Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Общество30 мая 2006 22:00

Ярослава Танькова: Как я была «Девочкой фабричной». Часть девятая

Наш спецкор Ярослава Танькова инкогнито отработала ткачихой на комбинате подмосковного Егорьевска и вкусила романтики жизни в рабочей общаге
Одно из немногих молодежных развлечений в общаге - скачки на мальчишках.

Одно из немногих молодежных развлечений в общаге - скачки на мальчишках.

Продолжение. Начало в номере за 17, 18, 20, 22 мая, 23 мая, 25 мая, 27 мая и 29 мая

Большинство фабрик в России разорились. Ткачихи со всей страны едут работать в Подмосковье, поэтому и Ярослава поехала в Егорьевск. Работает на тяжелых станках за тысячу рублей в месяц. Живет в рабочем общежитии, где нет даже душа. Становится свидетельницей незаконных массовых увольнений и начинает понимать, почему ткачихи предпочитают жить без мужа. А однажды сталкивается с тем, что в общагу хотят, как в публичный дом.

Про ЭТО...

У входа в общагу толчется компания солдат. Их водят в фабричную баню, но некоторые сбегают и гуляют, пока все моются.

- Сестричка, подскажи, в какой комнате Жанна? - Один преграждает мне тропинку на фабрику.

- Понятия не имею.

- А давай выпьем?

- Ребят, я не пью и вообще на работу тороплюсь.

- Да мы угощаем. В какую комнату можно пойти? Да ладно, сестричка, не обижайся, ну пойми, очень надо! Времени мало! Может, позовешь кого? Мы при деньгах - заплатим.

Вечером возмущенно рассказываю ребятам:

- Представляете, нашли публичный дом! Жанна какая-то...

- Ведь так и есть, - пожимает плечами один из парней. - А Жанна с третьего. Только она уже уехала. Но другие есть. Там же ивановские живут, а среди них мно-о-ого таких! Они и не скрывают, некоторые сами рассказывают, что в выходные на Ярославской трассе больше, чем в цеху за месяц, зарабатывали. А часто, бывает, с предложениями подходят: «Ты мне пару сотен на мобильный скинь, а я натурой расплачусь».

- А кто постарше, как выпьют, еще и доплатить обещают, - гогочут пацаны.

- А еще любой местной малолетке стоит сказать «я тебя люблю» и подарить шоколадку, чтобы она с тобой в туалет пошла, сам так делал, - объясняет другой.

Судя по последовавшему бурному спору, где удобнее это было делать и из каких углов общаги меньше доносятся звуки, парни не врут.

Умудренные опытом тетки постоянно предостерегают местных девчонок: «Не водите егорьевских парней к себе в комнаты! Обязательно возникнет конфликт, потому что городские уверены, что девочки в общежитии все шлюхи». Неудивительно, что помещение, в котором испокон веков жили одинокие, обделенные лаской женщины, просто наполнено противоречивым коктейлем темы секса и болезненного порицания оного. Все скандалы, даже по поводу непомытых сковородок, непременно сводятся к перемыванию косточек друг друга на тему постельных дел. Даже бабки, сидящие в холле, подкалывают друг у друга:

- А чего это ты платок новый надела? Не иначе на бл...ки собралась?

...и предохранение

В туалете, опасливо выглядывая в коридор, не идут ли родители, прячется 16-летний парнишка в одних трусах, говорит шепотом по сотовому. Случайно слышу обрывок разговора:

- Че ты гонишь! Через ЭТО не беременеют!

Судя по всему, он говорит со своей тринадцатилетней пассией из соседнего общежития. Компании подростков чуть не круглые сутки пасутся в холле. Мальчишки щупают девчонок. Девчонки визжат и матерят мальчишек - такая реакция, по местным меркам, приличествует «хорошим девочкам». Но от парней они не отсаживаются. А потом их то тут, то там застают за «этим самым делом».

- Захожу в прачечную, а они на столе вовсю наяривают, даже головы не повернули! - возмущается Вера, попыхивая на кухне сигаретой.

При этом, за неимением денег, если они и предохраняются, то только тем, что называется «прерванный половой акт». Или бабушкиными поверьями типа таблеток аспирина.

Рыжик рассказывал, как однажды мальчишки пошутили над девочкой, сказав, что клей «Момент» вполне заменяет презервативы, если его внутрь залить. В результате с травмами увезли и ее, и кавалера. «Клей, оказывается, там твердеет и царапается», - радостно делится познаниями пошутивший балбес.

Да и чего ждать от детей, если даже взрослые молодые женщины абсолютно безграмотны в половых вопросах. Мне одна вполне взрослая особа заявила, что не беременеет потому, что после каждого раза ходит в туалет.

Последствия такого невежества разные. Кто-то не может родить после первого аборта в 14 лет. Кто-то рожает уже пятого, не найдя 1500 рублей на очередную чистку в местной клинике. Кстати, именно по причине отсутствия средств на контрацепцию - куча многодетных. А на третьем этаже, например, живет 34-летняя «бабушка» с 20-летней дочкой и 7-летней внучкой. И никто не считает это чем-то особенным. Как сказала вахтерша: «Да тут таких феноменов миллион, просто большинство внучек бабушки удочеряют и переезжают на другую фабрику, в другой город, чтобы никто не знал».

Коммунизм в отдельно взятой столовой

Раньше я знала только один вид «профессионального» чая - экспедиционный, с хвоей. Теперь знаю еще один - ткацкий, с хлопком. Пока вода закипает, на поверхности образовывается пленка пуха, как пена на молоке. Не успеваешь достать бутерброд, как он тоже становится мохнатым, словно шмель. Такой «волосатый обед» - удел второй смены, потому что столовая работает только для первой. А еще точнее, для смены офисных работников и начальства. Когда меня поставили в первую, я поспешила воспользоваться шансом обедать по-человечески.

Большой кафельный зал. Пахнет вареной капустой и хлоркой. Столы занимают лишь треть помещения, большинство ткачих из экономии предпочитают «волосатые бутерброды» в цеху. Выбор неплохой: по два вида салатиков, первого и второго, булочки и пирожки. Девчонки говорят, что раньше кормили кошмарно. Салатов не было вообще, в компоте плавали остатки борща... Спасло ситуацию обнищание фабрики, когда руководство решило сдать внаем административный корпус и переселилось на территорию комбината. С тех пор директор нет-нет да и захаживал в столовую, и кормить стали хорошо.

Стою в очереди. Всех записывают в журнал и денег не берут, потом из зарплаты вычтут. К моему восторгу, кассирша работает на счетах. Стук-стук - как в детстве. Долго пытаюсь вычислить, что за популярное блюдо «палщи». Выясняется - половина порции щей. Слушаю возмущенные рассуждения теток, что «цены выросли безбожно». Подходит моя очередь. По примеру всех впереди стоящих называю имя-фамилию.

- Табельный номер твой? - спрашивает тетя раздатчица.

- Чего? Ах, это... Так я недавно работаю, не узнавала.

- Так чего ж ты мне диктуешь! - добродушно ругается тетя. - Узнай! А пока наличными расплачивайся. С тебя 25 рублей.

- Сколько?!

- А ты что думала! Ты ж курицу берешь. Вон возьми рыбу, она дешевле.

25 рублей - это за полный обед с первым, вторым, салатом и какао. Коммунизм!

Имена изменены по этическим причинам.

Часть 1-я, Часть 2-я, Часть 3-я, Часть 4-я, Часть 5-я, Часть 6-я, Часть 7-я, Часть 8-я, Часть 9-я, Часть 10-я, Часть 11-я, Часть 12-я, Часть 13-я Часть 14-я