Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
Общество24 мая 2006 22:00

Ярослава Танькова: Как я была «девочкой фабричной». Часть шестая

Почему ткачихи никому не желают своей доли
Источник:kp.ru

Продолжение. Начало в номерах за 17, 18, 20, 22 мая и 23 мая

Выяснив, что большинство российских фабрик разорились и ткачихи со всей страны съезжаются в Подмосковье, наш спецкор отправилась в Егорьевск. Она устроилась ученицей ткача и поселилась в «Казармах» - колоритной рабочей общаге с жуткой репутацией и крысами, греющимися в кровати. Каждое утро Ярослава отправлялась на смену - в грязный, душный и грохочущий цех - ткать камуфляж для Российской армии. Выяснилось, что у нее талант, за что в первый же рабочий день старший мастер вручил ей личный ткацкий крючок.

Откуда берется рабочая молодежь

Постепенно знакомлюсь с народом. Со всего СНГ! Рязань, Иваново, Воронеж, Ростов Великий, бесконечное множество подмосковных деревень, Мордовия, Казахстан, Белоруссия... Кто-то один приезжает, а потом за собой все село перетаскивает. Работы-то нигде нет. Вот и мигрируют рабочие руки по России.

В общаге создаются земляческие кланы. Только, как говорят девчонки, это скорее мешает. Потому как помощи от «соплеменников» мало. А вот сплетен! Каждый, кто едет в отпуск домой, считает своим долгом «вывести на чистую воду» соседей: кто с кем загулял, кто как напился... Бывает, преувеличивают. И порой, приезжая погостить домой, девчонки узнают, что «давно беременны».

- Приезжаю как-то к родителям, а вслед за мной мои соседи, - рассказывает Люба. - Встретили отца и говорят: «Твоя-то, когда уезжали, пьяная там у остановки валялась». Видимо, не знали, что я уже дома.

Большинству ткачих за сорок, они еще той, советской закваски. Парней и девушек до 30 лет крайне мало. И нет никого, кто хотел бы работать именно на ткацкой фабрике. Все - по обстоятельствам, временно.

Люба - простоватая, деревенская 26-летняя девушка с потрясающими природными локонами. Раньше была певчей в монастыре, про что очень любит рассказывать поучительные истории: «...А еще была у нас 19-летняя монахиня Пелагея. Ее так все уважали - она свою собаку на строгом посту держала. Собака сильная оказалась, выжила...» Работающие на фабрике Любины односельчане говорят, что из монастыря ее выгнали «за гулянку». Приехала на фабрику по совету работающих здесь соседей, «потому что больше некуда».

Аня, 19 лет, из Мордовии. Сюда ее с 17 лет привезла родная тетка, чтобы знала, «почем копеечка». Аня заочно учится в Саранском педагогическом и потому считает себя выше местных обитателей, особенно девчонок. Читать не любит, но на столе в общаге у нее лежит Есенин как дань культуре. Гордо говорит: «Я здесь временно. В школе буду работать».

Люська, 22 года, из села под Егорьевском, отучилась в училище на бухгалтера, а работает пока здесь. Очень добрая и нетребовательная, но даже она говорит: «Здесь - временно, пока не найду в городе работу по специальности».

Пашу, 18 лет, привезла тетка, чтобы до армии не болтался.

Саня, 21 год, сбежал от молодой жены с годовалым ребенком. Говорит: «Достала своими послеродовыми истериками. Приехал отдохнуть». «Отдыхает» транспортировщиком, или попросту грузчиком. А вообще он из семьи художника, мастер по работе с деревом и, конечно же, собирается вернуться домой.

Родители, работающие на фабрике, редко желают такой же доли своему ребенку. Помню, узнала, что у моего мастера Тани дочка работает в браковочном.

- А чего ты ее в ткачихи не отдала, раз у самой такой стаж? - спрашиваю.

- Вот именно поэтому и не отдала, - усмехается Таня. - Она у меня слабенькая, нечего ей здесь делать.

Многие ткачихи сами живут впроголодь, но все деньги отсылают дочкам на учебу в каком-нибудь училище, чтобы куда угодно, только не на фабрику.

При мне в цех и в общагу приводили несколько молоденьких девочек, но все они сбегали, увидев условия работы и проживания.

