Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-9°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
3 сентября 2022 7:00

И в боях, и в постели царицы отличились Орловы не раз

Наши колумнисты Николай и Наталья Варсеговы продолжают повествовать о самых ярких исторических личностях России
Борис Ольшанский. «Посторонись, государь, это мое место» (1998)

Борис Ольшанский. «Посторонись, государь, это мое место» (1998)

ЧАСТЬ 1, ЧАСТЬ 2, ЧАСТЬ 3, ЧАСТЬ 4, ЧАСТЬ 5, ЧАСТЬ 6, ЧАСТЬ 7, ЧАСТЬ 8, ЧАСТЬ 9, ЧАСТЬ 10, ЧАСТЬ 11, ЧАСТЬ 12, ЧАСТЬ 13, ЧАСТЬ 14, ЧАСТЬ 15, ЧАСТЬ 16, ЧАСТЬ 17, ЧАСТЬ 18, ЧАСТЬ 19, ЧАСТЬ 20, ЧАСТЬ 21, ЧАСТЬ 22, ЧАСТЬ 23, ЧАСТЬ 24, ЧАСТЬ 25, ЧАСТЬ 26, ЧАСТЬ 27, ЧАСТЬ 28, ЧАСТЬ 29, ЧАСТЬ 30, ЧАСТЬ 31, ЧАСТЬ 32, ЧАСТЬ 33, ЧАСТЬ 34, ЧАСТЬ 35, ЧАСТЬ 36.

У художника Бориса Ольшанского есть картина «Посторонись, государь, это моё место». Сюжет: царь Петр Первый стоит у плахи, к которой подходят приговоренные к смерти стрельцы. И один из стрельцов просит царя не мешаться на пути к плахе. В народе считалось, что слова эти произнес Иван Иванович Орлов - дед знаменитых братьев Орловых. Иван Иванович служил при дворе в звании стряпчего. И это была довольно высокая должность, что-то вроде нынешнего управляющего делами Президента РФ. И вот якобы за участие в Стрелецком бунте Иван Иванович взошел на лобное место, попросив царя отойти с пути. Царь восхитился бесстрашием Орлова и тут же отменил ему смертный приговор. А после даже к себе приблизил. Но, к сожалению, историк Владимир Мединский развеял этот красивый фейк, сообщив нам, ссылаясь на исследования ученых, что дед Орловых Иван Иванович умер еще 1693 году, то есть за пять лет до Стрелецкого бунта.

ВОСПИТАНИЕ ДОМОСТРОЕМ

Отец Орловых - Григорий Иванович Орлов - доблестный дворянин добывал звания и награды в боевых походах, а потом безупречной службой на гражданском поприще, став новгородским генерал-губернатором и статским советником.

Мать Орловых Лукерья Зиновьева из старинного дворянского рода. Лукерья родила, предположительно, девять мальчиков, из которых выжили пятеро. Это старший брат Иван. Далее - Григорий, Алексей, Фёдор и Владимир. Семья была крепкая, дружная, жила по уставам Домостроя. Отец сызмальства приучил мальчишек к спорту и воинскому делу.

Интересно, что и после смерти родителей братья не стали делить родовое имение. Они практически не разлучались, имея всю жизнь общий семейный кошелек. А когда судьба их разбрасывала по разным местам, старались постоянно быть на связи с помощью переписки. Старшего Ивана почитали за отца и до старости лет внимали ему как главе семейства. В письмах к Ивану целовали ему руки.

Иван Григорьевич на берегу Волги в усадьбе Головино выстроил каменный дворец, который считается первым из каменных во всем Поволжье. В то же время Иван управлял всеми имениями семьи и старался опекать младших, поругивал их за расточительность, хотя и сам мог проиграться в карты по-крупному, когда приезжал к братьям в Петербург.

Григорий и Федор еще в юном возрасте отличились в Семилетней войне с Пруссией. Израненный в боях гвардейский офицер Григорий Орлов после лечения направлен был в Петербург, где скоро зарекомендовал себя, как озорной гуляка, забияка, кутила, бабник. Что в те времена считалось доблестью для гвардейских офицеров, молодых ветеранов войны - под поговорку «Гвардейцы Ее Императорского Величества не боятся вина количества».

ЗАРАБАТЫВАЛИ НА ДРАКАХ

Другие братья Орловы тоже вели жизнь далеко не монашескую. Разве что самый младший Владимир не был картежником и гулякой. О нем чуть позже.

Особенно выходил за рамки всякого приличия брат Алексей, от грубых слов и манер которого светские дамы чуть ли не падали в обморок. Лицо Алексея было изуродовано кривым шрамом от удара шпаги в пьяной трактирной драке.

Забегая наперед, надо сказать, что в июле 1770 года, русская эскадра, возглавляемая графом Алексеем Орловым и адмиралом Григорием Спиридовым, уничтожила в Чесменской бухте турецкий флот, гораздо превосходящий нашу эскадру по мощности. В результате османы были вынуждены уступить России полуостров Крым.

