В это время Эрдоган сформулировал амбициозный план для заграничный операций, - рассказывает профессор университета «Тобб» Бурак Билгихан Озпек. – Это и создало иррациональную внешнюю политику Турции. Когда турки вторглись в сирийский город Африн, 99% населения Турции вообще ничего не слышало об Африне! Но им объявили, что это жизненно важный вопрос безопасности страны. 90% СМИ в Турции - под контролем Эрдогана, и они представляют любое вторжение как крайне необходимое. Однажды утром мы проснулись и узнали из всех ТВ-шоу, что турецкая безопасность начинается с Афганистана. Это при том, что у Афганистана вообще не было никаких экономических и политических отношений с Турцией! И он в тысяче километров от нас. Но как только Талибан* пришел к власти, Афганистан быстро слили. Я не удивлюсь, если в одно прекрасное утро нам объявят, что Новая Зеландия – ключевой вопрос нашей безопасности.

- Но это вечная игра властей – переключать внимание избирателей с домашних проблем на внешние, - замечаю я.

- Если ты строишь власть, основанную на приоритете национальной безопасности, ты создаешь военно-промышленный комплекс. Это как машина, включающая в себя создание новой идеологии, новой журналистики, нового бизнеса. Это большая компания, для которой важно, чтобы Турция была перманентно вовлечена в международный кризис, - Сирия, Ливия, Карабах, Украина. Все эти промышленники, академики, журналисты делают деньги на внешней политике. Это мозг системы.

Рождественская ёлка в Стамбуле

Рождественская ёлка в Стамбуле

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Турция продает оружие, поддерживает местный национализм, посылает своих инструкторов и офицеров в разные страны света. В Ливии мы поддерживаем правительство против повстанцев, а в Сирии наоборот – вооруженную оппозицию против правительства. Не имеет значения, кого поддерживать. Пузырь национальной безопасности создан с целью запугать своих оппозиционеров. Никто не может критиковать правительство, пока оно воюет, а те, кто осмеливаются, автоматически становятся врагами нации.

СКОЛЬКО ОСТАЛОСЬ СУЛТАНУ

Турция шатается. Никогда еще страна так резко и непримиримо не делилась на две части: за Эрдогана и против. Когда в желудке становится пусто, сказки о национальном величии не работают. Даже недавно опубликованное фото «султана» на фоне карты «Тюркского мира», включающей в себя половину России и всю Среднюю Азию, не имело эффекта – ни на внешнем рынке, ни на внутреннем. Ну, поговорили и забыли.

- Не принимайте это всерьез, - отмахивается турецкая журналистка Зейнеп Гюрджан. – Все подобные карты – для домашнего пользования. Эрдоган пытается продать имидж: «Я – это Турция», но это уже не работает. Посмотрите на местные выборы. Оппозиция выиграла их во всех крупных городах.

- Но за Эрдоганом – вся консервативная и сельская Турция, - возражаю я.

- Это верно. Если вы посмотрите на карту страны, то увидите, что огромная ее часть голосует за Эрдогана, но она мало населена. Вас ведь тоже удивило, когда вы ехали вдоль побережья Черного моря, количество пустых многоэтажек? Против Эрдогана – население больших городов: Измира, Стамбула, Анкары и Антальи. Можно продавать националистические лозунги, когда у тебя карман полный. Сейчас главное – это цены на хлеб, а не возрождение Оттоманской империи.

Статуя Христа в Стамбуле

Статуя Христа в Стамбуле

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Что касается внешней политики: если русские вытурят Эрдогана из Африна (город в Сирии, занятый турецкими силами), с домашней точки зрения это будет огромным личным поражением Эрдогана. Русские это знают и пока терпят. Еще хуже его отношения с Западом, - его игнорируют и США, и Европа. Его не приняли в Вашингтоне. Я была недавно в Америке и разговаривала с экспертами. Для американцев Эрдоган – хромая утка без перспектив.