Непонятно, за счет кого будет жить отечественный текстиль лет через десять, когда большинство этих «сорокавушек», воспитанных в советской рабочей культуре, на пенсию выйдут?

Кухонные баталии

Каждое утро на кухне разыгрываются драмы, затмевающие радиоспектакли по Булгакову и Зощенко.

Прощеное воскресенье начинается с визга: «Не прощу! Не прощу!»

Я выползаю почистить зубы и тут же получаю свою порцию:

- А ты бесстыжая, такая же, как все они! А я-то думала, приличная девушка...

- Я вас тоже люблю. А что случилось?

Как выяснилось, тетушки пилят молодежь за устроенный нами ночной турнир по выпечке блинов. Мол, шумели - спать мешали.

- Алкаши!

- Так мы же блины жарили, а не водку пили!

- У вас бутылка на столе стояла!

- Так это масло!

- Врете!

Мальчишки напомнили, что сегодня праздник, в который всех положено прощать. Визг, под который я проснулась, был ответом.

- Намусорили, окурки накидали, хоть бы кто убрал!

- Да ты в своей комнате сначала окурки собери и тогда вякай!

- Завтра же пойду к директору, и вас всех вышвырнут отсюда в два счета!

Главные скандалистки - набожная тетя Таня и крохотная «маленькая Вера». Начинает всегда тетя Таня, а Вера вторит из-за спины наперсницы. Но если бы они не скандалили, не напоминали дежурным об их обязанностях, кухня была бы не чище туалета. Утренние скандалы самые яркие. Часто девчонки выходят на бой ради развлечения, со словами: «Ну ладно, пойду тоже разомнусь».

В другое утро мне не дают спать душераздирающие вопли Любаши:

- Почему всем надо залезть в мою постель?! Вахтершам, видите ли, мои трусы не нравятся!

Со стоном поднимаюсь. Доброе утро, страна!

- Люба, чего ты орешь?

- Мы с Васей только собрались ребеночка сделать, а мне бабу какую-то подселить хотят!

- Имей в виду, - чеканит в ее сторону комендант, - чтобы кошек убрала и комнату вымыла! А то устроила траходром, никто к тебе селиться не хочет. Выгоню!

- Точно-точно, - вторят из холла бабульки, - таскает мужиков, а у самой комната загажена, трусы не стираны... Давно надо ей кого-то подселить, чтобы Васька шляться перестал.

Да, в комнате у Любы беспорядок, а ее кот описал всю общагу и, гуляя, потырил у нас из вывешенного за окно пакета кучу сосисок. Но Любу мне жалко. Ее вина только в том, что она завела мужчину и даже не скрывает этого, а такие вещи прощаются только женщинам с детьми. Вася - действительно спорное приобретение, бывший зек с Украины, таскающий на шее «для понту» солдатский военный медальон и живущий где-то на квартире у бабы с ребенком за плату, так сказать, мужской натурой. Он часто приходит в общагу, врубает нечто «жалистивое» про «конвойных на вышках, а в сердце весна» и рассказывает этой доверчивой девочке, что любит ее и когда-нибудь они будут жить вместе. Как-то этот идиот ту свою бабу даже в общагу приволок. И изумленные соседи наблюдали картину, достойную кисти передвижников: баба с Любашей рыдают друг у друга на плече на тему «кого он больше любит», а Вася лежит на кровати и балдеет от собственной «популярности».

(Имена изменены по этическим причинам.)

СТАТИСТИКА

Так живет треть России!

Российские предприятия разоряются. Рабочие переходят в торговлю и в безработные. По сравнению с 1970 годом их стало меньше на 12%. Но, по данным Госкомстата, они все равно держат первенство по численности среди россиян (данные в процентах):

Рабочие - 29,4 Сельское хоз-во - 10,4 Лесное хоз-во - 0,4 Транспорт - 6,6 Связь - 1,4 Торговля - 17,2 Быт. обслуживание - 4,8 Здравоохранение - 7,1 Образование - 9,0 Культура - 1,9 Наука - 1,8 Финансы - 1,4 Управление - 4,8 Другие отрасли - 3,8

Часть 1-я, Часть 2-я, Часть 3-я, Часть 4-я, Часть 5-я, Часть 6-я, Часть 7-я, Часть 8-я, Часть 9-я, Часть 10-я, Часть 11-я, Часть 12-я, Часть 13-я Часть 14-я