Но вернемся в год 1760-й. Поскольку в Петербурге денег братьям гулякам Орловым всегда не хватало, то Алексей и Григорий прибегали к побочным заработкам, участвуя в кулачных боях. А так как все братья Орловы были довольно крепкие, физически подготовленные, то кулачные бои давали им неплохую прибавку. По сказаниям на одном из таких турниров и заприметила Григория будущая императрица Екатерина Вторая. А ближайшая подружка Екатерины Прасковья Брюс подкатила к Григорию в качестве сводницы. Так вскоре между Екатериной - законной женой императора Петра Третьего и Григорием Орловым вспыхнули страстные чувства, о которых сразу узнал весь Петербург, за исключением обманутого мужа. Но правду сказать, император и сам мечтал как бы ему избавиться от этой нелюбимой жены Екатерины и повенчаться со своей любовницей Елизаветой Воронцовой. О, времена, о, нравы!

БРАТ ДУШКА И БРАТ ФИЛОСОФ

Брат Фёдор Орлов отличившийся храбростью на войне, отличался также и… красотой лица. Красотой несколько женственной. Во время модных тогда дворцовых маскарадов с переодеваниями, когда мужчины переодевались в женские платья и румянились, Фёдор выглядел «самой красивой дамой». Братья его называли Душкой, то бишь красоткой.

Самый младший Владимир Орлов в свои 20 лет был отправлен братьями в Лейпцигский университет осваивать науки. Там он особенно полюбил астрономию. Вернувшись в Россию, Владимир Орлов был произведен Екатериной в камер-юнкеры. Императрица восхищалась его умом и называла Владимира философом. Назначила его директором Академии Наук. Владимир Орлов помогал талантливым молодым людям выехать на обучение за границу. Организовывал научные экспедиции по наблюдению за прохождением Венеры через диск Солнца. Путешествовал по России, вел переписку с видными европейскими учеными. Женился на баронессе Елизавете Ивановне Штакельберг. У них родилось пятеро детей.

Главным событием в семействе Орловых стал, конечно же, организованный братьями дворцовый переворот, в результате которого 28 июня 1762 года император Петр Третий был свергнут, отконвоирован в Ропшу, где скоро помер при невыясненных обстоятельствах. А на российский трон взошла императорская вдова, она же любовница Григория Орлова - Екатерина Вторая. За это, скажем так, мероприятие Екатерина щедро отблагодарила всех братьев Орловых и деньгами, и землями, и государственными наградами, пожаловала семейству графский титул. Дело шло даже к официальному браку между императрицей Екатериной и графом Григорием Орловым. Но… не судьба. Спустя 10 лет Екатерина поняла, что она исчерпала Григория как мужчину и в 1772 году отправила его в Фокшаны (Румыния) на мирные переговоры с османами. А сама тут же распахнула объятия новому любовнику Александру Васильчикову, который на 12 лет моложе и Григория Орлова, и на 17 лет моложе Екатерины.

Есть ряд документов, свидетельствующих о сем. Например, уже через две недели после отъезда графа Орлова прусский посол Сольмс доносил в Берлин:

«Не могу более сдерживаться и не сообщить Вашему Величеству об интересном событии, которое только что случилось при этом дворе. Отсутствие графа Орлова обнаружило весьма естественное, но тем не менее неожиданное обстоятельство: Её Величество нашла возможным обойтись без него, изменить свои чувства к нему и перенести своё расположение на другой предмет. Конногвардейский корнет Васильчиков, случайно отправленный с небольшим отрядом в Царское Село для несения караулов, привлёк внимание своей государыни, совершенно неожиданно для всех, потому что в его наружности не было ничего особенного, да и сам он никогда не старался выдвинуться и в обществе очень мало известен. При переезде царского двора из Царского Села в Петергоф Её Величество в первый раз показала ему знак своего расположения, подарив золотую табакерку за исправное содержание караулов. Этому случаю не придали никакого значения, однако частые посещения Васильчиковым Петергофа, заботливость, с которой она спешила отличить его от других, более спокойное и весёлое расположение её духа со времени удаления Орлова, неудовольствие родных и друзей последнего, наконец множество других мелких обстоятельств открыли глаза царедворцам...». И так далее.

Узнав об измене, Григорий бросил переговоры и поскакал в Петербург, дабы разобраться с этим Васильчиковым. Но императрица предвидела такой вариант. Посему поставила во дворце у спальни Васильчикова круглосуточную охрану. А Григория на подъезде к Петербургу перехватили люди императрицы и заперли на трехмесячный карантин под предлогом избежания возможной заразы, прилепившейся в Румынии ко графскому телу. На карантине Григорий остыл и уже со смирением принял случившееся событие.

***

Еще подробнее о семействе Орловых наши читатели могут узнать из интересных лекций историка Владимира Мединского на радио «Комсомольской правды». Послушать можно по этой ссылке.