- Я говорю своим русским друзьям: опомнитесь, у вас очень мало времени! Эрдоган уже не выиграет следующие выборы. И административного ресурса не хватит – слишком большой отрыв! - так твердит мой новый друг, известный журналист Хакан Аксай, маленький, веселый и чрезвычайно обаятельный человек. Он всегда в кепке, как Ленин, чтобы прохожие не узнавали его в лицо. Мы пробираемся с ним сквозь шумную сверкающую улицу Истикляль, чтобы найти тихий ресторанчик, где можно всласть наговориться.

- Я наполовину турок, а наполовину уже русский, - смеется Хакан. – 20 лет в России корреспондентом - это срок! И каждый день я боюсь, что не дай Бог что-нибудь случится.

- Так оно и есть! – восклицаю я. – То самолет собьют, то посла убьют.

- Будущее Турции более-менее известно. Запад давно уже готовится к Турции после Эрдогана. Сейчас, во время экономического кризиса, президент каждый месяц теряет все новые проценты голосов. Оппозиция уже на несколько шагов впереди него. Конечно, можно придумать маленькую войну, но Сирия на эту роль уже не годится. И не забудьте, что есть третья сила – курды. Шесть миллионов голосов!

- А против кого проголосуют курды, у которых личный счет ненависти к президенту, можно не сомневаться, - замечаю я.

- С Эрдоганом Путину так же неудобно, как с Лукашенко, - продолжает Хакан Аксай. - Мешают ему оба. Но смотри, как думают русские: да, с Эрдоганом сложно, но оппозиционная Республиканская партия – это западники. Путин думает, что может управлять Эрдоганом, и делает это неплохо. Он очень хорошо изучил его психологию и знает его слабости. Он его постоянно хвалит: вот, мужчина, умеет держать слово. Но этому придет конец. Война в Сирии завершается, а Эрдоган не хочет оттуда выйти. В Ливии русские еще стараются избегать столкновений с турками, но в Сирии – никак. Эрдоган должен уйти и признать Асада.

Рождественский вертеп в Стамбуле

Рождественский вертеп в Стамбуле

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Главная проблема всей российской внешней политики – персонализация отношений. Есть Янукович – есть Украина. Есть Меркель – есть Германия. Есть Эрдоган – есть Турция. А не будет Эрдогана, что будем делать? Кому звонить будем? Сейчас нет отношений между Россией и Турцией, а есть отношения между Путиным и Эрдоганом. И это нездоровая ситуация.

ЗАЧЕМ ТУРЦИИ УКРАИНА

Если вы думаете, что турецко-украинские отношения ограничиваются только продажей беспилотников «Байрактар», то сильно ошибаетесь. Это гораздо более масштабное сотрудничество. Турция вовсю готовит украинских офицеров к войне – в оперативном планировании, логистике, системах обмена информацией о воздушной обстановке. И вся эта учеба идет на базе НАТО в Измире. Недавно посол Украины в Турции Василий Боднар прямо заявил, что Украина и Турция - союзники в военно-технической сфере.

Вопрос: зачем Турция провоцирует и раздражает своего «стратегического партнера» Россию? Тем более в такой чувствительной для России сфере, как Украина. Здесь не просто игры и подкусывания, а грандиозный план, когда шашка прыгнет в дамки. И план опасный.

- А вы в курсе, что беспилотники «Байрактары» - это успешный семейный бизнес? – спрашивает меня турецкий политолог Айдын Сезер. – Сельчук Байрактар, совладелец фирмы - зять президента Эрдогана, муж его дочери. И тут интересный момент. Откуда у нищей Украины деньги для закупки дронов? Очень просто. Турция дала Украине кредит 200 миллионов долларов, чтобы купить «Байрактары». И не только. У нас есть соглашение с Украиной помогать ей производить пшеницу.

- Но это абсурд! – восклицаю я. – Турция сама в глубочайшем экономическом кризисе, а дает кредиты нищей Украине, которая никогда эти деньги не вернет!

Профессор Бурак Билгихан Озпек объясняет все очень просто:

- Эрдоган хочет использовать Украину как мост, чтобы улучшить отношения с США и НАТО. Он даже в Афганистан рвался послать войска, лишь бы помириться с администрацией Байдена. Через Украину он покупает утраченную поддержку НАТО, надеется получить деньги под украинский проект и сохранить экономику Турции живой. Ему важно, чтобы США и страны Европы, которые его ненавидят (и есть за что: вспомните шантаж мигрантами), признали легитимным его режим. Его главный аргумент: Турция – реальная стратегическая страна. И для Украины, и для Турции угроза войны открывает серьезные возможности.

- То есть ежедневная истерика президента Украины Зеленского с криками «Спасите нас от России!» - это хорошо продуманный шаг?

- Разумеется. Он сделал Украину международной проблемой, а самого себя - ключевой фигурой. Война всегда помогает лидеру консолидировать свою власть в домашнем пространстве. Из США пришел явный сигнал: НАТО может начать интервенцию в Украину, и Турция жаждет занять в ней свое место с целью доказать, что она – верный член НАТО. Если Турция поможет Западу, это будет старт новых отношений. Они все начнут с чистого листа, и для России – это плохое время.

ПРИНУЖДЕНИЕ К ВОЙНЕ

Когда-то Россия во время войны с Грузией использовала удачный термин: принуждение к миру. То, чем сейчас занимается Запад, - это принуждение к войне.

- Вам ничего не напоминает эта ежедневная истерика в СМИ, что Россия вот-вот нападет на Украину? – спрашивает меня турецкая журналистка Зейнеп Гюрджан. – Даже карты движения войск публикуют. Я вам напомню: Ирак.

- Вы имеете в виду Колина Пауэлла с его знаменитой пробиркой со стиральным порошком, который якобы был образцом химического оружия Саддама Хусейна? Все это нагромождение лжи?

- Точно. Опираясь на подобный опыт в Ираке, британские и американские газеты готовят общественное мнение. Цель – полностью оторвать Украину от России.

- Значит, все идет по хорошо продуманному плану, - размышляю я. - Каждый день мы слышим крики с Украины: пришлите нам американских, британских, канадских, шведских солдат, пришлите нам как можно больше оружия! Де-юре Украина сохранит нейтральный статус, де-факто станет страной НАТО, напичканной оружием, базами и иностранными войсками.

Госпожа Гюрджан энергично кивает:

- Проще говоря: если в Ирак было вражеское вторжение НАТО, то в Украину будет дружеское вторжение. Но в этот план не входит приглашение России на войну.

- Но, позвольте! Россия – не Ирак, и никогда не смирится с фактическим превращением Украины в страну НАТО.

- Мне неизвестно, что предпримет Россия, но для вас должно быть ясно одно: Эрдоган – ненадежный и непредсказуемый партнер. Не забудьте о конвенции Монтре, которая касается статуса проливов Босфор и Дарданеллы. Согласно конвенции черноморские государства могут проводить через проливы свои военные корабли любого класса, а для военных кораблей других держав введены серьезные ограничения. В этом вопросе Россия и Турция должны стоять плечом к плечу, чтобы защитить Черное море от вторжения чужаков. США давят на Турцию, чтобы она пропускала все военные суда НАТО, поскольку Турция в этом вопросе - как вратарь в футболе. И давление столь велико, что Эрдоган может прогнуться.

Теперь у туристов модно фотографироваться в виде гаремных женщин

Теперь у туристов модно фотографироваться в виде гаремных женщин

Фото: Дарья АСЛАМОВА

А ЧТО ДУМАЕТ МИСТЕР ПУТИН?

Мистер Путин в Турции - фигура уже столь популярная, что многие политологи называют Путина не внешним, а внутренним фактором турецкой политики.

- Простые люди обожают сплетни, - говорит политолог Айдын Сезер. – Они восхищаются Путиным, особенно когда Турция и Россия действуют вместе. Что они говорят, к примеру, о Карабахе? Мы сражаемся вместе с азербайджанскими братьями с разрешения мистера Путина и нанесли армянам большое поражение, а теперь вместе с Россией мы разместили там армию. Реальность такова, что Россия – главный босс за столом конфликта, где для Турции нет стула. Все твердят о Зангезурском коридоре (из Азербайджана в Турцию через территорию Армении. - Ред.), но когда он будет? В соглашении, гарантом которого выступает Россия, ни слова нет о Зангезуре. Есть слова: все коммуникации должны быть разблокированы.

Люди болтают глупости, что Путин - на самом деле турок. У него, мол, дедушка был татарин. А вот Лаврова они не любят, - он армянин. Ведь большинство турок вырастает с убеждениями, что армяне, курды, греки – наши враги. Более того, турки уверены, что Путин вмешается в наши выборы. Вот как он скажет, так и будет.

Популярность Путина в Турции такова, что многие политики мечтают о совместном будущем России и Турции, как, например, Догу Перинчек, глава партии «Ватан». Господин Перинчек успел в своей жизни все: был коммунистом, поклонником Мао Цзэдуна, основателем революционной рабоче-крестьянской партии, националистом и даже в тюрьме отсидел 6 лет. Дома у него на почетном месте стоит фигурка Ленина в позе Сократа.

- Я научный социалист и одновременно националист, как Сталин. Есть ли кто-то более патриотичный, чем Сталин?

- Но коммунизм отрицает национализм, - возражаю я.

- Не надо путать буржуазный национализм и патриотизм трудящихся масс. Национализм американской буржуазии, к примеру, – это империализм, которому сейчас противостоят и Турция, и Россия. С 2014 года Турция отсоединяется от атлантической системы, разрывает свои цепи и находит свое место в Азии. Вы слышали когда-нибудь о «гладио»? Это параллельная секретная структура НАТО, которая во всех странах создает подпольные вооруженные организации. Через «гладио» (по-итальянски «меч») страны НАТО контролируются США. Еще с 60-х годов всех будущих президентов европейских стран обучали и готовили в Америке. В 2002 году США сделали так, чтобы Эрдоган возглавил Турцию.

Дарья Асламова и Догу Перинчек, глава партии «Ватан»

Дарья Асламова и Догу Перинчек, глава партии «Ватан»

Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Значит, он «гладио» тоже? – спрашиваю я.

- В какой-то период, да. Но у него не было выбора: либо он должен стать на стороне тех, кто контролирует Турцию, либо его бы убрали. Попытка переворота в Турции 2016 года, организованная США, помогла Турции начать зачистку от «гладио». Турецкая армия их просто раздавила. Тысячи в тюрьмах. Уволены 24 тысячи офицеров, 30 тысяч полицейских и 4 тысячи судей. Эта крупная сеть ликвидирована. Из всех стран НАТО только Турция очистилась от «гладио». Она отделяется от атлантической системы. И возврат невозможен.

- Вы уверены? Посмотрите на игры Эрдогана с Украиной и Сирией. Да, Россия и Турция сотрудничают, но история доказывает, что у нас могут быть только временные интересы, а постоянных быть не может в силу географических и религиозных причин. Две империи никогда не поладят. Союз возможен только, если они воюют с третьей империей.

- Я согласен с вами, что украинская и сирийская политика Эрдогана неверна. К сожалению, от атлантической системы нам остался груз грязи. Это противоречит национальным интересам Турции. Патриотизм обязывает Турцию быть вместе с Россией в Украине по крымскому вопросу и с Сирией по вопросу ее целостности. Невозможно продолжать политику: где-то против Америки, где-то вместе с Америкой. Завтра мы увидим, что Турция признает Крым частью российской цивилизации, признает независимость Абхазии, а Россия признает независимость Северного Кипра. В Черном море пешки США — это Украина и Грузия, а в Средиземном море – Израиль и Греция, на побережье которой американские военные базы. Мы должны удалить США из Черного и Средиземного морей. Это большая совместная работа. Турецкая политика – это река, которая двигается по своему течению. Ее внутренняя динамика не позволяет никому отклоняться от цели. Если глава Турции не будет следовать ее течению, эта река унесет его к гибели.

*Организации, запрещенные в РФ.